Независимый бостонский альманах

"НЕПРАВИЛЬНАЯ ЗАГРАНИЦА

16-09-2013

Мы из всех исторических катастроф вынесли
и сохранили в чистоте великий русский язык,
он передан нам нашими дедами и отцами….
Уверуй, что все было не зря; наши песни, наши сказки,
наши неимоверной тяжести победы, наше страдание
- не отдавай всего этого за понюх табаку.

В. Шукшин
21 августа 1974 года.

Kondakov><br /><br /><br />
	     Из подзабытых 80-х годов, подернутых легкой дымкой ностальгии, до нас дошли новые значения простых русских глаголов      Сейчас уже никого не удивить закордонными вояжами и длительными командировками, но запретный плод заграницы, а особенно наша зашоренность, закомплексованность и стереотипы восприятия Запада все еще дают о себе знать.
Собирательный образ «забугорья» отлично передал Михаил Эпштейн (1) - «А иностранец вообще был по ту сторону; он мог к нам добраться, а мы до него не могли. Между нами было волшебно изогнутое пространство, так что он мог нас видеть, а мы его не могли. Мы ползали по двумерной плоскости, вжимаясь в нее телом и взглядом – и вдруг тркхмерное существо эту плоскость пересекало. Мелькала его двухмерная проекция; широкая улыбка, прямой взгляд, крепкое рукопожатие, и тут же все исчезало. Немыслимо было заглянуть к нему в тыл, в его домашние обстоятельства, свойские отношения – мы заставали его только в качестве пришельца, посланника иных миров»
Поэтому даже сейчас - в конце 1998 года, как и во времена "Горе от Ума", какой-нибудь затрапезнейший итальяшка или французишка воспринимается как полубог - полу-инопланетянин. Друзья готовы взахлеб рассказывать о похождениях заморского туриста, на которого они вышли по каким-то обстоятельствам.
На самом деле заезжие американцы, французы, итальянцы и прочие представители «дальнего зарубежья» ну никак не заслуживают такого внимания. Совершенно определенно заявляю – иностранные бизнесмены (американцы в частности), которых я встречал в Москве и те, кто ходит по финансовой части городов Лос-Анджелеса и Сан-Франциско –это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Честное слово. Иногда, после того, как уже довелось иметь дело с «настоящими янки», вообще ловил себя на постыдной мысли, что часть «московских стэйтсов» – это неудачники («лузеры»), не сумевшие реализовать себя на Западе, или не отвертевшиеся от постыдной командировки в Россию.
Другой момент, который несложно подметить в восприятии «их» – это то, что какими бы интересными не были бы наши соотечественники, их реакции, как правило, предсказуемы. Часто можно сказать, что слишком предсказуемы. Наша российская жизнь проходит по заведенным маршрутам и десятилетиями не меняющимися поворотам – проходная «Серп и Молот», третий этаж учебного корпуса института, опостылый киоск «Союзпечать», который установили около конечной автобусной остановки этак в 1971 году, продуктовый магазин, именуемый в округе словом «сорок пятый», да выгоревший лозунг «Школа-ПТУ-Завод».
Совсем непохожее на нас явление - это житель "загнивающего Запада".
С одной стороны, для нас это были люди, которые в порядке вещей могли провести несколько лет в другой стране. Запретные в то время для нас «МакДональдсы», джинсы "Вранглер", воспетые поколением семидесятых, и соблазнительные "доллары", и притягательно звучащие "виски с содовой", и рок-пластинки, Солженицын, Кастанеда , - для них были делом повседневным, обыденным. Даже сейчас апологеты «периода застоя» признают, что все же цивилизованнее покупать «Пинк Флойд» в магазине, чем делать это в промерзшем подмосковном лесу на ветру.
Но с другой стороны, где-то подсознательно мы считали богатых иностранцев этакими тепличными созданиями. Сделанными из другого теста, что ли. Нам интересно было знать, что они скажут , оказавшись в заплеванном подъезде в люберцецкой «хрущобе» , или как они будет реагировать на реплику "Ты меня уважаешь?", в которой заключен вселенский смысл, или что они ответят автобусному кондуктору на "Очки надел. Что, самый умный?". Да, много у нас непонятного для "ихнего ума". Тут уж точно, "Россию аршином общим не измерить".
