Независимый бостонский альманах

ПИСЬМА О ЧИСЛЕ БОГОВ, МАТЕРИАЛИЗМЕ И ВЕРОЯТНОСТИ

01-01-1998

Пишет Сабирджан Курмаев
kurmaev
Прочитал девяностый выпуск Лебедя, почувствовал себя совершенным болваном, но иллюстрации вернули меня к жизни и мне захотелось поделиться с Вами своими эмоциями по поводу научно открываемого Бога.

Владимир Липунов оперирует такими понятиями, которые широкой публике и неизвестны, и недоступны. Зато тема очень понятна, ее можно даже выразить количественно:
1. есть много богов - Б > 1,
2. есть один Бог - Б = 1,
3. Бога нет - Б = 0.

Хотя тема обсуждается уже тысячелетия до сих пор согласия нет. Даже неясно какая в процентном отношении часть человечества поддерживает концепцию Б = 1 (по большей мере сосредоточилась в более развитом Западном мире), а какая все еще придерживается более древней концепции Б > 1 (все больше в менее развитом зато более многочисленном третьем мире - хотя кто точно сосчитал этих язычников). Ясно, что самая молодая концепция Б = 0 имеет меньше всего сторонников (но может, со временем...).

В связи с этим непонятна позиция самого Бога (если он один). Почему бы ему всемогущему не дать ясно понять всем людям, кто он такой, как его звать, что он совершил и чего он хочет от людей, которых он сам и создал. Сделал бы так, что не какие-то отдельные пророки, а именно каждый человек, скажем на в ночь перед своим совершеннолетием увидел бы сон, в котором все бы и разъяснялось: как надо себя вести и как не надо и какое наказание положено если вести себя не так как надо. Польза от этого была бы колоссальная:
Отпала бы сама необходимость в вере - верят во что-то недоказуемое, а тут всем все ясно и понятно.

Отпала бы нужда в посредниках между человеком и Богом, тех кто присвоил себе право выдавать авторитетные суждения на эту тему, - в теологах, священнослужителях, монахах. Эти люди смогли бы заняться каким-то более полезным трудом.

Отпали бы расходы на содержание института церкви как таковой.

Конечно, если богов много, то у них нет между собой согласия как и у людей. А если вообще все боги разных времен и народов должны сосуществовать на небесах. Тогда понятно, что никто из них не установил для себя такого полезного обычая разъяснить каждому человеку что к чему. Наверное они не могут там договориться между собой так же как и люди на Земле.

Пока боги не объявили людям что делать и как быть, люди пытаются сами решить вопросы своих взаимоотношений. А то и найти доказательства существования Бога. Но если Бог (Сверхразум) не считает нужным лично объявиться людям - Вселенная молчит - то в его силах сделать так, чтобы люди сами не смогли этого сделать и вопреки его воле математически доказали его существование. В связи с этим вспоминается давно прочитанный рассказ Станислава Лема о том, как в какой-то маленькой комнате было несколько коробок, соединенных между собой электрическими проводами. В коробках что-то прокручивалось. Занимающийся этими коробками ученый объясняет посетителю: "Вот та коробка представляет себя молодым человеком. Видите, закрутился барабан? Это молодой человек собирается на свидание. А вот та коробка - девушка, с которой он собирается встретиться. Она мечтает о любви..." Может и мы тоже воображаем, что слушаем молчание Вселенной, а нас на самом деле нас прокручивают в темной комнатке Зевс с Шивой.

Если, однако, опомнившись от первого ошеломления, еще раз прочитать эту статью, то начинаешь понимать, что теория мироздания построена на одном факте - Вселенная молчит - и одном варианте интерпретации этого факта.
Гипотеза интересная, но какое имеет значение для нашей жизни молчаливый сверхразум?

