Независимый бостонский альманах

Компьютер - оружие демократии

01-01-1998

peredacha process

На днях в американских компьютерных магазинах появились машины Pentium II с 400 мегагерц тактовой частоты, 12 гигабайт памяти на харддрайве, само собой, 128 мегабайт РЭМ, 56 - факс/модем. Стоимость весьма умеренная 2600-2900 долларов (в зависимости от фирмы). Уже ушел в отcтавку и сдан в музей восточных культур в России недавний рекордсмен и лидер чудесного процессора Intel - технология MMX. На смену ему пришла какая-то "технология 0,25 микрон". Ставить ли восклицательные знаки? Не надо.

Заходя в магазины каждые полгода на предмет созерцания явных прорывов в компьютерной технологии, каждый раз хочется ставить восклицательные знаки . А еще через полгода эти знаки вянут, клонят свой стебель как усохший червяк и выглядят непрезентабельно. Intel грозится довести к 2000 году тактовую частоту до 1000 мегагерц, а к 2013 - до 10 000. Плюс к тому новации на телефонных линиях, так что скорость загрузки информации в целом вырастет примерно в 50 - 70 раз уже через два года. Это означает, фактически, мгновенное появление любой (включая видеоряд) информации на мониторе. Как успеем сами то понимать? Это ж и речь можно прокручивать на магнитофоне с десятикратной скоростью, так что она превратится в некий высокочастотный визг в ультразвуковом диапазоне, понимаемый исключительно летучими мышами. Но они, храня военную тайну, нам ничего не скажут.

Впереди - те параметры, которые ныне имеют профессиональные суперкомпьютеры. Как-то смотрел данные и с трудом разумел. Память машины фирмы CRAY Origin 2000 с ее 128 процессорами - 3 террабайта (3000 гигабайт). РЭМ - 600 гигабайт. Скорость обработки информации - 3 миллиарда операций в секунду. Что будет, когда эти параметры станут доступны рядовыми персоналками? Начнут понимать голосовые команды, распознавая из контекста, что хотел сказать шепелявый с пропусками согласных "р", "в" и пр. О чем будем говорить с этими быстрыми идиотами? Играть в крестики-нолики, или даже в шахматы - бесполезно и неинтересно, ибо электронный перебиральщик вариантов с огромной скоростью всегда выиграет. При этом он останется равнодушным, а вы только зря обозлитесь.

Уже нынешний-то аппарат с 12 гигабайтами и 128 РЭМом позволяет записывать на диск фильмы и как бы заменять собой телевизор. И не просто записывать, но самому свершать на компьютере большие художества. Например, можно ввести через сканнер свою фотографию, совместить ее с лицом героя из фильма, а затем компьютер сам в нужных проекциях и масштабе, с сохранением мимики во всем фильме заменит личность актера на ваше дорогое и близкое лицо. И вы сможете показывать выдающийся фильм с бывшим Николсом, а ныне с вами, всем своим знакомым.

При наличии таких машин, плюс развитые системы телефонных сетей, серверов и провайдеров, делают потоки информации самодовлеющими и не подконтрольными никакой политической цензуре. Ну, в каком-то смысле , контролировать, конечно, можно. Скажем, отслеживать сайты на серверах и убирать их. Но - хлопотно. В России, например, сейчас около 400 провайдеров. На каждом - сотни или тысячи пользователей. Да и homepage все больше, кто их там считает? Но , наверное, в США их уже несколько миллионов, да и в России, думаю, десятки тысяч. Трудно уследить. Примерно также трудно, за трепотней зэков в сталинских лагерях.

Нет, контролировать и пресечь, конечно, можно. Например, взять да и вырубить электроэнергию. Изъять из продажи батарейки и аккумуляторы (это чтобы не работали ноутбуки). Отключить телефонную сеть. Но пойти на это не решаться даже самые свирепые тоталитарные вожди. Ибо сие будет означать такой удар по остальным отраслям экономики, науки, технологии, которые отбросят режим сразу в XIX век. А такие режимы любят быть сильными, вооруженными, спесивыми от мощи и гордыми от спесивости.

Получается - компьютер - отличный гарант демократии. Ибо демократию можно определить как свободу распространения и передачи информации. Всеобщие выборы и многопартийность, например, легко покрываются этим определением, ибо выборы означают распространение информации о программах кандидатов, а голосование- доведение информации до некоего блока управления обществом.

В связи с этой преамбулой мне бы хотелось посмотреть, каким образом компьютер содействовал так называемой гласности в СССР.

Гласность приводила к увеличению количества газет. А газетам нужна была
информация. В конце 80-х годов главными информационными машинами уже были компьютеры. А не ксероксы и, тем более, пишущие машинки. Их по старинной советской традиции охраняли пуще всего. На праздничные дни машинки (или хотя бы каретки с них) уносили в 1-й отдел, закрывали на засовы и пломбировали. А ксероксы и уносить никуда было не нужно - они и так стояли постоянно под надзором 1-го отдела. Но не носить же в 1-й отдел компьютеры! Впрочем, их опасность еще не просматривалась бдительными властями из охранительных ведомств. Зато принтеры к ним сразу были усмотрены. Они чем-то напоминают пишущую машинку - тоже печатают. Потому быстро сочинили инструкцию, запрещающую для частных лиц ввоз опасных принтеров. Компьютер, пожалуйста, можно ввести, а вот принтер к нему - нет. Тогда же были запрещены для ввоза и изымались на таможнях беспроводные телефоны (cordless). Тоже ведь подозрительная вещь. Ходит где-то, смотрит и - говорит, говорит, передает шпионские сведения.