Запад мы воспринимали через замочную скважину и праздничный отпечаток, по выражению О. Борушко (2), «лежавший на всех ехавших, или собиравшихся, или приехавших. Он пробивался из складок и мелочей костюма, из запаха хорошего одеколона, из язычка зажигалки, из жеста, которым доставались тугие, гладкие сигареты. А главное, он жил в легкой, умеренной насмешке – ко всему, что не ехало и кому не светило.»
Да, действительно…."нас так долго учили любить твои запретные плоды".
И вот, счастливый момент наступил -вот она, свобода! Свобода для всех, но почему-то не для нас.
Когда видишь "нашего человека" на улицах большого американского города, то тут и смешно, и грустно. На над кем смеемся? Над собой смеемся! Вот несколько этюдов, случайных наблюдений.
Раннее утро в финансовой части Сан-Франциско. Без чего-то там восемь. Час пик. Гладко причесанные клерки спешат на работу в свои брокерские фирмы. Опаздывающие на работу покупают «хот-доги» у белозубого пуэрториканца. Владелец роскошной седой шевелюры быстро отдает распоряжения по мобильному телефону. Угол Монтгомери-стрит украшает табло, показывающее состояние дел на нью-йоркской бирже. Одетый в желтую майку мексиканец протирает огромные стекла первого этажа «Чарльз-Шваба» - инвестиционной компании.
Но что это? Вот на перекрестке в кожаной куртке, в обтягивающих лосинах и в высоких ботфортах стоит крашеная блондинка и ... раздает "флаерсы", дешевые рекламные листочки. "Стоять на флаерсах" - это привычное дело для новых эмигрантов, студентов, и дешевых рекламных агентов. В подавляющем большинстве случаев такая работа оплачивается очень-очень низко. Реклама серьезных фирм на "флаерсах" - скорее исключение, а не правило. Обычно клиентов зазывает близлежащая парикмахерская, небольшая закусочная, магазин ширпотреба - их платежные способности известны всем. Поэтому все привыкли к подросткам, которые раздают яркие бумажки, но "упакованная" дама в ботфортах и лосинах – такого здесь еще не видели.
Вот еще один пример. Я там не был, но мне рассказывали совершенно потрясающую сцену. Дело было в каком-то американском учереждении, где оформляют пособия по безработице, социальные страховки и прочие платежи малоимущим. Контингент соответствующий - молча стоят чумазые мексиканцы, плачут дети цыганского вида, в углу перебирают малопонятные бумаги беженцы из стран бывшей Югославии. И вот важно появляется процессия. Три упитанные дамы в норковых шубах в сопровождении гладко выбритых кавалеров, одетых в длинные кожаные плаши, не спеша направляются к свободному окошку. У нехитрой публики рябит в глазах от обилия золотых изделий, столь необходимых "беженцам", разодетым в шубы и кожаные плащи. На стене горит табло, которое показывает движение очереди, но это, по всей видимости, нисколько не смущает холеную делегацию. Пожилая негритянка что-то пытается объяснить про номерки, которые надо взять, но натыкается на поток выражений "Где вэлфер? Мани? Уи кам - рефюджи. Сорри! Но иглиш - рашн" А потом удивляются, откуда в американских средствах массовой информации настойчиво муссируются "мифы про русскую мафию". А ведь, наверное каждый присутствующий надолго запомнил увиденную сценку.
Что-то подобное мне рассказала знакомая филиппинская стюардесса, когда половина сотрудников международного аэропорта в Сан-Франциско также пришла поглазеть на "русских беженцев", обвешанных червонным золотом и настоящими бриллиантами. Все пассажиры уже давно прошли паспортный контроль, но "наши" приехал и на ПОСТОЯННОЕ место жительства в США со знанием двух слов - "Йес" и "О-кей"
Проблема в том, что никто не инструктировал выезжающих про жизненные ценности «Нового Света», и как следствие, не каждый из нас способен принять новые правила игры.
