Независимый бостонский альманах

ПРАВИТЬ ДОЛЖНЫ ЛУЧШИЕ

01-01-1998

Sergey KorostelevСергей Коростелев - ведущий инженер-программист. Судя по предлагаемому тексту, (и фотографии) являет собой лучший образец русского интеллигента. Если таких будет больше, чем суккобов и инкубов - страна спасется. У Сергея Викторовича - сын и дочь. Так что есть основания для "осторожного оптимизма", что этот истинно русский генотип (не вырожденный) имеет шанс закрепится. В сопроводительном письме к статье он пишет: "В Вашем Альманахе много говорится о том, как это было, как есть и как, возможно, будет. Изредка встречаются робкие попытки задаться вопросом - а как же должно быть? Вот я и решил восполнить этот, весьма существенный, пробел. Как я его вижу. Отклики на статью присылайте, на все отвечу". Кроме того, он обещает написать важную для сетевиков статью о том, как использовать E-mail как заменитель Интернета. Ждем. А теперь - статья Сергея Коростелева.


Счастливую и великую родину любить не велика вещь.
Мы ее должны любить
именно когда она слаба, мала, унижена,
наконец, глупа, наконец, порочна.

Василий Розанов
Уважаемый читатель! Эта статья написана на основе трудов русского мыслителя первой половины ХХ века Ивана Александровича Ильина, оказавшегося ненужным большевистскому режиму, и в 1922 году изгнанному из страны. В своих трудах И.А.Ильин размышляет о возрождении России, духовно-социальном облике эпохи, национализме и русской идее.
Не за горами новые президентские выборы в России. Уже сегодня потенциальные кандидаты в президенты один за другим занимают, как в спорте, позицию "с низкого старта". Пора и нам, рядовым избирателям, начать подготовку к выборам. Но прежде каждый должен решить для себя вопрос: "А по каким принципам я буду выбирать себе Президента?"
Черчилль, если я не ошибаюсь, говаривал: "Искусство политика заключается в том, чтобы суметь сказать, что произойдет через день, через месяц, через год, а потом суметь объяснить, почему этого не произошло ..." Что ж, в каждой шутке есть доля шутки, остальное - правда.
Итак, к делу.
Прежде всего установим, что в России все государственные рецепты, идеи и лозунги за десятилетия коммунистического режима омертвели, выветрились или исказились. Мы ничего не должны и не смеем принимать на веру; все подлежит пересмотру, новому пониманию, углубленной критике, новому содержательному наполнению. Понятия свободы, равенства, народоправства, избирательного права, республики, монархии, федерации, социализма понимались доселе формально, в отрыве от правосознания и его аксиом, в отрыве от народного душевного уклада и от национальных задач государства.
Мы должны отвергнуть самый способ постановки политических вопросов - мечтательно-доктринерский, рассудочно-формальный, интернациональный, искательно-демагогический. Перед нами не идеал, не мечта и не доктрина, а жизненная задача воссоздания России. И Россию мы должны понимать как живое, органически-историческое, единственное в своем роде, русско-наследственное государство, с его особой верою, с особыми традициями и нуждами.
Но именно поэтому мы не должны гоняться за чужими сверх-национальными отвлеченными формами жизни. Нет и не может быть единой государственной формы, которая оказалась бы наилучшей для всех времен и народов. Политически-зиждительное в одной стране, у одного народа, в одну эпоху, при таком-то климате, темпераменте, хозяйстве - может оказаться разрушительным и прямо губительным в других условиях. Что немцу здорово, то русскому смерть! Поэтому Западная Европа и Америка, не знающие Россию, не имеют ни малейших оснований навязывать нам какие бы то ни было политические формы, ни демократические, ни фашистские... Все политические формы и средства человечества полезно знать и верно разуметь. Но творческая комбинация из них и из других, еще неизвестных, должна быть избрана и создана самою Россией, должна быть подсказана ее собственными задачами, помимо всяких чужих предписаний или своих предрассудков и доктрин. Мы должны понимать и помнить, что всякое давление с Запада, откуда бы оно ни исходило, будет преследовать не русские, а чуждые России цели, не исторический интерес, не благо русского народа, а интерес давящей державы и вымогающей организации. Мы не смеем обещать от лица России - никому, ничего. Мы должны помнить ее, и только ее. Мы должны быть верны ей, и только ей. Поколение русских людей, которое поведет себя иначе, будет обозначено в истории России как поколение дряблое и предательское.
