Независимый бостонский альманах

ЖУРАВСКИЙ КЛИН НА ЗАПАД (к невозвращению Сергея Гуриева в Россию)

26-05-2013

Гуриев был одним из 9 членов экспертной группы, которая почти год работала по просьбе Комиссии по правам человека при президенте (Медведеве) над экспертизой дела Ходорковского. 10 января экспертиза была готова и опубликована на сайте Президентского Совета.

Каждый эксперт работал независимо от других.
Гуриев дал сравнительно с другими самое мягкое заключение по процессу. Его вывод гласил:

"Описываемый в приговоре процесс построения и функционирования НК "Юкос" сам по себе не является доказательством противоправных действий ее руководителей.
За исключением эпизода с нарушением прав миноритарных акционеров ОАО "Томскнефть" ВНК, текст приговора не содержит убедительных доказательств вины подсудимых. В остальном, описанные в приговоре действия являются нормальной практикой ведения бизнеса вертикально-интегрированной компании в рыночной экономике"

Остальные эксперты давали заключения в более резкой форме, их выводы можно выразить словами доктора юридических наук, профессора Гамбургского университета Люхтерхандта Отто:

Приговор не обоснован: обвиняемые ничего не присвоили

Осуждение Ходорковского и Лебедева было недопустимым и потому, что нефть не была похищена ни ими, ни другими лицами. Состав преступления присвоения и растраты в смысле ст. 160 УК, которая является основой для осуждения, отсутствует!

Заключительная оценка

Приговор Хамовнического суда по праву вызвал суровую критику во всем мире, несогласие и осуждение. Даже такой короткий анализ, как этот, показывает пугающий объем тяжелейших нарушений торжественно провозглашенных российской Конституцией основных принципов уголовного права и правового государства. Второй приговор Ходорковскому и Лебедеву во многом превосходит первый противоречивостью, произволом и злонамеренностью. Это еще один ошеломляющий документ правого нигилизма в российской юстиции, потому что он почти не скрывает произвольное обращение с законом и злонамеренное искажение права".

http://president-sovet.ru/news/1538/

Вскоре президентом снова стал Путин, и уже в сентябре начался процесс расследования того, каким это образом экспертиза дала такое заключение. Такое, под которое Михаила и Платона нужно выпускать, самое позднее осенью 2014 г. (таково уже было решение суда), а если по заключению экспертов, то нужно выпускать немедленно, а вот судейских, во главе с Данилкиным как раз привлекать к ответственности. Вспомнили, что еще в 2003 г. до посадки ЮКОС выделил будущей Высшей школе экономики грант в 50 тыс. долларов. Очень хорошо! Значит, вменяем в вину экспертам, что они за взятку от преступников пытались помешать правосудию. И этого мало: эксперты получив деньги от уголовников участвовали в отмывке преступно нажитых средств. Сам Гуриев, правда, в это время еще не был ректором РЭШ, к тому же находился на стажировке в США, и часть гранта получил на научную работу от ЮКОСа, который тогда вовсе не считался преступной организацией, но это ничего не значит.

В этом году, в феврале, а потом в апреле у Гуриева прошли два обыска. У остальных 5 русских экспертов - тоже. Возбуждено дело по Центру правовых исследований. Трех экспертов -иностранцев лишили въездных виз. Им повезло, ибо если бы не лишили, а те приехали, их вполне могли бы арестовать: вот уж кто-кто, а они настоящие иностранные агенты.

История с Гуриевым начиналась в декабре 2012 г., когда Путин людям из своего окружения (Греф, Чубайс, Дворкович, Шувалов, Кудрин, они же потом ходили к Путину заступаться за Гуриева - безрезультатно) сказал, что Гуриев себя ведет неправильно. Гуриев как раз тогда передал в фонд Навального что-то порядка 100 тыс. рублей на противодействие коррупции и говорил об этом открыто. А уже в феврале этого года началось уголовное дело против группы экспертов. Гуриева допрашивали трижды. Один раз в Следственном комитете, два на работе.

