Независимый бостонский альманах

О ЗНОЙНЫХ ТЕВТОНАХ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО

16-11-2013

2Вольные, мягко говоря, интерпретации истории, культуры, генезиса, этнического состава страны, где мы нынче живём, обнаруживались во второй половине 90-х годов в очерках некоего Виталия С., репортёра ганноверской газеты «Контакт». Неплохой, пожалуй, автор, он отличался некоторой тенденциозностью при описании тех или иных городов Германии в постоянной газетной рубрике «Путеводитель». Это особенно проявлялось в том, с каким усердием он выискивал в любом немецком городе что-нибудь эдакое «международное». Доходило до комизма: например, ведя речь о Фрайбурге, он не преминул заметить: дескать, «особое очарование» этому городу придаёт... «близость Франции»!

Прежде всего: «особое очарование» Фрайбурга заключается в нём самом, а не в государственной границе, проходящей где-то в 25-ти километрах от него... Так же как особое очарование Веймара вовсе не связано с находящимся неподалёку Бухенвальдом...

Вообще-то следует уточнить, какой именно регион Франции располагается вблизи от Фрайбурга — Эльзас, до сих пор остающийся преимущественно немецким по своим этнографическим и культурным признакам, о чём, кстати, хорошо и объективно рассказал Семён Мирский, корреспондент Радио Свобода во Франции. Наряду с прочим, С. Мирский процитировал Гёте, назвавшего собор в Страсбурге «самой красивой немецкой церковью».

Далее: повествуя о Дрездене и Лейпциге, упомянутый автор В. С. значительное внимание уделял аспекту происхождения названий этих городов — от славянских слов «дрезда» и «липцы». Причём преподносил он это как некое свидетельство «причастности» славян к означенным городам. Хотя на самом деле причиной подобных названий является возникновение в тех местах (VI-VII вв.) поселений (не городов!) пришельцев-славян на землях германцев, временно покинувших свою вотчину под натиском гуннов, после разгрома которых германцы постепенно, в IХ-ХI веках, стали возвращаться в родные места, вытеснив, между прочим, почти всех непрошеных гостей-славян обратно на восток, но не в прежние пределы — часть своих земель германцы тогда утратили; на них прочно обосновались славяне, кое-где вперемежку с германцами и другими этносами. Небольшая часть славян осталась в Германии, получив общее наименование «сорбы» (сегодня их здесь примерно 60 тысяч). А многие из названий «гостевых» поселений сохранились, претерпев разную степень трансформации, при образовании немецких городов Саксонии, Бранденбурга и некоторых других регионов. И никто же не станет утверждать, что Санкт-Петербург, исходя только из названия, — немецкий город. Так же как Петергоф, Кронштадт, Екатеринбург, Оренбург, Лемберг (ныне — Львов)... И никому ведь не взбредёт отнести британскую столицу к итальянским городам лишь потому, что имя «Лондон» — видоизменённое латинское... Или считать испанскую столицу арабским городом, ибо «Мадрид» — название именно арабское...

А когда некий автор (возможно, тот же самый — прошло всё-таки немало лет) «взялся» за город Баутцен, в восточной Саксонии, то на основании его своеобразного изложения можно было заключить, что это — чуть ли не славянский город, ибо в нём размещается центр сорбской культуры (сие представлено было так, будто весь город — центр сорбской культуры!). Вот достоверная информация: в Х веке германцы вернулись в регион Оберлаузитц, а находящийся в данном регионе Баутцен основан в XII веке сформировавшимися к тому времени немцами. Сорбов же в этом городе насчитывается всего 2 или 3 процента. Остальные — надоевшие кому-то «фрицы». Кому-то из тех, кто прибыл к этим надоевшим на жительство...

