Независимый бостонский альманах

АБОРИГЕНЫ - ТОЖЕ ЛЮДИ (Выпуск 9)

01-01-1998

     Когда я начинала свои заметки, то решила, что буду писать только о том, к чему лично имела отношение, через что прошла сама, или, по крайности, о том, что вообще волнует нашего брата-эмигранта и о чем он ведет беседу за чайком или рюмашкой ("Как у нас? - У нас вот эдак, а как у вас?"). И в мыслях не было лезть в социальные или культурологические дебри - на то есть специалисты и целые полки монографий.
Однако, по мнению нашего уважаемого редактора, Валерия Лебедева, читателя "Лебедя" могут заинтересовать и другие сведения об Австралии. Вот цитата из его письма:
"Пишите о чем хотите. К примеру - как происходило столкновение двух культур - европейской и аборигенов? Каково ныне положение аборигенов? Правда ли, что длительний изолят и инцест привел их к частичному вырождению? В частности, правда ли, что аборигены не способны к точным наукам? "
Почти одновременно с этим (видимо, не случайное совпадение!" я вычитала на Интернете следующее:

"ТАЙНЫ АБОРИГЕНОВ. ДЛЯ ТЕХ, КТО ВИДИТ (Огонек №20, 18 мая 1998г)

Известно, что австралийские аборигены не могут смотреть обычное кино, поскольку у них особое зрение: на экране они видят лишь сменяющие друг друга отдельные кадры, которые не сливаются в движение. То есть они видят все гораздо «быстрее» остальных людей. Зато картины, которые они рисуют, непонятны нам. Нам видится какой-то авангард. А на самом деле это типичный реализм. Аборигенам обидно. Поэтому они устроили в Сиднее выставку, чтобы все могли попрактиковаться и научиться видеть их картины «правильно». Попробуйте всмотреться в творение Эмиля Нгваррея «Большая ямсовая мечта». Может быть, и вам удастся разглядеть бытовые подробности туземной жизни."