На третий допрос в самом конце апреля Гуриева пригласили еще вежливо, как свидетеля. А вот на допросе тон изменился и было проведено "следственное действие", которое применяется только к подозреваемому и обвиняемому: следователь зачитал ему постановление суда об изъятии у него компьютеров и всей переписки за пять лет. Стало быть, все шло к тому, что на четвертом допросе ему бы зачитали постановление об аресте.

Цитаты из интервью с Гуриевым на Эхо Москвы и на Би-Би-Си.

КОРРЕСПОНДЕНТ: А были ли какие-то предпосылки, какие-то намеки, что в ближайшее время вам могут изменить статус прохождения по этому делу, что могут изъять загранпаспорт, что вы станете невыездным или еще что-то? Или это просто ваша внутренняя интуиция, есть желание не попасть под риск?

С. ГУРИЕВ: Безусловно, такие намеки были. В том числе, со стороны следователей. Никаких формальных обвинений против меня не выдвинуто. Я не имею права разглашать тайну следствия, поэтому не могу рассказать, что проходило в тех документах, которые я видел против меня. Но в целом могу сказать, что эти документы, с точки зрения нормального человека, скорее всего показывают, что никаких обвинений против меня нет и быть не может. Но, с другой стороны, документы также показывают, что в России есть опасность потерять свободу, даже если ничего плохого ты не сделал. Еще одна очень важная вещь - то, что мои отношения со следствием развивались самым непредсказуемым образом. Например, был случай, когда следователи предложили встретиться для допроса, а вместо этого провели другие, гораздо более жесткие следственные действия. И это означает, что следующая встреча была бы для меня еще более опасной. Поэтому я решил, что, возможно, для меня и моей семьи будет лучше, если я не буду находиться в России.

Владимир Рыжков:
Следователи фактически угрожали и оказывали давление. Например, этот разговор о том, что "ты еще радуйся, что ты не повторил судьбу академика Сахарова". Или вопрос следователя: "А, где там у тебя заграничный паспорт? Ты не собираешься в ближайшее время поехать?"

КОРРЕСПОНДЕНТ: А есть условия, при которых вы будете вынуждены или все-таки решиться вернуться в Россию?

С. ГУРИЕВ: Вы знаете, я не хотел бы об этом говорить. Я в нынешней ситуации не вижу, каким образом можно было бы гарантировать устранение риска того, что я потеряю свободу. Мне кажется, что трудно себе представить, что дело Ходорковского будет закрыто, что Ходорковский окажется на свободе. Наверное, в этих условиях у меня было бы гораздо меньше риска. Но это трудно себе представить пока что.

С. ГУРИЕВ: Ну, например, было нарушено - по постановлению Конституционного суда - мое право на тайну переписки. У меня была изъята вся электронная почта за пять лет.

КОРРЕСПОНДЕНТ: За пять лет? Полностью?

С. ГУРИЕВ: За пять лет полностью, все мои и-мейлы, которые были по адресу... с окончанием net.ru, были изъяты. Я не могу рассказывать деталей, но я считаю, что это не очень хороший знак.

КОРРЕСПОНДЕНТ: А что еще изымали, что искали? Понимаем, там подписка у вас, но что можно рассказать, чтоб вас не подставить?

С. ГУРИЕВ: Что еще могу рассказать? Что... ну например, не только я, но и моя жена находится в ... т.е. есть так называемые оперативные мероприятия против меня и моей жены. И мы замечаем это в явном виде при пересечении границы. Но вполне возможно, что есть и какие-то другие действия. Следователь не стал отрицать, что такие мероприятия есть, не стал рассказывать, на каком основании они проводились. В общем, это называется "оперативные мероприятия". Мы видели, что происходит при пересечении границы. Из того, что я еще могу рассказывать. Ну, в неформальной беседе следователь сказал мне, что моя судьба гораздо лучше, чем судьба академика Сахарова. Это немножко смешно сравнивать с академиком Сахаровым, потому что я человек на много порядков менее выдающийся, но с точки зрения следственных процедур я не хотел бы повторить его судьбу.


Би-би-си: Ваша жена (Екатерина Журавская), сама будучи известным экономистом, несколько лет назад переехала из России во Францию. Тогда вы думали, что это немного цинично в отношении будущего России, так?
СГ.: Я бы сказал - пессимистично.
Би-би-си: Однако сейчас вы, наверное, склонны уже соглашаться с ней?
СГ.: Я должен сказать, что она очень мудрый человек. Я могу только согласиться с ней.
Би-би-си: И вы не собираетесь в ближайшем будущем возвращаться в Россию?
СГ.: Нет, не собираюсь.