Просто жить "в кайф" - радоваться закату, хорошо проводить время в японском ресторане, играть в красивую компьютерную игру, выбраться с друзьями на природу, бултыхаться в джакузи - нет, это не для всех.
Тем более "интеллектуальные радости", которые также доступны всем желающим. В том смысле, что нет запрещенной литературы, компьютеры общедоступны, и всемирно известного композитора-минималиста можно встретить в книжном магазине через дорогу.
При желании можно вообще стать Совершенным Человеком, так как возможности для физического (тренажеры, спорткомплексы, медицина, рациональное питание…), интеллектуального (библиотеки, университеты, компьютеры,…), духовного (музеи, кино, литература..) и других областей самосовершенствования здесь просто безграничны. К сожалению, это присуще любому обществу, что большинство достижений цивилизации «уходит в песок», и миллиарды живущих ни на что, кроме удовлетворения своих пищевых и половых инстинктов не способны. Для 90% жителей любой страны никогда не существовали Зигмунд Фрейд, Уильям Берроуз, Карлос Кастанеда, Юлиан Семенов или Федор Тютчев. Но "хомо западикус" в силу своего образования и образа жизни великолепно без них обходятся, а "наш" схоластический ум, запрограмированный со школьной скамьи "теоремой Фалеса", "первым космонавтом", "самым человечным человеком" и "паразитически загнивающим капитализмом", не всегда выживает в новых условиях.
Образ жизни, социальные ценности посткоммунистической России часто предполагают совсем другие "радости", совсем другой вид «кайфа» - ехать по левой полосе "с мигалкой"; в хмельном угаре похлопать по плечу известного артиста на очередной презентации (при этом не забыв сказать, "Нормально, батя! Вмажь всем им!"); расплатиться кредитной карточкой за пятерых; убрать "сумку-барсетку" на заднее сиденье и выдержать многозначительную паузу во время торга с пассажиром; поправив дорогой красный шарф, поманить пальцем пятнадцатилетнюю школьницу на автостоянке; подъехать на красной "Ауди" к институту, небрежно поздоровавшись с выходящим профессором "Добрый день, Владимир Александрович!"; и как в старые добрые времена, на глазах у ошалевшей дворовой шушеры, поздороваться за руку с каким-нибудь местным "авторитетом" - Пашей "Паяльником" или Валерой "Чемпионом" - то есть демонстративно выпячивать свое превосходство, связи на разных уровнях, внезапно свалившиеся возможности, а то и простой, но заслуживающий безусловного уважения факт, что "жисть удалась".
Некоторые из тех, кто, как принято говорить - "поднялся", но по каким-то причинам особенно сильно увлекся "западничеством", часто забываются и недовольно морща лоб - "Надоело быдло кругом, даже на "тачке" нормально рассекать не дают".
А уж те, кому "быдло" надоело в высшей степени, оформляют выездные документы. С одной из первых волн разочарования "молочными реками и кисельными берегами" появилась где-то на рубеже 1991-1992 годов. Как раз к этому времени многочисленные фарцовщики и "примажоренные", подкопили кое-какие сбережения и решили сменить свои вишневые "девятки", рассекающие по Тверской на "Форд-мустанги", рассекающие по Беверли-Хиллз. Как раз купить "Форд" было делом нехитрым, но вот американского аналога песенки "твоя вишневая "девятка" меня свела с ума", увы, не оказалось. Получилось, как у Виктора Суворова в "Аквариуме" - "По Москве ты едешь на "Ладе" и ловишь на себе взгляды красивых женщин. По Парижу ты едешь на длинном "Ситроене", и на тебя вообще никто не смотрит"
Один "новый эмигрант" с горечью заметил, что там - в Союзе, покупка видеоплеера считалась праздником и предметом разговоров в течение месяца, а тут, в Штатах, покупкой дома никого не удивишь.
