Независимый бостонский альманах

Адское варево

14-03-2017

7475_600

Душное, липкое лето 1952 года.

Товарищ Сталин заперся на даче в Волынском. Товарищ Сталин никого не принимает. Товарищ Сталин что-то замышляет, что-то готовит. И каждому, кто думать способен, совершенно ясно, что именно затевает товарищ Сталин.

А в Кремле зреет заговор против товарища Сталина. Высшие руководители страны, верные ученики и соратники Сталина — Берия, Маленков, Хрущёв, Булганин, Микоян, Молотов, Ворошилов, Андреев, — объединились против вождя народов.

Вот уже больше трех десятков лет Советский Союз находился в тяжелейшем экономическом кризисе. У капиталистов время от времени тоже случались кризисы — кризисы перепроизводства. У них фермеры молоко выливали на землю, коров резали, туши хлоркой засыпали, сжигали зерно — и все потому, что девать его было некуда. Прогрессивные кинематографисты снимали это варварство и показывали во всех кинотеатрах мира перед началом сеансов.

У нас такого не было и быть не могло. У нас — социалистическая экономика. У нас свирепствовал хронический кризис недопроизводства. Нам страну кормить было нечем. И все эти десятилетия наши вожди искали причину такого положения. В первые годы все было ясно: разруха после Гражданской войны. Потом выяснилось, что кулаки прячут хлеб, не желая его продавать. (Почему не хотят? Им деньги не нужны?) Кулаков истребили. Миллионами. Но лучше не стало.

Тогда со всей кристальной ясностью вдруг открылось, что мешают вредители. Вредителей искали повсюду, ловили, судили, сажали, расстреливали — тоже миллионами. Лучше не становилось.

Потом началась война. Голод после войны понятен — разруха.

Наступил 1952 год, семь лет прошло после окончания войны, но страна по-прежнему не могла себя прокормить. Следовало что-то кардинально менять.

Поэтому товарищ Сталин решил сменить все высшее руководство страны.

Поэтому все высшее руководство страны решило сменить товарища Сталина.

Но свергнуть Сталина с вершин власти совсем не просто. Сталин — Генеральный секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии. Это его главная должность на протяжении тридцати лет. Эта должность — вершина устойчивой и мощной вертикали власти.

У противников Сталина был простой до глупости вариант: совершенно легально на очередном съезде партии не избирать Сталина на эту самую главную в Советском Союзе руководящую должность.

Сталин знал, что опасность грозит ему с разных сторон, в том числе и с этой: следующий съезд партии мог выпроводить его на пенсию под прощальные речи и гром аплодисментов. Поэтому Сталин, нарушая устав партии, съезды не собирал на протяжении тринадцати лет, пропустив целых четыре срока. Пленумы Центрального Комитета в соответствии с уставом партии было положено проводить не реже одного раза в три месяца. Это правило товарищ Сталин тоже исправно игнорировал, не собирая пленумы годами, пропуская десятки сроков.

5 августа 1952 года члены Политбюро, действуя явно против воли Сталина, собрали пленум Центрального Комитета, который принял решение о срочном, через два месяца, созыве XIX съезда ВКП(б). Повод был придуман достаточно веский: устав партии устарел, надо принимать новый устав, который помимо прочего предусматривал проведение съездов партии не только по решению высших партийных органов, но и по требованию низовых партийных организаций.

stalin7

Иными словами, становилось не важно, желает товарищ Сталин собирать съезды партии или не желает, — съезды могут собраться и без разрешения и одобрения вождя, вопреки его планам и замыслам. Так сказать, по многочисленным просьбам трудящихся.

Это положение нового устава было антисталинским.

Направленным лично против Сталина!

Любым нижестоящим партийным организациям ни до того, ни после проявлять инициативу категорически не рекомендовалось — тем более в вопросах такой важности. Правом требовать созыва съезда партии, которое гарантировал новый устав, ни одна партийная организация впоследствии за десятки лет ни разу не воспользовалась. Ни одному партийному секретарю сколь угодно высокого или сколь угодно низкого ранга не могло ударить в голову что-то по собственной инициативе вытворять без команды сверху или требовать чего-то от вышестоящих вождей.

На предстоящем XIX съезде, открытие которого было назначено на 5 октября 1952 года, предлагалось изменить название партии с ВКП(б) (Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков)) на КПСС (Коммунистическая партия Советского Союза). Политбюро тоже должно было сменить название и впредь именоваться Президиумом Центрального Комитета Намечалось ввести еще множество новшеств.