Из "Перехвата" на Эхе Москвы

А.ВЕНЕДИКТОВ - Честные эксперты всегда представляют угрозу.

В.РЫЖКОВ - До этого дела я думал, что не представляют - теперь, возможно, уже представляют. И 6 россиян. И посмотри - у всех шести неприятности. Один покинул страну, второй потерял место, остальных таскают по допросам. То есть, фактически, что я хочу подчеркнуть - новое качество этого дела экспертов - не в юридическом плане, а в политическом плане - в том, что впервые выдающиеся эксперты преследуются за мнение. И следствие, - ни один из них не обвиняемый, они все проходят как свидетели - и органы следствия применяют к ним весь спектр мероприятий, которые обычно применяют и должны применять по идее только к обвиняемым.

Тут можно сказать больше. В России сейчас становится опасным быть профессионалом. Ибо профессионал - это тот, кто дает оценку, опираясь на свои знания и опыт. А давать нужно, допустим, согласно текущей политике. Нужно выражать не свое экспертное мнение, а поддакивать мнению начальника. Этот тот самый мотив, который в 1928 году привел к Шахтинскому процессу, а в 1930 - процессу Промпартии. Именно тогда инженеры говорили, что цифры и планы первой пятилетки нереальны. Кто так мог говорить? Враги народа, враги партии. Если инженерам не удавалось предотвратить реализацию безграмотных решений коммунистов и дело кончалось катастрофами на шахтах, железных дорогах, заводах, то, значит, была диверсия инженеров, и если удавалось - то был саботаж. Вот и первые расстрелы специалистов-инженеров, предвестники чудовищного урагана Большого Террора.

Первыми наступление нового времени как раз почувствовали экономисты (они же были и на "философском пароходе" 1922 г). И вот уже потянулся "караван Журавских" на Запад. Их директор центра Елена Новикова покинула страну еще год назад.

Заместитель Гуриева по РЭШ Конст. Сонин пишет:

"За последний год всем, для кого любовь к своей стране - не пустой звук, нанесён огромный моральный ущерб, и это должно сказываться на настроении. Но, замечу, "моральный ущерб" - это не пустая болтовня либеральных политологов. На моём рабочем месте видны конкретные разрушительные последствия.

Чтобы понимать - три года назад в Париж переехала Катя Журавская, на которую приходилось большая часть цитирований всех российских экономистов и (тогда) большая часть всех публикаций в ведущих научных журналах. Чтобы понять ущерб российской науке - ну, представьте, что факультеты экономики Гарварда, Стенфорда и Принстона целиком переедут в Европу. Американская наука понесёт сравнимую по величине утрату.

А в этом году Москву решили покинуть Мария Петрова и Рубен Ениколопов из РЭШ (они переезжают в Барселону; кроме того, Евгений Яковлев возвращается в Беркли) и Сергей Попов из ВШЭ (он переезжает в Белфаст). Не знаю как во ВШЭ, но мы в РЭШ предлагали условия лучше, чем в любом университете Европы.

Маша, Рубен и Сергей - не просто лучшие российские экономисты в диапазоне 30-40. Они произвели, если я не ошибаюсь, 100% топ-публикаций всех российских экономистов (и всех российских политологов - и у Маши, и у Рубена вышли статьи в APSR, а больше ни у кого нет) в этом возрастном диапазоне. Так вот, между прочим, мы потеряли цвет целого поколения. (Жене Желободько было 40 и у него только что вышла статья в Econometrica, но его мы тоже потеряли.)

Смешно, но основной проблемой для развития РЭШ является то, что мы ни за какие деньги не можем привезти в Москву сильных профессоров. Отчасти, хотя, конечно, не только поэтому провалилась МШУ "Сколково" - а у них-то действительно были "любые деньги". Мы могли бы иметь в 10 раз больше студентов, могли бы брать большую плату за обучение, но хорошего профессора экономики в Москву могут привести, в дополнение к хорошим условиям, только исключительные обстоятельства".