Хорошо, когда от внутренних противоречий и неустроенности спасает тупое мещанство. Но это лекарство действует, увы, не на всех. Вроде и новую "Тойоту" купили, и заветной бижутерией увешались, и выгодную программу звонков по межгороду отхватили, и все Гавайи облазили - а радости нет, вот и стоят в супермаркете с надменно поджатой нижней губой в неизменной кожаной куртке, по которым "их" (то есть, «нас») можно безошибочно выделить из пестрой американской толпы.
Короче, оказалось, что не все готовы к испытанию изобилием и возможностью каждую неделю лицезреть мировых звезд рок-музыки.
Вот еще несколько случайных наблюдений.
В модернистком книжном магазине, что на 6-ой Авеню, стоит семейная пара, одетая в спортивные костюмы "Адидас" и медленно перелистывают здоровенный цветной фотоальбом для любителей садомазохистских развлечений. До меня доносится недовольная критика "Извращенцы! Чокнутые!"
Но спортивный костюм "Адидас" ! Это надо видеть, вот он запретный плод, вот они реализованные представления о "загранке", вот они отзвуки очередей в "Березках" и недоверчивых примерок на вещевом рынке.
Только вот восторженных взглядов окружающих посетителей книжного магазина что-то не видно. Лениво что-то жует по-мальчишески постриженная лесбиянка - это кассир. Что-то читает, удобно развалившись на полу, длинноволосый обладатель здоровенной серьги - по всей видимости, музыкант-индустриал, любитель "Девятидюймовых гвоздей" и "Химических братьев".
Оказалось, что иронию в адрес выходцев из России, оказавшихся за границей, разделяют и в Канаде. Вот что, например пишет Анатолий Людмилин на http://www.sunshines.com/ -
«Вообще-то мы с местными русскими не общаемся много. Как-то не тянет, честно говоря. … - все в основном лузеры и сидят на велфере, а кто не сидит, так пальцы так изогнул, что даже и подойти-то к ним противно. Не знаю, может я и не прав, но как бы то ни было, после каждой случайной встречи с русскими в магазине или где еще остается почему-то неприятный осадок. Все-таки русское хамство неистребимо. Ну как можно себя нормально чувствовать, если, проходя мимо русских слышишь от "наволоханной" дуры вскользь брошенную с ярко выраженным московским акцентом фразу о том, что, мол, русских за последний год понаехало столько, что даже ступить некуда. Конечно, такие факты не прибавляют любви к землякам. Да и вечные эти разговоры про "Русскую мафию".
А тут еще скандал был - русскую семью собрались высылать. Они по тур. визам в 90-м году приехали и так нелегалами здесь и жили. Их вот решились, наконец, выслать, так общественность встала на их защиту, газеты, радио, TV недели две только об это и говорили. Подписи в защиту собирали и т.д. Первое движение было - поехать подписаться. А потом мы пораскинули мозгами и подумали - а, собственно, какого хрена? Мы платили большие деньги адвокатам, ждали два с половиной года пока оформлялось наше иммиграционное дело, а эти парни решили на халяву здесь появившись, прожив 6 лет на велфере, еще и остаться тут в обход всех законов!»
Но вернемся из Канады в Сан-Франциско.
У русского продуктового магазина притулилась подержанная "Хонда". Сначала показалось здоровенное красное лицо водителя, затем медленно стал выползать его спутник, неодобрительно оценивая окружающих. Заправив брюки в высокие кроссовки "Найк", и вытащив на всеобщее обозрение сотовый телефон, он направился ко входу магазина. Водитель остался стоять, играя ключами от "Хонды" .
Разговор в типовом эмигрантском продуктовом магазине великолепно описала Татьяна Толстая в "Московских Новостях» (33) - "слайсить пол-паунда", "Драйвишь два майла до экзита", "У меня коллинг-кард с дискаунтом". Считают, что так говорить удобнее - мозг сам "выбирает" кратчайшую конструкцию. Да, но почему тогда люди не говорят "гор", "хол", "бо-бо" вместо "горячо", "холодно", "больно" в России? Вернее, так говорят только дети "от двух до пяти".