Скажем так: определённого рода авторы старательно обходят упоминанием тот факт, что собственно германские (готские) земли простирались в древности гораздо дальше на восток, включая современные Польшу, Чехию, Словакию, часть Украины, Белоруссии, прибалтийских стран... Славянская тяга к «оСВОЕнию» ЧУЖИХ земель привела к тому, что ныне германский этнос, столь же крупный, как и славянский, занимает в совокупности гораздо меньшую территорию, нежели «братья-славяне»... Об этом, например, ярко написал Осип Мандельштам в эссе «Чаадаев» (применительно к русским). Западнее всех славян продвинулись чехи, страна которых клином вдаётся в Германию, а от «острия» этого клина уже не так далеко до Атлантики... Правда, на территории современной Чехии существовала в ещё не столь давние времена населённая немцами Богемия (Бёмен; Судетская область), да и ныне, по официальным данным (в т. ч. озвученным по радио), несколько сот тысяч чехов признают свои немецкие корни, а фактически 2,5 — 3 миллиона чехов имеют ту или иную степень примеси немецкой крови. Так что не приходится удивляться фамилиям чешского министра Шварценбека, чешского премьер-министра Фишера или президента Чехии Клауса. Впрочем, это уже другая тема...

Известны мечтания Гюго о том, чтобы весь левый, то бишь западный, берег Рейна полностью принадлежал бы французам. А Тютчев грезил захватом русскими всего пространства до правого, восточного берега Рейна... Ах... Вот было бы славно! заодно поглотить и прочие вотчины... В Европе остались бы всего два государства, надутых от своего индюшачьего величия. Только едва ли сей континент сохранил бы свою привлекательность. Достаточно глянуть на весьма обшарпанную Францию... На Россию лучше не глядеть.

Всё это можно было бы счесть пустяком, не заслуживающим особенного внимания, если бы не явная, как уже отмечалось, и к тому же более чем странная страсть к «раскрашиванию» Германии чересчур «интернационалистской» акварелью. Зыбкой. Легко смываемой.

Попыток всячески раскулачить... простите, разнемечить какую-либо область Германии было немало. В этом ряду находится и очерк Бориса М. о Саарбрюккене («Контакт», 1999 г.). Недоумение вызывает более всего то, что в данном очерке о юбилее немецкого города слова «Франция, французы, французский» встречаются гораздо чаще, нежели слова «Германия» или «немецкий». С чего бы это? Или автор таким вот причудливым образом выразил свою неприязнь к немцам? Ладно, не нравятся тебе немцы, пусть, но зачем же «стулья ломать», исторические факты искажать? Вопреки некомпетентным или намеренно неверным заявлениям этого г-на, регион Саар (Саарланд), включая, разумеется, его столицу Саарбрюккен, является исторической частью Германии, конкретно — земли Пфальц, из которой он был искусственно выделен по окончании 1-й мировой войны, дабы Франция могла использовать его угольные копи. Французы пытались присоединить Саар к своей стране, но на двух референдумах, состоявшихся после 1-й и 2-й мировых войн, население высказалось убедительно в пользу Германии. Причина этого очень простая — в Сааре исконно проживают немцы. Ещё нагляднее обнажается авторская недобросовестность г-на Б. М. при учёте исторической принадлежности земель Эльзас и Лотарингия к Германии, аннексированных Францией в XVII веке, во время правления Людовика 14-го. Таким образом, нынешняя Саарская область ряд столетий даже не граничила с Францией.

Отдельной темой должно бы стать варварство французов, на протяжении нескольких веков многократно опустошавших юго-запад Германии (и не только). Бесчисленные руины замков, крепостей, церквей, разного рода построек, в том числе вдоль Рейна — печальное свидетельство и напоминание об этом... Между прочим, вторгшись в 1793-м году в Германию, французские «революционные» полчища первым делом сожгли почти весь Саарбрюккен...

Примечательный, красноречивый факт: если немцы побеждали Францию и на какое-то время оккупировали её (при Бисмарке и Гитлере), они не бесчинствовали там, не производили разрушений, вели себя корректно в отношении коренного населения (это признают и сами французы) и, особо отметим, не присваивали себе какой-либо части французской территории, а возвращали лишь своё, и то не всегда — после окончательного разгрома Наполеона в 1815-м году Эльзас и Лотарингия непонятным образом остались в составе Франции (впрочем, здесь сказались интриги недавних союзников, опасавшихся тевтонского могущества)... Но уж если побеждали французы, их разбойничьей вакханалии и произволу над побеждёнными не было предела... Признаться, часто недоумеваю, почему немцы, побеждая французов, ни разу не обогатились территориально — например, не присоединили к Германии Бургундию (благо бургунды были германским племенем!)...