Я поняла, что раз уж умница и знаток всего на свете Лебедев задает вопросы об инцесте, если "Огонек" печатает (или бездумно откуда-то перепечатывает) подобную чушь о рисунках туземцев или некоем "особом зрении" (аборигены в кино ходят исправно, да и перед телевизором сидят, как приклеенные, а один из них, красавец Эрни Динго - один из самых популярных телеведущих 7-го канала) - может, оно и невредно будет рассказать хоть что нибудь об этих людях? (Слова о моих знаниях "всего на свете" - иллюзия значительно большая, чем наши представления об аборигенах. Знаю довольно мало, а то что знаю - неполно, приблизительно и несовершенно - прим. редактора)
Что уж говорить о русских журналистах и их читателях, если до сих пор многие аспекты своеобразной психологии аборигенов совершенно не понимаются и, соответственно, не учитываются местными властями. Так, долгие годы статистика смерти аборигенов в заключении была и остается просто ужасающей. Неосведомленным невольно приходит на ум, что над ними там как-то особо издеваются и попросту изводят - иначе с чего бы на смерть одного белого приходилось по нескольку смертей темнокожих? Психологи, исследовавшие эту загадку, пришли к совершенно неожиданному выводу: аборигены попросту совершенно не переносят содержания в замкнутом пространстве камеры!
Положа руку на сердце, я должна признать, что сама с ними лично никак не сталкивалась (не считать же контактом, когда тебя останавливают деклассированные темнолицые попрошайки и клянчат деньжат), но косвенно их жизнь и проблемы касаются меня - так же, как и любого гражданина страны. Почему, к примеру, наша семья не хочет жить в районе Редферн, где государственную квартиру можно было бы получить в кратчайший срок? А потому, что в двух шагах располагаются кварталы, заселенные аборигенами или полу-аборигенами, поголовно неработающими и представляющими серьезную угрозу для спокойствия района. В этих кварталах процветают алкоголизм и наркомания, шайки детей и подростков могут напасть на прохожего (точь в точь, как стайки цыганчат в Москве близ Киевского вокзала). У моей знакомой эмигрантки, живущей на Редферне, пожилой и не очень крепкой женщины, аборигенские парни дважды вырывали сумку с деньгами и довели ее до серьезного нервного срыва: она долго боялась выходить из квартиры.
Достаточно сказать, что в этих краях полицейские официально рекомендуют останавливаться на светофоре только с закрытыми стеклами (во избежание нападения), а таксисты очень не любят никого везти в этот район, хоть он в самом центре города. Выглядит "гетто" тоже соответственно: аккуратные государственные домики всего за несколько лет превратили в запущенные трущобы, во двориках валяются шприцы, презервативы...
Как и почему дошли аборигены до жизни такой? Ведь еще два века назад континент населяла многочисленная популяция австралоидной расы, исключительно успешно адаптировавшаяся к довольно нелегким климатическим условиям пятого континента. Находясь на примитивной стадии развития, она, тем не менее, создала сложную систему социальных отношений, религиозных верований и обрядов, необычное и глубокое изобразительное искусство.
Для начала - немного сведений из справочника.
Основной крупной социальной структурой австралоидов является племя. У каждого племени свой язык (всего на континенте несколько сот языков, не имеющих аналогов среди других языков мира) и сложная внутриплеменная структура экзогамных кланов (т.е. с запретом браков в пределах одной родственной группы). Как и во многих других первобытных сообществах, браки между членами различных кланов управляются сложной системой традиций, правил и запретов с целью исключить браки между кровными родственниками и не допустить конфликтов из-за сексуального соперничества. Так что, отвечая на первый вопрос В.Лебедева, могу сказать, что если признаки вырождения и есть, то они связаны не с инцестом, а с алкоголизмом в нескольких поколениях. Более того, о признаках вырождения или неспособности аборигенов к точным наукам, даже если это и факт, прочитать нигде невозможно - наша "политкорректность" ни в жисть не допустит никакой публикации, ущемляющей достоинство расового меньшинства.
Почитаем справочник дальше. Религия аборигенов тесно связана с социальной организацией. Каждый клан имеет свой тотем - животное, рыбу, растение - и обожествляют его (вообще, считается, что все живые существа теми или иными узами связаны с людьми). Помимо этого, есть высшее божество, есть заповедные, священные участки земли, озера и т.п. Важнейшее правило - жить в гармонии с природой, быть не ее "царем", а ее естественной частью. Эта мудрость незаменима на материке, где фауна и флора находятся в очень хрупком равновесии и разрушаются от минимальных воздействий.
По оценкам историков, на момент прибытия первых кораблей с каторжниками (так называемой "первой флотилии" из 11 кораблей - First Fleet), а это произошло 26 января 1788г, аборигенское население материка составляло по крайней мере 300 тыс. человек. К 70-м годам нашего века оно сократилось более чем на две трети и уменьшилось до 67 тыс. человек. Причин тому множество: неспособность сопротивляться завезенным из Европы инфекционным болезням и огнестрельному оружию, безразличие и пренебрежение правительства и, главное, - разрушение традиционного образа жизни и экологической среды аборигенов.