На мой взгляд, русский культурный слой играет намного большую социальную роль, чем зарубежный. Если поставить двадцать диктофонов, и потом в произвольные интервалы времени записывать на них американцев, то проблемы с переводом на русский язык лежат в плоскости словарного запаса и энного количества фразеологизмов. Иными словами, если русский человек каким-то образом запомнит мюллеровский англо-русский, русско-английский словарь, учебник Н.Н. Бонк по грамматике и проживет с полгодика в Штатах - то никаких проблем с пониманием английской речи у него возникнуть не должно. У американца-же, оказавшегося в аналогичной ситуации (знание русской лексики и грамматики) возникнет масса проблем в русской компании. Ну скажите, сколько надо учить русский язык, чтобы понять, что означают и как надо реагировать на следующие выражения;
- Наш человек на такси в булочную не ездит!
- Лошадью ходи, лошадью!
- Они "Науку и Жизнь" только для понта выписывают. А я тут вкалывай как папа Карло.
- А вас, Штирлиц, я попрощу задержаться еще на одну минуту
- Лепота!
- В Нахаляву пьют и язвенники, и трезвенники
- Василий Иванович и Петька в Нью-Йорке. «Ну как дела, Петька? Фигово, Василий Иванович, все излазил - белых совсем нет!»
- Там план попался клевый. Обдолбались мы в кайф, Витек палец поднял - мы по полу стали кататься, а потом пошли бомбить холодильник.
- У нас в части духи, как обоссаные веники летали, дедушку надо слушать, въехал? Ну что это? "Пед"-"мед"? Не для мужика все это!
- Сопляки совсем оборзели. Яйца крутят, напрягают. Ну, ничего - в цэка буду писать, покажу им "кузькину мать!"
- Я его котлы заценил. Фирма. Лавэ, говорю, отстегивай. Поднялся, пару штуцеров "гринов" делаешь? А я тут под "вышаком" хожу, очняками замордовали.
А как доходчиво объяснить иностранцам карикатуры Алексея Меринова из "МК"? Кок-что есть и в "он-лайне" - http://merinov.machaon.ru/
И так далее. Еще со хрущевских времен у переводчиков были трудности с "кузькиной матерью", теперь мы смеемся над монологом М. Задорного про бессильные попытки иностранцев понять, как это может работать "с помощью хреновины и какой-то там матери".
Таким образом, "право на язык и личную историю" имеет намного большее значение для русского человека, чем для иностранца. Поэтому говорят, что все страны в чем-то похожи друг на друга, а Россия живет своей особенной, часто не учитывающей человека, жизнью. Поэтому далеко не каждый выходец из России может активно жить западной жизнью и дает почву многочисленным пересудам про "потухшие глаза никому не нужных эмигрантов", "убогие газетенки отщепенцев", и про само понятие "эмиграции", которое активно существует только применительно к России. А есть еще и "квази-эмиграции", когда человек уже не может находиться в российской неустроенности и бардаке, но еще (гораздо хуже, когда "никогда") не может питаться энергетическими полями и образом жизни Запада. Вот тут начинается самое интересное - эксперимент над собой, кто победит внутри? Воин или мелкий дракон?
Посмотрим. Хорошо уже то, что начинает считаться нормальным явлением житие-бытие и работа за границей. Все больше людей живет по принципу «один месяц в России, одиннадцать - за границей , затем наоборот; одиннадцать месяцев в России, а один - за границей». Только вот российские официальные власти что-то неохотно воспринимают тягу к перемещениям. Позор разрешительно- выездной системы и маразматические правила оформления российских выездных документов теперь доступны всему миру – посмотрите на http://www.vldbros.com/consul/passport/newpass.html – ей Богу не пожалеете!

Использованные источники.
Михаил Эпштейн. «На границах культур – российское – американское- советское.» Нью-Йорк, СЛОВО. 1995.
Олег Борушко. «Продаются щенки». Москва. Молодая Гвардия. 1991.
Татьяна Толстая «Надежда и опора». МН, №33 - 1988

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?