И резонно заметим: после двух мировых войн, когда Германию дважды значительно обкромсали, укоротили с разных сторон, от неё осталось лишь то, что с полным основанием следует назвать немецкой глубинкой — внутренние регионы либо «переместились» заметно ближе к границе, либо вовсе стали окраинными. В Германии нет «спорных» земель, напротив: она соседствует с государствами (Францией, Бельгией, Польшей, Чехией), «откусившими» того или иного размера немецкий «кусок», и не только соседствует — даже «через страну» (Польшу) располагается былая Германия, ныне российская Калининградская область (часть Восточной Пруссии). У названных стран и впрямь имеются спорные (точнее — чужие) территории... То же самое применимо к Италии, отхватившей у Австрии Южный Тироль.

Остаётся только удивляться, почему одни авторы могут освещать историко-культурные темы добросовестно, взвешенно, объективно, непредвзято, а другие... предпочитают дезинформировать читателя, навязывая ему свою желаемо-фальшивую картину мира. Зачем они это делают? Вот уж действительно наивный вопрос!

Иногда в связи с этим стремлением — «затушевать» всё немецкое — возникают забавные курьёзы. В упомянутой газете «Контакт» одна дилетантски-самонадеянная дама умудрилась отнести трирский собор к числу... древнеримских построек (вот! только чтоб не немецких!)... Это смешно само по себе, ибо древние римляне соборов не строили, но ещё нелепее становится сей вздор, если учесть дату возведения сего храма — X-XI века, через несколько столетий после «энтропийного» распада империи кесарей, патрициев и их легионеров. Чтобы писать об этом, надо знать хотя бы самое элементарное: основные исторические вехи, эпохи в культуре и искусстве, примерное время зарождения романского и готического стилей, ренессанса, барокко, рококо, классицизма и т. д. Но трирский собор, видимо, этой даме очень понравился, и ей не хотелось бы думать, что к нему каким-то образом причастны противные фрицы, поэтому мне весьма неловко довести до её сведения, что построили его всё-таки — уж извините! — немцы... Такая досада!

Совершим, кстати, по данному поводу маленький экскурс: на поздней стадии существования Римской империи, за два-три века до её крушения, её политическую и военную элиту составляли большей частью германцы (лишь пост императора был им недоступен), и среди солдат-легионеров их также насчитывалось большинство; примечательно, что сражались они впоследствии против других германцев, вторгшихся в Римскую империю. Как видим, эти факты опровергают или, во всяком случае, вносят существенные коррективы в расхожее представление о «разрушенном германцами Риме» — между прочим, вышеназванный Б. М. усердно эксплуатировал сие и прочие клише, а чаще просто домыслы в других своих, тоже отчётливо германофобских, опусах («Контакт», «Литературный Европеец» и др.).

Возвращаясь коротко к той даме с её архикомичной аттестацией трирского собора, замечу — ляпсус её, возможно, был вызван всего лишь невежеством, а не злым умыслом. Иной оценки заслуживает некто Ф., опубликовавший в том же «Контакте», с позволения, «очерк» о Трире, исходя из коего напрашивался вывод, что никаких немцев в природе нет, а древние римляне и поныне существуют и процветают (к слову, не было древнеримского ГОРОДА Трир, а было ПОСЕЛЕНИЕ с другим, латинским названием). И вот, в этом «древнеримском» городе, сообщает нам автор, родился Карл Маркс... Далее следует много-много хвалебных эпитетов в адрес Карла Маркса. Очень уж любит его означенный автор. Он даже дал волю своему — не слишком, впрочем, богатому — воображению и стал представлять себе, перенося сие представление в текст, как маленький мальчик Карл Маркс гуляет, понимаешь, по этому древнеримскому городу среди этих пышущих здоровьем древних римлян... Гуляет и наблюдает противоречия между древнеримским трудом и древнеримским же капиталом...

Н-да. Достопримечательный мальчик родился в том древнеримском городе. А если принять во внимание, что Карлик, то есть маленький (плюгавенький) Карл Маркс по происхождению был иудей, и миссия его тоже была великая и сакральная — принести людям божественную истину о прибавочной стоимости и классовой эксплуатации, то следует вывести отсюда неизбежность наличия в том древнеримском городе местного прокуратора, то бишь тамошнего Понтия Пилата. Несомненно, в Трире имелся свой Понтий Пилат, отправивший Карлика Маркса не на Голгофу, а в лондонскую библиотечную ссылку (какой кошмаркс!)... Самое интересное здесь то, что настоящий Понтий Пилат в Городе Иерусалиме был... германцем по крови! Круг замкнулся. Проклятые немцы! И на Земле Библейской они заправляли, чёртовы фрицы, как этот гауляйтер Понтий Пилат!