26 января у нас теперь ежегодно празднуется как национальный праздник - День Австралии. Кстати, по поводу этого праздника тут отнюдь нет единого мнения. Многие считают, что Днем Австралии следовало бы именовать 1 января - день, когда в 1901г. все штаты объединились, образовав единое федеральное государство, а вовсе не день, когда была основана еще одна Британская колония - основана просто потому, что американцы отвоевали независимость и англичанам срочно понадобилось новое место для ссылки преступников (аборигены и вовсе иронически именуют этот день "Днем Вторжения"). Согласитесь, эти рассуждения вполне справедливы?
Вернемся, однако, к нашей теме. С того момента, когда капитан Кук в 1770 году открыл побережье "новой земли", он объявил ее английской колонией, после чего вся земля материка стала считаться собственностью Британской короны. Наличие на ней довольно значительного населения в виде туземных племен во внимание не принималась. Сначала колония занимала относительно малую территорию, но с течением времени и в результате успеха исследовательских экспедиций губернаторы "раздавали" от лица правительства все новые и новые участки: прибывающим из метрополии поселенцам и выходящим на свободу каторжникам, морским офицерам и тюремным охранникам... Белые продвигались вглубь материка, захватывая все больше земли и занимая ее, в основном под пастбищное скотоводство. Главная причина конфликтов аборигенов и колонистов коренилась в полном отсутствии взаимопонимания по основному вопросу: о правах на землю. Что я имею в виду?
К примеру, и европейцы, и индейцы Северной Америки, и маори Новой Зеландии считали, что можно владеть некоей территорией - а значит, можно за нее воевать, но также продавать ее и покупать (пусть даже иногда уступать за горсть стекляшек), и, главное - заключать соответствующие письменные договоры, пусть и крайне несправедливые в отношении "менее цивилизованной" стороны.
С австралийскими аборигенами все обстояло и проще, и сложнее. Проще, потому что аборигены - кочевые собиратели, охотники и рыбаки - не считали, что ЗЕМЛЯ ПРИНАДЛЕЖИТ их племени - наоборот, они свято верили в то, что САМИ ПРИНАДЛЕЖАТ ЭТОЙ ЗЕМЛЕ. Поэтому они не могли ни продать ее, ни уступить, а главное - не знали, как ответить на простой вопрос белого человека: "Кто владеет землей от этого ручья до того перелеска?" А, впрочем, никто им этого вопроса и не задавал. Белый колонист автоматически считал землю ничьей, по губернаторскому указу оседал на ней, считал ее бессрочно арендованной у здравствующего монарха - и не видел никакой необходимости об этом с кем-то договариваться, и уж тем паче, закреплять свое право владения в письменной форме с существами, которые ему представлялись не намного более цивилизованными, чем кенгуру...
То, что тогда казалось "проще", теперь дает сильную "отдачу". Отсутствие договоров и иных документов стало источником тянущихся по сей день законодательных противоречий и бесконечных исков аборигенских племен, притязающих на те или иные земли.
А почему сложней? Приветливые аборигены, поначалу потеснившись, не давали отпора пришельцам, напротив, считали, что от новых белолицых соседей особого вреда не будет, а может, будет и польза - вот они сколько всякого знают-умеют! В то же время исполненные достоинства туземцы продолжали считать себя частью своей земли и не видели, почему белый человек должен на ней иметь перед ними какие-либо преимущества.
Но если вначале аборигены уступали и даже пытались сотрудничать с белыми людьми, то чем дальше, тем больше они понимали, что экспансия пришельцев угрожает основам не только их благополучия, но и просто существования. Они видели перед собой бесконечные стада блеющих животных, поедающих и вытаптывающих все, что попадается им под копыта, в том числе и традиционную пищу племени - корешки, ягоды. Резко сократилось и число живности, служившей испокон веку добычей племени. Поэтому аборигены считали совершенно справедливым делом охоту с копьем на овец. Сама мысль о том, что один человек (фермер) может иметь исключительное право убивать и есть определенных животных, тогда как другие должны голодать, была для туземцев совершенно абсурдной.
Посудите сами, как относились к этой практике фермеры. Те, кого они сами почти что приравнивали к животным, охотятся на "их" угодьях, да еще на их домашний скот! Месть белых была жестокой. Что могли поделать обнаженные люди с копьями (не знавшие даже лука!) против вооруженных метких стрелков в составе полиции и регулярных частей? А ведь белые ничем не брезговали - вплоть до разбрасывания отравленной пищи.
Аборигены отнюдь не были трусами - достаточно напомнить, что для перехода в ранг взрослых воинов все юноши проходили сложные, жесткие и опасные испытания (обряд инициации). Некоторые отдельные группы воинов и даже целые племена пытались давать отпор, известны многие ожесточенные схватки, но они исторически были обречены. Подчас операции против туземцев имели необратимые последствия. Так, на острове Тасмания все аборигенские племена были уничтожены поголовно.
Те, кто хорошо знает историю Северной Америки, легко угадают, чем дело кончилась. Правильно - аборигены были вытеснены в резервации, где за ними было оставлено право кормиться привычными способами. Резервациями управляли миссионеры и чиновники, причем они совершенно не заботились о благоденствии своих подопечных и творили всяческие беззакония. А то, что эти резервации находились в сотнях миль от родных земель племени и священных мест, не имели привычной дичи, то, что аборигены совершенно не имели знаний и средств, чтобы прибегнуть к защите закона - так кого и когда это волновало?

А.Д.Г. (adgolub@sia.net.au)

Продолжение в следующем номере

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?