Итак, мы должны считаться только с двумя великими реальностями: с исторически данной Россией, с ее целями и интересами и с верно понятыми и усвоенными аксиомами правосознания и государственности, взращенными в нас двухтысячелетним христианским опытом. Будущее русское государственное устройство должно быть живым и верным выводом из русской истории и из этих христианских бесспорных аксиом, но с тем, чтобы не стремиться воплотить эти аксиомы вслепую, в меру утопического максимализма, но в меру их исторической вместимости в живую ткань современной русской народной жизни. При этом особенно важно извлечь идею государства и политики из той предреволюционной пошлости и из той революционной грязи, в которую эта идея незаметно совлеклась в западных демократиях и в коммунистическом режиме.
Политика не есть темное дело презренных плутов. Когда чиновник начинает торговать своим делом или когда он становится прямым разбойником, или обратно - когда авантюрист и разбойник становится чиновником - то государство идет к гибели. На самом же деле политика имеет совсем иные задания, совсем иную природу, совсем иной духовный стержень, а именно:
- властно внушаемая солидаризация народа,
- авторитетное воспитание личного, свободного правосознания,
- оборона страны и духовный расцвет культуры,
- созидание национального будущего через учет национального прошлого, собранного в национальном настоящем.
Вот почему необходимо высказывать, доказывать и жизненно признавать воззрение, что государственная и политическая деятельность требует не ловкого проходимца, не хитрящего интригана или чего-нибудь еще худшего, но человека качественного и призванного к власти. Она требует высоковолевой, моральной, образовательной и профессиональной квалификации. Это дело совсем не общедоступное, не дилетантское, не уличное. Отсюда в высоком смысле аристократическая природа государства, не в сословном, а в духовном смысле; отсюда значение нравственной и умственной традиции, отбора характеров и профессиональной подготовки. Пора открыто заявить, что нельзя мириться с политическим выдвижением прохвоста только на основании того, что он сумел стать угодным закулисе или популярным в массе.
Политика требует качественных людей. Только им будет возможно осуществить все связанные с политикой компромиссы, не роняя ни себя, ни государственную власть. В политике бывают необходимы и хитрость, и насилие, и подчас жестокость. Но народ чует чутьем реальную меру необходимости таких компромиссов и прощает мудрому политику многое во имя главного и основного. В политике и государственности есть нечистые стороны и дела; их нельзя отрицать, от них нельзя зарекаться. Но именно поэтому политика требует большой идеи, чистых рук и жертвенного служения.
России нужен новый русский человек, с обновленным - религиозным, познавательным, нравственным, художественным, гражданским, собственническим и хозяйственным укладом. Этот уклад он должен прежде всего воспитать и укрепить в себе самом. Ибо только после этого и вследствие этого, он сможет передать его нашему даровитому, доброму и благородному народу, который доселе пребывает во многой беспомощности и нуждается в верной, сильно ведущей идее.
Однако при этом одной образованности мало, требуется не просто "образование"(ныне обозначаемое пошлым и постылым словом "учеба"), ибо образование, само по себе, есть дело памяти, смекалки и практических умений в отрыве от духа, совести, веры и характера. Образование без духовного воспитания не формирует человека, а разнуздывает и портит его, ибо оно дает в его распоряжение жизненно выгодные возможности, технические умения, которыми он - бездуховный, бессовестный, безверный и бесхарактерный - и начинает злоупотреблять. Надо раз навсегда установить и признать, что безграмотный, но добросовестный простолюдин есть лучший человек и лучший гражданин, чем бессовестный грамотей; и что формальная "образованность" вне веры, чести и совести создает не национальную культуру, а разврат пошлой цивилизации.
Ошибочно принимать справедливость за равенство, ибо справедливость есть предметное неравенство людей. Люди от рождения не равны: один сильнее физически, другой слабее умственно, один труженик, другой лодырь, один богат морально, другой беден материально, каждому так дано от Бога и требовать для всех равенства - значит противоречить законам природы.
Именно поэтому строительство грядущей России должно исходить из следующих основных правил:
1. Справедливость драгоценна и необходима в жизни народа, но она отнюдь не есть высшая ценность жизни и последняя цель государства, ее нельзя смешивать с равенством, а требовать всеобщего уравнения - противоестественно и несправедливо.