Хитрость заключалась в том, что в многословии официальных пустозвонных дебатов, вызванных появлением нового устава, затерялась одна мелкая неприметная деталь. Устав, сочиненный лукавыми сталинскими учениками и соратниками, обходил стороной — то есть просто не упоминал — должность Генерального секретаря Центрального Комитета партии. Особо следует подчеркнуть: должность не упразднялась, не отменялась, а просто не упоминалась.

Съезд собрали. На съезде провозгласили грандиозные планы движения семимильными шагами в светлое завтра и всемерного улучшения жизни трудящихся. Съезд дружно проголосовал за новый устав и тем самым, не отдавая себе отчета и не ведая об этом, лишил Сталина его главной должности.

Делегаты даже и не осознавали, что принимают участие в государственном перевороте.

Мог ли Сталин смириться?

Кто угодно, но только не он.

О том, что съезд был весьма необычным, говорят следующие факты.

 

Во-первых, полная стенограмма XIX съезда КПСС не рассекречена и сегодня, через 60 лет после его проведения.

[5]

В средства массовой информации попали отдельные фрагменты, но только те, которые не касались принципиstalin6альных вопросов и никоим образом не могли навести широкую публику на мысль о том, что в руководстве страны идет ожесточенная борьба за власть. Есть снимки, сделанные на съезде, есть кинохроника — на этих кадрах хорошо видны зал заседаний, трибуна и прямо впереди нее и чуть ниже — четыре стенографистки. Но написанное теми стенографистками почему-то до сих пор никому нельзя показывать.

Во-вторых, в последний день работы съезда было принято выбирать новый состав Центрального Комитета. Вновь избранный Центральный Комитет тут же собирался на свой первый пленум, чтобы избирать еще более высокое руководство — Политбюро Центрального Комитета. После этого проводилось заключительное заседание съезда, на котором оглашался список Политбюро ЦК: вот те, кто будет отныне вами командовать.

На XIX съезде все было иначе. В последний день был избран новый состав Центрального Комитета, но Центральный Комитет почему-то не стал выбирать еще более высокое руководство, которое отныне именовалось Президиумом ЦК. Съезд завершил свою работу 14 октября 1952 года, делегаты разъехались по домам, не зная, кто же теперь будет управлять партией и страной. И только через два дня, 16 октября, состоялся пленум ЦК КПСС.

stalin5

В-третьих, на пленуме с большой речью, продолжавшейся полтора часа, выступил товарищ Сталин. Это выступление Сталина на пленуме оказалось самым последним публичным выступлением в его жизни. Полтора часа — это необычайно много. Сталин умел молчать, а тут его вдруг словно прорвало. Только мы не знаем, о чем он говорил. Стенограмма той речи остается секретной и через 60 лет после ее произнесения. Известно лишь, что Сталин на этом пленуме публично обозвал товарищей Молотова и Ворошилова британскими шпионами. (Их жены уже сидели в подвалах Лубянки и покорно давали показания, которые от них ласково требовали сталинские следователи.)

В былые времена после сталинского обвинения в шпионаже товарищей Ворошилова и Молотова тут же поволокли бы в кутузку. Дальше — закрытый суд, решение которого заранее предопределено, и расстрел. Можно — и без суда. Удивительно, но высшие партийные воротилы на такие обвинения гения всех времен и народов не реагировали.

На выборах нового состава Президиума ЦК Сталин дал отвод товарищам Андрееву, Ворошилову, Кагановичу, Косыгину, Микояну и Молотову. Иными словами, Сталин потребовал гнать с вершин власти большинство прежнего состава Политбюро, по решению которого был собран XIX антисталинский съезд. Удивительно, но члены ЦК сталинского отвода не приняли и всех названных товарищей решили снова выбрать в состав высшего партийного руководства. В том числе полное доверие было оказано и двум «британским шпионам». Члены ЦК решили, что «шпионы» вполне достойны и впредь руководить Советским Союзом и всем социалистическим содружеством.

Сталин тут же делает ответный ход. В составе Политбюро, которое руководило страной до октября 1952 года, было 11 членов (Сталин, Маленков, Берия, Булганин, Ворошилов, Каганович, Косыгин, Микоян, Молотов, Хрущёв, Андреев) и один кандидат (Шверник). Перечисление вождей шло не по алфавиту, а по тому положению, которое они занимали в иерархии власти. Сталин предложил: раз теперь у нас не Политбюро, а Президиум Центрального Комитета, то давайте сделаем этот орган более представительным: пусть в нем будет не 11 членов, а 25!