Затем ввели контроль за ввозом видеокассет и дискеток. Да только как это проконтролируешь? Везут и везут. За всем не уследишь. А сейчас дело еще хуже. Обычный CD ROM несет на себе 600 мегабайт информации - средняя библиотека интеллигента. А уже есть мини CD ROM, размером чуть больше петровского пятака. Его ж можно вывозить за щекой. А впереди - запись информации на маленькие кристаллы. Это уже есть, только объемы памяти еще не так велики. И этот кристаллический умник будет где-нибудь за ухом нашептывать правильные ответы и делать переводы на 3200 существующих языков, и еще на большее количество- мертвых.

И потом, не ясно было, что именно выискивать на дискетках. Антисоветскую литературу? Но грань между уже дозволенным и еще запрещенным все время стиралась. Каждый день новые индексы запрещенных книг составлять, что ли? Хватало и внутренних проблем. Вот напечатали "Аргументы и факты", рейтинг ведущих политических деятелей, а Горбачев в этом рейтинге оказался не на первом месте. Очень большую взбучку получил главный редактор Старков, уж его и снимать собирались, только общее собрание сотрудников газеты отстояло.

Ко всем этим дискеткам еще добавились антенны космического телевидения. Умельцы, несмотря на засекречивание технической документации, стали делать антенны-тарелки с декодерами, продавать их по цене подержанных "Жигулей". Антенны устанавливали на балконах и крышах. Сразу появились инструкции КГБ. По улицам ездили патрули и высматривали. И снимали под предлогом "архитектурных излишеств" и помех телевещанию. Или требовали разрешения. А что за разрешение и кто его дает - неведомо. А еще чуть позднее появились лазерные компакт-диски с невообразимой по количеству информацией. Ну, что прикажете делать дорогим органом? Выловить в этом море подрывную информацию практически невозможно. Лучше всего, конечно, запретить все эти информационные новации, а еще лучше - приравнять их к владению оружием. Компьютер к автомату Калашникова, принтер к нему - к миномету. А дискетки и компакт-диски - к гранатам. И давать столько-то лет по соответствующей статье УК. Да, это было бы идеальным решением. Но пойти на него не имелось никакой возможности. Тогда придеться, фактически, остановить прогресс. Ведь многие ученые имели компьютер дома и работали на нем. Работали писатели и журналисты. Работали редакции и издательства. Все шире они проникали в финансы и торговлю. Что ж, при каждом ставить ВОХРу? На каком-то этапе власти махнули рукой: "а, пропади оно все пропадом, пусть везут и владеют компьютерами и прочими причиндалами, вкючая и жуткие принтеры". Это был расцвет гласности.

Да, в каком-то смысле слова Советский Союз изнутри разрушил компьютер. Более того, если предположить, что товарищ Сталин все еще жил бы и руководил партией и страной в 1989 году (предположение для уроженца Кавказа не такое уж нелепое - ему было бы 110 лет, горцы живут и побольше), то компьютер точно так же разрушил бы и сталинскую империю. Причем - в любом случае. Если бы компьютер был объявлен Сталиным антисоветским и контрреволюционным изобретением (ну, примерно как генетика с кибернетикой), то сама Советская армия в два счета превратилась бы без современных систем компьютерного управления, без систем наведения ракет, без связи и хранения огромных массивов информации в нечто похожее на средневековую орду, вооруженную вилами, топорами и дрекольем.

Конечно, слова про компьютер-разрушитель империи - это более или менее метафора. В СССР было множество других разрушительных причин. К примеру, нелепая монопольная экономика, которая в отсутствии стимулирующего сталинского террора начинала саморазваливаться. И национальные чувства населения "республик свободных". Опять-таки, при отсутствии террора и непрекращающейся борьбы с "буржуазным национализмом" (всякий национализм назывался всегда "буржуазным"), на местах все большую роль начинали играть движения и "народные фронты" с ярко выраженной национальной окраской. Назову хотя бы два таких "фронта": литовский "Саюдис" ("Движение") и украинский "Рух" (тоже "Движение"). Попытки Горбачева как бы тайком подавить более экстремистские национальные движения в Казахстане, Армении, Азербайджане и даже менее экстремистские - в Грузии и Литве везде привели к человеческим жертвам (небольшим, но очень запомнившимся) и консолидации республиканских национальных сил. Особенно запомнились события в Тбилиси (19 жертв), Вильнюсе (13) и Баку (более 100).

Массовую национальную поддержку тут же стали использовать новые, но больше старые лидеры. Из новых, к примеру, Тер-Петросян в Армении и Ландсбергис в Литве, а уж старых - вон сколько: Ельцин, Кравчук, Алиев, Шеварднадзе, Бразаускас...эти новые старые вожди республиканского масштаба решили, что быть первым парнем на деревне лучше, чем вторым в городе. И никакой Новоогревский процесс, затеянный Горбачевым для спасения целостности страны (союзный договор подписали только 8 республик из 15, а самую непримиримую позицию занял сначала Кравчук, а под этим предлогом - и Ельцин) уже не мог помочь. Слишком долго Горбачев прощался с социализмом, Лениным и идеалами коммунизма. И слишком долго не говорил "здравствуй" компьютеру. За это время и экономика подразвалилась, и настроение ухудшилось, и рейтинг самого Горбачева упал почти до нуля, и, главное, партийные функционеры давно поняли, что не нужны им ни эти коммунистические идеалы, ни социализм. А нужно быстро-быстро привилегии, положенные им как принадлежность служебного кресла, превратить в юридическую частную собственность. Именно это и пообещали ново-старые вожди и именно этого все время боялся Горбачев. Боялся слов "частная собственность", "капитализм", "свободная торговля", "акция", "безработица", "компьютер". А слова "Интеренет" не боялся, так как в то время его в СССР никто не знал.

А теперь - знают.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?