Путин на пресс-конференции сказал по поводу Гуриева, что он его не знает, слышит первый раз это имя, а оказалось, что в 2011 году они были на общем совещании, он по имени его называл, и не один раз "Сергей Маратович". Звучало это у Путина так (на вопрос испанской журналистки, готов ли он предоставить С. Гуриеву гарантии безопасности):
"Разве есть какие-то основания посадить его в тюрьму? Я об этом ничего не знаю. Я и фамилию-то такую недавно узнал и не знаю, есть ли у него какие-то прегрешения перед законом. Если ничего не нарушил, то на сто процентов ему ничего не угрожает. Сто процентов". А далее добавил совсем уж опасную фразу о том, что он не вмешивается в работу Следственного комитета.

Именно после этого Гуриев еще раз официально заявил, что без гарантии своей безопасности он в Россию не вернется.
Все эксперты так или иначе наказаны. Против них сейчас открыто следственное дело, всех россиян вызывают на допросы и проводят у них обыски. А троих иностранных экспертов лишили виз и включили в список антимагнитского, им запрещен въезд в Россию.
В стык такой деятельности 5 июня Каспаров вслед за Гуриевым также заявил о своем отказе возвращаться в Россию. Удар по престижу Кремля был настолько велик, что Путин на следующий день объявил о своем разводе с женой Людмилой (о том, что они находятся в фактическом разводе - давно известный факт) - исключительно с тем, чтобы перебить каспаровскую новость: пусть в СМИ и народе лучше обсуждают мою личную жизнь, чем заявления Каспарова и Гуриева.

История с Гуриевым означает, что режим движется к интеллектуальному банкротству. Точно также к своему идейному краху шел СССР, из которого бежали лучшие художественные и научные силы. А кто не мог бежать, уходили во внутреннюю эмиграцию или их просто сажали.

В заключение я приведу несколько писем, которыми еще три года назад обменялся с Сергеем Маратовичем Гуриевым. Все равно вся переписка Гуриева изъята, так что тайны переписки больше не существует. А привожу потому, что С. Гуриев и его высокое окружение очень способствовало тому, что в судебных дрязгах Петрика против академиков ему не удалось использовать телефонное право, и он проиграл. А наука выиграла.
Рекомендацию и адрес для обращения к Гуриеву я получил от хорошего экономиста, бывшего в то время в Бостоне. Написал:

Уважаемый Сергей Маратович,

Мое имя Лебедев Валерий Петрович, издатель и главный редактор журнала "Лебедь" www.lebed.com.
Я недавно видел передачу "Судьба русской науки" с вашим участием (http://5-tv.ru/video/504589).
Как раз по поводу науки и хочу вам сообщить одну важную деталь. Именно в рамках того, что в администрации Президента проводятся расследования по делу Петрика и прямо связанного с этим делом спикера Думы.
Мы первыми подняли вопрос о шарлатанстве Петрика и вовлеченности в это дело спикера Думы. Позже дело Петрика приобрело большой резонанс.
Фильтры Петрика (и Грызлова) были приняты в качестве распространения в виде партийной программы, и даже ставится вопрос о превращении этой программы в национальную программу с финансированием из бюджета. Если учесть, что сам конкурс, на котором эти фильтры заняли первое и второе места, не проводился, то дело переходит в разряд грандиозной аферы.
Многократный поиск не давал и не дает сноску ни на одно независимое издание, к котором бы говорилось о таком конкурсе.

Редактор альманаха "www.lebed.com" Валерий Лебедев

Ответ:
Sunday, March 28, 2010, 8:48:30

Уважаемый Валерий Петрович:
Большое спасибо за Ваше письмо. По возможности попробую передать данные факты и контакты соответствующим чиновникам. К сожалению, пока борьба с П. ведется с переменным успехом.

С уважением, Сергей Гуриев

Сергей Маратович, добрый день

Спасибо за оперативный ответ.