В Политбюро, если Сталина не считать, было десять старых взбунтовавшихся членов. Правда, двое из них, Косыгин и Андреев, проявляли определенную неуверенность и сдержанность. Сталин решил влить в новый высший руководящий орган партии свежую кровь. В этом случае антисталинское большинство будет разбавлено и станет меньшинством. А число кандидатов Сталин предложил увеличить с одного до одиннадцати! Итого: членов и кандидатов было 12, а должно было стать 36! Общее увеличение ровно в три раза! На каждого старого члена и кандидата — по два новичка.

Трюк проверенный. Этим приемом пользовались все великие тираны — Чингисхан, Людовик XI, Иван Грозный, Пётр I, председатель Мао. Его смысл таков: приблизить к себе безродных, чтобы сбить спесь с родовитых. А если потребуется, то руками молодой гвардии удавить гвардию старую. Этим приемом мастерски пользовался и сам товарищ Сталин. Еще в 1922 году, когда Сталин стал Генеральным секретарем, в составе Центрального Комитета было 27 членов и 19 кандидатов. Но уже в 1925 году в составе ЦК оказалось 63 члена и 43 кандидата: это Сталин разбавил высшие органы партийной власти своими выдвиженцами, превратив старую гвардию в меньшинство.

Такую тактику Сталин применял не только против высшего руководства, но и в отношении всей партии. Получив должность Генерального секретаря Центрального Комитета, Сталин в начале 1920-х годов сделал одновременно три важных дела.

Во-первых, он отстранил Ленина от власти и изолировал его, прервав все контакты с внешним миром.

Во-вторых, объявил Ленина великим, выдающимся, гениальным.

В-третьих, объявив Ленина гениальным и непогрешимым, раздувая культ Ленина, Сталин осторожно, но настойчиво и неуклонно осваивал пост верховного жреца нового культа, главного толкователя ленинизма, борца за чистоту ленинского учения. Ленин говорил и писал много и даже очень много. Ленинскими цитатами можно подпереть все, что угодно. Сталин лепил культ Ленина с тем, чтобы получить мощнейшее оружие борьбы за власть.

Троцкий в момент захвата власти коммунистами был по своему положению выше Ленина. В годы Гражданской войны Троцкий был равновелик Ленину. После того, как Ленин был оттеснен от дел и изолирован, Троцкий счел себя вождем Советского Союза и Мировой революции. Страна пела единым хором:

С отрядом флотских

Товарищ Троцкий

Нас поведет на смертный бой!

Троцкий был речист. Троцкий выступал со своими идеями и от своего имени: я так считаю, я это одобряю, я это отвергаю.

А о Сталине в те годы никто песен не пел. За пределами руководящей верхушки Коммунистической партии о нем мало кто слышал. Сталин даже в узком кругу вождей от своего имени не выступал. Он был хитрее. Он действовал иначе. Он говорил: а вот как учит великий Ленин!

Товарищ Сталин помог товарищу Ленину найти прямой и короткий путь в загробную жизнь. Усопшего вождя, понятно, заменить было невозможно, но товарищ Сталин и тут нашел способ хоть как-то возместить невосполнимую утрату Сразу после смерти Ленина Сталин объявил так называемый ленинский призыв в Коммунистическую партию: вместо одного Ленина примем в партию 200 тысяч передовых «рабочих от станка»!

По ленинскому (а вообще-то по сталинскому) призыву в партию ринулись карьеристы. Ринулись те, кто во времена революции и Гражданской войны не торопился примыкать к какому-либо лагерю, не спешил со своим выбором. Теперь, когда стало окончательно ясно, что верх взяли большевики, самые проворные из тех, кого в народе звали «рабочими из-под станка», ничем не рискуя, бросились в ряды коммунистов ради того, чтобы воспользоваться сладостными плодами их побед. Все они были за Сталина — именно Сталин открыл им путь во власть. Только его они и поддерживали.

Разбавив ряды борцов за счастье простого народа невежественными и беспринципными новобранцами-карьеристами, опираясь на их безоговорочную поддержку, Сталин уже в следующем году сокрушил Троцкого, главного претендента на верховную власть в стране.