Другие примеры такого рода, то есть поиски Вавилонского столпотворения в германских городах — статейки некоего Ц. в одном из выходящих в ФРГ журналов. Здесь мы встречаем баснословные по своей голословности утверждения типа: «Бремен по разноплеменности его населения сравним с Вавилоном и Гаваной»... Ах, как хочется ему, чтоб так было наяву! Оттого и выдаёт он желаемое за действительное — пока ещё не дошло до тех экзотических этнических ужасов... то бишь узоров, которые рисует нам в своей фантастической (в полном смысле слова) картине охваченный мультикультурными грёзами автор. Кстати, наряду с Вавилоном и Гаваной, он мог бы упомянуть для сравнения и другие города, например, Одессу — вот уж где действительно многовековая пёстрая разноплемённость и столь любимое им смешение кровей! (Хотя и не верится, что он с таким же энтузиазмом приветствовал бы смешение СВОЕГО племени с другими народами!)

Между прочим, это его пламенное желание, если вникнуть, очень странно и парадоксально. И даже противоестественно, ибо самоубийственно. Потому что, если всякий город Германии — и, в частности, Бремен — когда-нибудь «взаправду» станет «разноплеменным», то повода к радости как раз и не будет. И самому Ц. станет гораздо хуже — перестанут платить ему хорошее пособие за жертвенное происхождение, больше не будут с ним церемониться по той же причине, не станет тех самых дающих, с их неискоренимым комплексом вины (столь выгодным для таких как Ц.!), и уюта такого не будет в стране, и такой чистоты, и такой ухоженности, и такой отменно функционирующей инфраструктуры, и таких технологий, и таких продуктов и товаров... да и нравы в этой разношёрстности станут куда более «крутыми», далёкими от вежливости и безмятежности. Зачем же так хочется этого г-ну Ц.? Что, разве плохо ему в этой — пока ещё немецкой! — Германии? Мечтает, понимаете ли, человек об исчезновении коренного этноса, о растворении его в чужой крови — того самого этноса, который так умеет заботиться о нём, Ц., и подобным ему. Странно, странно...

Читаем далее: «Богатый вольный город купцов, моряков, ремесленников, музыкантов и художников стал магнитом, который притягивал людей земли. Здесь смешивались все крови планеты.»

Видите! какой назойливый рефрен, какая навязчивая акцентация столь близкой сердцу фантасмагории!.. Любопытно, где он эти сведения «выкопал»? Это даже не казуистика, потому что слишком уж неуклюже. Это скорее клиника... Ничуть не стесняется он делать столь несуразные заявления! Опять очевидно его жгучее желание ощутить себя не в стране каких-то противных «блонде бестиа», а где-то в столь близкой его сердцу смуглой Гаване... Что ж, поезжай, «Миленький ты мой!» (название его несчастного опуса); поезжай, право! Как славно почувствуешь себя в голубой гавани говённой Гаваны, среди той несравненной разнокровной идиллии... среди той вавилонской свободы... среди того тростникового достатка... под звуки нескончаемой оперы «Фидель»... в том знойном запертом раю...

Почти не скрываемая германофобия сквозит и в таких фразах: «не округляю глаза на толстенных сонных немок и ярких юных дам вселенской палитры». Опять эти «вселенские» дамы! Сколько же их в этом Ц-сном Бремене?! Кишмя кишит, что ли? Причём, они почему-то все сплошь «яркие» и «юные»! А немки, заметьте, какие: «толстенные и сонные»! Против толстых я ничего не имею, я даже уважаю толстых, но здесь, во-первых, настораживает гипертрофированный эпитет «толстенные», то есть слишком уж...(можно подумать!), а во-вторых, заявление сие явно, как и многое у этого автора, грешит против истины. Потому что на самом-то деле среди немок очень мало «толстенных» и даже просто толстых. Значительное большинство — стройные, весьма спортивного вида. А если вы в Германии встретите толстую женщину, то сразу непроизвольно подумаете, что она или из России, или — если внешность соответствующая — с экзотического Востока. И, как правило, не ошибётесь. Я побывал более чем в двухстах (!) городах Германии, в том числе и в Бремене, и ответственно, так сказать, довожу до вашего, досточтимые читатели, сведения, что... И так ясно.