Волею судьбы вышло так, что у меня собрался, может быть, самый большой материал по афере века. Имею в виду не собрание
опубликованного (хотя это тоже имеется), а различные документы. В том числе, заявления от подлинных изобретателей тех технологий и
установок, которые присвоены разными способами Петриком и Ко.
А также настоящая нечаевщина в письмах. Я ниже приведу маленькие отрывки. Не в качестве жалобы, и не как просьбу о помощи, ибо все это уже в прошлом и преодолено. То есть, сейчас явной опасности жизни академикам нет. А для "атмосферы". Или будущего романа, который вы захотели бы написать.

Далее в письме привожу ряд ярких примеров с угрозами от Петрика (здесь эту часть опускаю).

13 апр 2010

Сергей Маратович, доброе утро,

Хочу проинформировать вас о следующем.

Видимо, вы знаете, что 2 апреля (пятница) комиссия Тартаковского (14 членов)
подписала заключение по патентам и "открытиям" Петрика.
Предполагалось, что через несколько дней будет подписано и
приложение к Заключению, после чего эти документы будут
опубликованы. Но вот прошло уже 10 дней и ничего подобного не
наблюдается.
Указаний на то, чтобы обнародовать результаты работы комиссии, не поступало.
Совершенно очевидно, что опубликование Решения комиссии и сама ее работа умышленно затягиваются, ибо решение недвусмысленно отрицательно по "открытиям" шарлатана. Понятно также, откуда исходят эти тормозные усилия. Попытка замолчать и замести под ковер это громкое и скандальное дело вряд ли удастся.
Конечно, на фоне "второй Катыни" (имеется в виду катастрофа самолета со всем руководством Польши), происшествия инфернально-фантасмагорического, в духе Воланда, все это может показаться незначительным. Но жизнь идет своим чередом и тень на самой идее власти от непринятия мер по явной афере может только сгуститься.
Видимо, иного лекарства, чем гласность пока прописать нельзя.
Поэтому Геннадий Шевелев, редактор научного издания humanism.ru решил опубликовать Решение комиссии. Я поставил этот текст на наш
Форум. Материал поставлен также на сайт lzhenauka.com

Президент РАН Осипов выносит вопрос на президиум РАН (20 апреля 2010 г.), а подумав еще денек - на общее собрание РАН, назначенное на 18 мая этого года ! То есть, вопрос об аферисте, о том, что не возможно ли существование вечного двигателя (второго, да и первого рода) должен решаться всей академией наук! Тогда можно будет сказать: многоуважаемый Борис Вячеславович, я бы всей душой с вами и с Петриком, но вот 500 академиков говорят, что вечного двигателя не может быть. Вы уж извините. В следующий раз при другом составе РАН мы постановим так, как вы скажете.
С комиссией все ясно, она выполняет предписание своего председателя, тот - указания през. РАН, а тот - приказы спикера. В результате комиссия не решается опубликовать мягкое и нежное Заключение про высоконаучные открытия Петрика и некоторые имеющиеся у него недостатки.
Мы надеемся, что ситуация будет доведена до наших
руководителей.

Ваш Валерий Петрович Лебедев

Уважаемый Валерий Петрович,
Я видел заключение, знаю и слухи о том, что публиковать его не хотят. Поэтому очень правильно распространять его в интернете.
Сергей Гуриев

Остается только прояснить, что это за "оперативные мероприятия", которые производили с Гуриевым при пересечении границы.
Самое невинное - это сканирование и копирование всех страниц паспорта. Нечто сходное со взятием отпечатков пальцев. Так поступают только с подозреваемыми.

Ну и изыск: личный досмотр. А он включает в себя проверку на полостной вывоз недозволенных вложений.

Когда-то, в 1987 г. из СССР выпустили наших добрых знакомых - чету Ольгу и Юрия Медведковых. Людей, в общем очень толерантных, но входящих в "группу доверия" между СССР и США. А кто они такие, чтобы устанавливать доверие между великими державами без ведома начальства? Кто они такие им показали как раз при пересечении границы.
Личный досмотр. Полностью разденьтесь. Наклонитесь. Раздвиньте ягодицы. Так, проверяем нет ли у вас в полости чего-то запрещенного. Нет. Можете одеться.
Оля при этом ответила: "Я рада, что мне удалось по вашему приказу и безнаказанно показать вам и вашему начальству свое одно место".
Вполне возможно, что и Сергею Гуриеву удалось то же.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?