Рубен Герр озаглавил свое эссе так:
Материализм как объект для reductio ad absurdum
Ruben Gerr
А не замахнуться ли на святое? Не усомниться ли в существовании такой штуки, как объективная реальность?
Все дело в том, что мировоззрение, которое (в ряде случаев безуспешно) власть предержащие пытались привить всем обитателям СССР, по сути своей материалистическим не является. В лучшем случае это дуализм. Давайте разберемся.
Имеем два тезиса. Во-первых, по предположению, существуют некие объекты и факты, которые таковы, каковы они есть, вне зависимости от того, знаем мы о них или нет -- пресловутая объективная реальность. Во-вторых, сознание, мысль -- это "продукт высокоорганизованной материи". Оставляя в стороне эмоциональную шелуху о "высокой организации", задумаемся, а нет ли здесь противоречия? В самом деле, если мы решим, что мышление обусловлено физическими (и химическими) процессами, протекающими в веществе и только ими, то придется доказывать, причем в каждом случае особо, что один физический процесс не оказывает никакого влияния на другой. Повторяю, доказывать каждый раз, ибо доказать это раз и навсегда для всех мыслимых и немыслимых (пока) ситуаций невозможно в принципе.
Никакие доказательства для коллекции частных случаев не дадут оснований для обобщения. Либо можно «притвориться шлангом» и молчаливо предполагать (как это и делали всю жизнь марксисты), что мысль нематериальна. Мысль, мол, это, конечно, «продукт материи», но уж настолько неосязаемый, что ни с какой материей не взаимодействует. Эдакое «двуединство». Верую, что материально, и верую, что на материю не влияет! Верую, потому что бессмысленно, ибо ничего другого не остается!
По современным воззрениям Вселенная, частью которой мы являемся, составляет единое целое. Если из нее вычленяется какой-то объект, то делается это не более, чем для удобства рассмотрения, причем со всевозможными оговорками. Имеем ли мы право всегда и безусловно считать, что происходящее в пределах черепной коробки не оказывает никакого влияния на внешний по отношению к этой коробке мир? Когда речь идет о других людях, это заведомо не так, а как насчет природы?
Одним из краеугольных камней современной физики является принцип неопределенности. Давайте же припомним, что родился он в результате того, что в некий момент обнаружилось нечто поначалу странное -- факт измерения оказывает существенное воздействие на измеряемую величину, временами кардинальное воздействие. Физический процесс измерения взаимодействует с физическим процессом, о котором мы пытаемся узнать. Можно сказать и более жестко: факт познания влияет на познаваемое! Ох, не зря ортодоксальные марксисты-ленинцы так долго сражались с квантовыми теориями! Не узнают ли физики, причем уже в ближайшем будущем, что и наличие знания об объекте (якобы пассивное) может существенно повлиять на свойства этого самого объекта? Впрочем, не исключено, что и не узнают. Дело в том, что познание -- процесс принципиально необратимый. Даже более необратимый, чем время. Проверить высказанные выше соображения и подтвердить либо опровергнуть их невозможно -- отговорка "знал, но забыл" не проходит даже на уровне школьных учителей. Хотя, если предположить, что наличие знания у многих -- это больше, чем знание кого-то одного, проверить все-таки можно. Осталось придумать тонкий эксперимент. Однако, если этот эксперимент даст отрицательный результат, всегда останется отговорка, что скорее всего неверным было исходное предположение.
Между прочим, отсюда уже совсем недалеко и до Мирового Духа.
Можно, конечно, до поры до времени жить и работать в предположении, что мысль нематериальна, но пора эта неизбежно закончится. Тем более, что одного этого предположения мало -- придется ведь сделать еще достаточно сильные предположения о взаимодействии нематериального мира с материальным...
Что касается твоей переписки с Липуновым, все интересно и верно, но почему ты не использовал мою аргументацию относительно теории вероятностей? Из уважения к моему авторскому самолюбию? Так можно было со ссылкой на неопубликованную переписку. А вообще, я полагаю, что во всех случаях, когда это не касается личного права на жизнь отдельных людей (типа желудок, рубашка и пр.), идеи следует считать коллективным достоянием всего человечества, независимо от того, кому они пришли первому в голову. Мой же краткий ответ будет таким.

 

Маленькое недоразумение с большими числами

Среди специалистов ходит множество шуток и шуточек о так называемой интеллигентской вероятности. Простейший пример. Если монетка выпала «орлом» десять раз подряд, какова ли вероятность того, что она выпадет «орлом» на одиннадцатый. Исходя из «интеллигентской вероятности» очень невелика. А по-настоящему все те же 50%. У монетки памяти нет и она не знает, что до этого ее бросали еще сколько-нибудь раз. Условная вероятность здесь неприменима.
Вообще некритическое отношение к теории вероятностей чревато многочисленными недоразумениями. Возьмем тот же традиционный объект этой теории -- монету. Тривиальное утверждение: одинаковые неразличимы. У монетки, по предположению, есть две разные стороны. Мы их различаем. Это означает, что она, вообще говоря, несимметрична. Через очень большое число подбрасываний (в принципе, исследовав тщательно данную конкретную монету, можно определить, какое именно число) теория вероятностей перестанет соблюдаться. Вернее, будет соблюдаться, но с оговоркой, что вероятность выпадения «орла» равна 0,5000....01. Мы исходим из того, что вероятности выпадения разных сторон одинаковы только для условий наших экспериментов.
Об этой оговорке регулярно забывают. Кстати говоря, идеально плоских монет не бывает, всякая монета цилиндр с малой относительной высотой, так что вероятность того, что монета встанет на ребро, очень мала, но нулю не равна. Серьезные физики, которые пользуются теорией вероятностей в своей реальной работе и с которыми я обсуждал эти проблемы, говорили мне, что методологически правильный подход состоит в том, чтобы сначала убедиться в том, что в данном явлении действительно наличествует симметрия, то есть возникновение той или иной ситуации обусловлено множеством невзаимосвязанных (или почти) факторов, а уж затем пользоваться теорией вероятностей. Очень часто это бывает очевидно из общих соображений, и постепенно некоторые физики начали забывать о проверке. Но...
В современной физике применяется несколько аксиом, в том числе общеизвестные законы термодинамики и чуть менее известная эргодическая гипотеза. Последняя, в упрощенной и огрубленной формулировке звучит так «Все, что может быть, -- бывает!». Теория вероятностей в число этих аксиом не входит. Это чисто математическая и чрезвычайно изящная теория, но ее практические приложения требуют разнообразных оговорок.
Итак, имеем ли мы право пользоваться теорией вероятностей применительно ко всей нашей Вселенной? Ответ таков: в общем случае нет. Вселенная нестационарна, она расширяется, поэтому ни один интервал времени не эквивалентен никакому другому. Требование симметрии не соблюдено! Так что о-очень большое число, выведенное Липуновым, само по себе еще ничего не доказывает. Это лишь часть доказательства, оставшиеся пока, насколько мне известно, не получены. Не спасает и эргодическая гипотеза, которую физики были вынуждены ввести, ибо иначе было бы невозможно работать.
Это покуда все. Кстати, только что пришло в голову, соображения, которыми я попытался поделиться в предыдущем эссе, физики, вероятно, тоже вынуждено отметают, ибо иначе работать невозможно. Придется еще подумать...

Жму руку, Рубен

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?