2. Важней всего, чтобы и власть, и народ искренне хотели справедливости и взаимно верили друг другу в том, что это хотение искренне и жизненно.
3. Надо, чтобы люди не ценили справедливость выше того, чего она стоит, и не задавались задачей "немедленно" добиваться "полной справедливости".
4. Надо воспитывать в народе христианское понимание справедливости, а именно- настойчивое искание ее для других и жертвенную щедрость в перенесении несправедливостей, выпадающих на собственную долю. Надо воспитывать в народе государственно-патриотический дух, готовый во имя единого и общего блага Родины не настаивать на немедленном удовлетворении собственного справедливого интереса.
Однако осуществить социальную справедливость могут только люди с сердцем и с предметной волей, ибо справедливость есть дело живой любви и живого совестного созерцания, то есть предметно настроенной и устроенной души.
Первое, что мы должны сделать при обсуждении устройства русского государства, это стряхнуть с себя гипноз политических формул и лозунгов и освободиться для беспристрастного наблюдения и исследования. Когда мы думаем о грядущей России, то мы должны быть свободны от боязни кому-то не угодить и от кого-то получить "осуждение". Мы повинны Богу и России - правдой, а если она кому-нибудь не нравится, то тем хуже для него.
Обычно "демократию", как правление людей "излюбленных" и выбранных народом, и "аристократию", как правление людей "наследственно привилегированных",- противопоставляют друг другу. Это есть ошибка, которую надо понять и отвергнуть. Демократия заслуживает признания и поддержки лишь постольку, поскольку она осуществляет подлинную аристократию (т.е. выделяет лучших людей); а аристократия не вырождается и не вредит государству именно постольку, поскольку в ее состав вступают подлинно лучшие силы народа.
"Аристос" значит по-гречески "лучший". Не самый богатый, родовитый, влиятельный, ловкий и пронырливый, не привилегированный, не старейший возрастом. Но именно - лучший: искренний патриот, государственно мыслящий, политически опытный, человек чести и ответственности, жертвенный, умный, волевой, организационно даровитый, дальнозоркий и образованный. Можно было бы добавить к этому и другие качества, например храбрый, сердечный, но трудно отбросить хотя бы одно из перечисленных и отнести к лучшим человека жадного, продажного, бесчестного, лишенного государственного разума и опыта, безвольного глупца, организационного растеряху или наивного невежду. Всякий режим плох, если при нем правят худшие. Нелепо и противоестественно говорить: "Мы требуем демократии, хотя бы в ней выбирались, выдвигались и правили безвольные глупцы, продажные невежды, бесчестные растеряхи и тому подобный социальный отброс". Наоборот, необходимо и верно ответить: "Демократия, не умеющая выделить лучших, не оправдывает себя; она губит народ и государство и должна пасть". Безумно вводить и стране такую демократию, чтобы погубить государство и народ, как сделали в России в 1917 году. А к чему ведет правление подлинно худших людей, это русские люди испытывают на себе девятый десяток лет... Суровая школа!
Править должны лучшие. В жизненном распознании этих людей можно ошибаться, можно соглашаться и не соглашаться в оценке их, но задача их выделения бесспорна и основоположна. Дорогу честным и умным патриотам - независимо от того, принадлежат они к какому-нибудь классу, партии или нет! Важно качество человека: его политическая ценность и его политическое воление; и не важно его происхождение, профессия, классовая и партийная принадлежность. Важна его нравственная и умственная мощь, а не его предки; важна его верность родине, существенно направление его воли, а не его партийный билет. Партийность не удостоверяет качество человека, а только подменяет или заслоняет его. Поэтому строительство государства должно иметь в виду единую, главную и необходимую цель: выделение качественно лучших сынов народа и поручение им политического дела. Глупо и слепо прельщаться демагогами, которые, прикрывшись партийным ярлыком, яростно отстаивают интерес какого-нибудь класса, национального меньшинства, округа или же попросту - свой собственный!
Демократические выборы являются лишь условно целесообразным средством для безусловно верной цели (отбор лучших). Если такая цель и такое средство сталкиваются, то условное средство должно уступить безусловной цели. Требование, чтобы правили лучшие, относится к самому естеству, к самой идее государства; строй, при котором у власти водворяются худшие, будет жизненно обречен и рухнет рано или поздно, с большим или меньшим позором. Всякое государство призвано быть аристократией в нашем смысле слова: и монархическое, и диктаторское, и демократическое; и можно было бы сказать с уверенностью, что если бы исторически законные государства были на политической высоте, то они извлекали бы этих подлинно лучших людей изо всех слоев населения; и тогда профессиональным революционерам нечего было бы делать на свете.