Кстати, когда я был именно в Бремене, то ничего похожего на описания многоуважаемого Ц., хотя вовсю силюсь припомнить, не обнаружил. А впрочем, знаете, прошло уже сколько-то лет, а за это время — чем чёрт не шутит! — могли и понаехать целые полчища представителей «вселенской палитры», включая «красивых и здоровых разноцветных детей, говорящих на немецком языке» (это у него дальше!)... Вот — опять и опять разноцветные... а коли разноцветные, следовательно, «красивые и здоровые» (в отличие, надо полагать, от некрасивых, больных и бесцветных немцев)... Н-да. Зацикленность. Заклиненность клиническая. Идея фикс. Пунктик... Может быть, Бремен давно уже оккупирован «красивыми и разноцветными», а также «яркими и юными» элементами «вселенской палитры», а я тут блин сижу и ничего не ведаю!

И вот, в связи с революционными заявлениями г-на Ц., стало быть, решил я ситуацию сию прояснить. Звоню моему целиноградскому знакомому, проживающему ныне в Гаване... извините, в Бремене, и говорю: так, мол, и так, один чудесный автор, мой коллега, уверяет читателей, что у вас в Бремене, мол, давно уже Вавилонское столпотворение произошло, и похож нынче Бремен на Йемен, то бишь на прекрасную Гавану... Или хотя бы на Одессу... Не потрудишься ли, — прошу его, — полистать актуальную телефонную книгу на предмет выявления в ней уцелевших немецких фамилий, ибо наш восхитительный автор утверждает, будто немцы в вашем суперэкстраультраинтернациональном Бремене встречаются не чаще, чем единороги, мамонты и прочие динозавры, внесённые в Красную Книгу на Родине Слонов... Через несколько дней созваниваемся мы вновь, и мой знакомый развеивает, увы, все наши радужные представления о мультикультурной стране грёз. Немецких фамилий в телефонной книге Бремена, — сообщает он мне, — несомненно, больше девяноста процентов, но слишком уж точно подсчитывать нет желания и возможности, да и время всё-таки дорого!.. Что ж, и на том спасибо, — благодарю его и безмерно недоумеваю: опять возродились, что ли, эти фрицы, словно птицы фениксы?

Н-да... Очень уж пламенны мечты Ц., чтобы в Германии наступила, наконец, триумфальная доминация «разноцветных..., говорящих на немецком языке»... Только чтоб не самих одноцветных-бледнолицых! Пусть разноцветные торжественно утвердятся здесь, и заговорят на немецком языке, а вот самих фрицев... чтоб духу тут не было! И жить станет лучше, веселее...

Теперь я понимаю, что имел в виду Ц., когда в другой своей статейке уверял читателей: дескать, ТЕ немцы были просто ужасны (порядочных людей, мол, среди них насчитывалось всего 0,04 процента — он вправду это написал! я не шучу!), зато НЫНЕШНИЕ немцы, мол, гораздо лучше ТЕХ! Ну, ясное дело, коли нынешние, по его мнению, уже не очень-то и немцы... ибо изрядно, как он полагает, тяготеют к тому, чтобы становиться всё более и более разноцветными. Метаморфозы, понимаете ли. Превращение. Кафкианское. В исправительной колонии... Пожалуй, НЫНЕШНЯЯ Германия в самом деле напоминает исправительную колонию. Морально устойчивую. Бессрочную. Беспрерывнопокаянную. Самобичеванную. Пресмыканную. Платёжную... Платёжную... Платёжную...

Подлинного, однако, апогея достигает сей межконтинентальный манифест в том обширном абзаце, где перечисляются дефилирующие по Бремену женщины «всех кровей планеты»... Ах, всемирный конкурс красоты, да и только! Наверное, Бремен объявили столицей мира или, может быть, Новым Иерусалимом, а может, новым Ноевым Ковчегом?.. Иначе как объяснить, что все народы Земли туда прут?

И вот, стало быть, показывает нам автор почти нескончаемую бременскую галерею всемирных, да что там... вселенских красавиц. Он, представьте себе, так и пишет: «Идут по Бремену сразу все земные сокровища»... СРАЗУ ВСЕ, прошу заметить!!!... Ну-ка, кто это там? А вот кто: неясно какой национальности «славянка», достоинства которой и прочие сопровождающие её описания исчисляются 10 (десятью) словами, не считая союзов (междометия в дальнейшем мы тоже не будем учитывать); «апсара-индианка», коей уделено 6 (шесть) восторженных эпитетов; «африканка», увешанная почётными и гордыми 9 (девятью) прилагательными; затем появляется какая-то «девушка-горянка», удостоенная опять же 10 (десяти) слов, кроме слова «девушка»; потом объявляется «красавица-полька» (тоже, кстати, славянка!), для которой Ц. не пожалел целых 16 (шестнадцати) слов, включая «красавицу»; после чего на бременском горизонте вырисовывается «еврейка», в отличие от польки не просто красивая, а «вызывающе красивая» (sic!), обрамлённая ореолом слов-виньеток в количестве — о, триумф! — 20 (двадцати!), в том числе, правда, и слов «вызывающе красивая»; и вдруг, вообразите, мы замечаем «немку» — да-да! и это в Бремене! — но она как-то очень уж быстро исчезает, потому что ей досталось всего-то 2 (два!) слова — я приведу весь «панегирик» полностью: «монументальная неторопливая немка»; итак, немка мгновенно испаряется, несмотря на свою «неторопливую монументальность» (торопливую моментальность!), а под занавес по всемирной сцене шествует то ли испанка, то ли цыганка, награждённая семью или восемью «частями речи» (смотря как и что считать). Вот это да-а-а... Какой, однако, спектакль одного актёра со множеством международных «моделей»! Этакий Карл Лагерфельд от уличного жанра сайенс-фикшн.

Сам собой возникает вопрос: как же Ц. ухитрялся во всех случаях с невероятной быстротой и непостижимой точностью определять национальность или этническую принадлежность шествующих «сокровищ»?! Нюх у него прямо как у гестапо! Ведь он «безошибочно» распознавал и польку, и еврейку, и немку, и какую-то мне лично неведомую апсару-индианку, и известную лишь ему горянку! Правда, дважды фигурируют обобщённо-расовые персонажи: славянка и африканка, а в одном случае он усомнился: «то ли испанка, то ли цыганка»... — опера «Кармен», наверное, сбила его с толку!

...Вскоре после публикации сего опуса некая крайне экзальтированная дамочка прислала письмо в редакцию «Литературного Европейца» с восторженнейшими дифирамбами по адресу Ц.: мол, как прекрасно вы изображаете женский пол! мол, вы такой вообще мыслитель глубокий! мол, сколько горячих симпатий в описаниях женщин и какое трогательное преклонение перед женщинами... Дрездена!!! (Ха-ха) Что ж, символически значимая ошибка дамочки, ибо выведенная на театральную сцену авторского воображения вереница гордо шествующих дам «всех кровей планеты» столь же «типична» для Дрездена, как и для Бремена... Как и для Хельсинки и Рейкьявика, для Киото и Токио, для Кабула и Тегерана, для Рязани и Тулы...

Не удержусь от неудержимо (хе-хе) напрашивающегося подытоживания: немка среди всех персонажей Ц. — единственная, не заслужившая ни одного (хотя бы одного!) лестного эпитета, а получившая всего два нейтральных: «монументальная неторопливая», тогда как все другие дамы в этой захватывающей классификации не обделены какими-нибудь похвалительными словесами, не говоря уже о том, что немке уделено жалких два слова, тогда как еврейке, для сравнения, в десять раз больше (20)! Ну, понятно, ведь еврейка «вызывающе красивая» и вообще у неё столько поразительных достоинств — не то что какая-то невзрачная и неприятная немка... И что вообще делает немка в этом чудесном Ноевом Ковчеге с устаревшим названием Бремен! (Признаться, среди категории, удостоенной двадцати хвалебных эпитетов, я пока ещё не встречал особенно красивых, тем паче «вызывающе»... Но данное моё наблюдение можно, само собой разумеется, отнести на счёт предвзятости)