Поэтому вопрос "всенародных выборов" (по четырехчленной формуле - всеобщее, равное, прямое и тайное избирательное право) есть вопрос средства, а не высшей непререкаемой цели или догмы. Это средство может в одном государстве и в одну эпоху оказаться целесообразным, а в другой стране и в другую эпоху - нецелесообразным. Ребячливо веровать в это средство как в политическую "панацею". Совсем не всякий народ и не всегда способен выделить к власти лучших при помощи таких выборов.
Вопрос надо поставить иначе: какой народ и когда, при каком размере государства, при каком уровне религиозности, нравственности, правосознания, образования и имущественного благосостояния, при какой системе выборов, в спокойные или бурные периоды жизни - действительно разрешит эту задачу успешно? Спросим поэтому: какие основания имеют современные демократические партии для того, чтобы считать, что русский народ, после всеразлагающей, духо-опустошительной и развращающей всякое правосознание эпохи строительства коммунизма, после водворения в стране повальной нищеты (разбогатевшие сов-карьеристы не в счет!), после многолетнего рабства, после отвычки от самостоятельного мышления, после полной и застарелой неосведомленности в вопросах политики, хозяйства и дипломатии, после укоренившейся привычки бояться, воровать, промышлять доносами и спасать свою жизнь пресмыкательством, сумеет осуществить такие выборы?
Россия нуждается в такой системе выборов, которая дала бы ей верный способ найти и выделить своих, подлинно лучших людей к власти. В этих выборах лучших людей не могут и не должны участвовать члены интернациональной партии, заведомые губители и палачи русского народа, "нырнувшие" коммунисты, перекрасившиеся предатели и т.д. А это означает, что выборы не могут быть ни всеобщими, ни прямыми. Лучших людей могут найти только те, которые не утратили чести и совести, те, которые страдали, а не те, которые пытали страдальцев. Иначе Россия будет опять отдана во власть политической черни, которая из красной черни перекрасится в черную чернь, чтобы создать новый тоталитаризм, новую каторгу и новое разложение. Избави нас Бог от этого!
Можно быстро изменить конституцию страны, флаг, гимн и прочие атрибуты государственности, но нельзя в одночасье изменить людей - носителей социальных идей. Вспомним, сорок лет Моисей водил людей по пустыне, пока не ушли из жизни те, кто еще помнил рабство. Для реальных изменений в любом обществе нужны десятилетия упорного труда многих людей, и тот, кто хочет немедленно ввести демократию в тоталитарном обществе, либо наивный глупец, либо сознательный обманщик. Как примечательно сказано у Елены Ивановны Рерих в Живой этике: "Под новые знамена должны встать новые люди"! Если отбор этих новых русских людей удастся и совершится быстро, то Россия восстановится и возродится быстро; если же нет - то Россия перейдет из революционных бедствий в долгий период послереволюционной деморализиции, всяческого распада и международной зависимости.
Всякое государство организуется и строится своим ведущим слоем, живым отбором своих правящих сил. Всегда и всюду правит меньшинство: в самой полной и последовательной демократии - большинство не правит, а только выделяет свою "элиту" и дает ей общие, направляющие указания. И вот, судьбы государств определяются качеством ведущего слоя: успехи государства суть его успехи; политические неудачи и беды народа свидетельствуют о его неудовлетворительности или прямо о его несостоятельности, - может быть, о его безволии, безыдейности, близорукости, а может быть, о его порочности и продажности. Такова судьба всех народов: они расплачиваются унижениями и страданиями за недостатки своего ведущего слоя. Однако эти унижения и страдания являются не только тягостными последствиями совершенных ошибок или преступлений; они являются в то же время подготовкой будущего, школой для новой элиты; они длятся лишь до тех пор, пока эта новая национальная элита не окрепнет религиозно, нравственно и государственно. В страданиях рождается и закаляется новый дух, который в дальнейшем поведет страну.

Подготовлено по изданию: Профессор И.А.Ильин. Наши задачи. Статьи 1948-1954 гг. В 2-х тт. Издание Русского Обще-Воинского Союза, Париж, 1956.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?