Итак, читатель, не кажется ли тебе, что от непревзойдённых по своей глупости творений г-на Ц., помимо прочего, довольно-таки дурно попахивает шовинизмом?.. Ах, будет тебе! Докопался, назойливый немец! Задели, видишь ли, его чувства... Не-а! Вовсе не задели! А рассмешили!.. Правда, чуточку противно от этой Ц-сной стряпни. Но всего лишь чуточку... Тем более, что это у Ц. просто случайно так получилось, совсем случайно, понимаете? Абсолютно непреднамеренно! Он же не считал эти слова, в отличие от нудного и дотошного критикана, который, вообразите, усмотрел в невинной демонстрации разноцветной красоты нечто крамольное... Фу, чушь какая! Нет там никакой германофобии, в помине нет... Ну, а если всё-таки есть... — так, немножечко! — то ведь это и не страшно, не правда ли? Чего страшного-то в германофобии, я вас спрашиваю?! Вот юдофобия — это да! это страшно... ужасно... Недопустимо! Надлежит пресекать и карать!.. А тут, подумаешь, всего-то германофобия — фи! Из-за такого пустяка стоило разве горячиться и волноваться?

Комментарии
  • Alex - 17.11.2013 в 15:04:
    Всего комментариев: 1
    Опускаясь до уровня фобий, Лебедь превращается в место сведения счетов между "литературно одаренными" выходцами 1/16 части суши.
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • Viktor - 17.11.2013 в 23:28:
      Всего комментариев: 2
      Кстати, автор не сильно далеко ушел от обильно цитируемого Ц., особенно в пассажах о поведении соседей на захваченных территориях и дефиле красавиц. Борьба с Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
      • Эдуард Бернгард - 18.11.2013 в 19:14:
        Всего комментариев: 11
        Расскажите нам, Виктор, как далеко и куда именно ушли лично Вы. :)
        Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
        • Viktor - 22.11.2013 в 22:08:
          Всего комментариев: 2
          Я так понимаю, что обсуждается Ваш опус (кстати, в своей основе довольно интересный), а Ваш переход на личности показывает, что я не далеко ушел от истины.
          Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
          • Эдуард Бернгард - 26.11.2013 в 03:24:
            Всего комментариев: 11
            Переход на личности??? Чиво-чиво? Виктор, право... Где?
            Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • Эдуард Бернгард - 26.11.2013 в 23:56:
      Всего комментариев: 11
      "1/16 части суши" :)
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Юрий Кирпичев - 17.11.2013 в 20:06:
    Всего комментариев: 593
    Браво, Эдуард! Написано по делу, вовремя, к месту - и хорошо написано! Уже надоела российская ксенофобия, разносимая по миру выходцами из самой духовной страны. Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • М.Певзнер - 26.11.2013 в 13:54:
      Всего комментариев: 69
      Прошу извинить за описку в имени автора предыдущего сообщения.
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Эдуард Бернгард - 18.11.2013 в 00:03:
    Всего комментариев: 11
    Здравствуйте, Юрий! Я очень рад Вашему комментарию. Благодарю Вас! Писать о своём народе - всегда чревато осложнениями (прежде всего морально-этическими), сами Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • khyum - 21.11.2013 в 18:13:
    Всего комментариев: 84
    Ядовитый русский немец не любит ядовитого русского еврея.
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • М.Певзнер - 26.11.2013 в 14:01:
    Всего комментариев: 69
    Уважаемый Юрий! "Некии хронологические странности", по Вашему меткому выражению, находили в европейской, например, истории многие исследователи прошлого, задолго Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • М.Певзнер - 26.11.2013 в 14:43:
      Всего комментариев: 69
      Пастер, конечно, простите, описку.
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Вальдемар Бетц - 28.11.2013 в 21:44:
    Всего комментариев: 7
    Эх, дружище Эдуард, наша с вами Германия уже давно раскрашена "интернациональной акварелью". Разьве вы этого не заметили?
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • Эдуард Бернгард - 29.11.2013 в 22:19:
      Всего комментариев: 11
      Но не до такой же степени, как сие представлено в ФАНТАСТИЧЕСКОМ опусе означенного г-на. И суть ведь не только в этом. Упомянутый г-н проявил свою фобию в отношении Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • Эдуард Бернгард - 01.12.2013 в 00:55:
      Всего комментариев: 11
      Мой предыдущий ответ почему-то не высвечивается. Речь в эссе не только о заведомо преувеличенной, несообразной "раскраске", но и о фобии в отношении целого народа, Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?