С тех давних пор прошло почти три десятка лет, и вот в октябре 1952 года товарищ Сталин повторил свой излюбленный прием: предложил разбавить ряды старых борцов, запустив во власть свежий табун молодых карьеристов. Предложение Сталина о троекратном увеличении числа членов и кандидатов высшего партийного руководства было принято. Да и как его не принять? С одной стороны, сам товарищ Сталин позвал молодых в верховную власть С другой стороны, напор снизу был уж очень мощным: молодым вождям не терпелось попасть на сияющие вершины. А за каждым из новых выдвиженцев стояла его команда Если вверх поднимается глава группы, то он тянет за собой всю свою команду. Потому, вскарабкавшись повыше следом за своим лидером, команда толкает его еще выше.

И вот, рядом с Ворошиловым, Молотовым, Кагановичем, которые окопались в Кремле еще с первых лет коммунистической власти, на кремлевских высотах угнездились никому тогда не известные Андрианов и Чесноков, Игнатов и Игнатьев, Пузанов и Коротченко, Пегов и Юдин, Кабанов и Зверев, Мельников и Михайлов. Были среди них и те, кто воссияет через десяток лет: Брежнев, Куусинен, Суслов.

Однако список нового состава партийного руководства был на этот раз опубликован в алфавитном порядке. И товарищ Сталин оказался в общем списке членов Президиума ЦК на двадцатом месте из двадцати пяти! А ведь в последние годы правления Сталина вождей перечисляли не по алфавиту, а по их положению в системе власти. Почему вдруг было решено отойти от установленного порядка? Да потому, что борьба в те дни с переменным успехом шла не только за каждую фразу и за каждое слово, но и за каждую букву. В одном случае победил Сталин, и было принято его предложение о резком увеличении численности высших партийных органов. В другом случае победила антисталинская группа, и список вождей опубликовали по алфавиту, поставив товарища Сталина рядом с Пузановым, Пеговым и Чесноковым.

Сталинский трюк с привлечением выдвиженцев в органы высшей власти удался лишь частично. Старая гвардия держалась сплоченной группой, понимая, что в случае проигрыша всех ждет судьба Зиновьева и Каменева, Троцкого и Бухарина, Ягоды, Ежова и Тухачевского: пуля в затылок или ледорубом по черепу. А новые «бойцы» всё больше действовали рассыпным строем, заботясь только о том, как бы выжить в разгоревшейся битве, как бы кого случайно локтем не толкнуть.

Трюк с расширением состава вождей не дал Сталину решительного перевеса, и тогда он нанес удар почти убойной мощи: 5 ноября 1952 года, то есть всего через три недели после выборов нового Центрального Комитета, сообразив, что данный вариант не работает, Сталин дал указание руководству МВД арестовать врачей всех членов взбунтовавшейся правящей верхушки.

Дальнейшее развитие событий предсказать было просто: в сталинских застенках арестованные врачи признаются, что работали на британскую разведку, после этого противников Сталина, всех этих Хрущёвых и Микоянов, Ворошиловых и Молотовых, которые лечились у врачей-шпионов, повяжут и пришьют им статьи за потерю бдительности. А некоторых из вождей Сталин уже обвинил в шпионаже. Так что жди громких разоблачений и суровых приговоров.

Дело кремлевских врачей раскрутили решительно и быстро. Неотвратимо надвигался момент начала процесса, на котором врачи-злодеи должны были чистосердечно признаться в своей шпионской, подрывной и вредительской деятельности. Параллельно и как бы безо всякой связи с «делом врачей» недремлющие органы по приказу Сталина начиная с 5 января 1953 года приступили к массовому отлову родственников, друзей и подчиненных Хрущёва, Маленкова, Ворошилова, Молотова и Кагановича. Особенно досталось окружению Берии: его ставленников на Кавказе вязали десятками, как пучками вяжут редиску.

Кольцо вокруг старых соратников Сталина стремительно сужалось. Совсем недолго оставалось старой кремлевской гвардии гулять на свободе. Делать нечего: самые «центровые» члены верховного руководства — Берия, Маленков, Булганин и Хрущёв — вечером 28 февраля 1953 года отправились на дачу к Сталину с пальмовой ветвью: мы погорячились, ты погорячился, давай мириться!

Но надо помнить, что и вокруг Сталина уже были вырублены ближайшие помощники и охранители. Лукавые сталинские соратники из Политбюро уже давно подбрасывали вождю соответствующую информацию, ослабляя ряды сталинских бойцов руками самого Сталина.

Еще в апреле 1952 года Сталин снял с должности начальника Главного управления охраны МГБ генерал-лейтенанта Власика, шефа своих телохранителей на протяжении последних двух десятков лет. В ноябре 1952 года Сталин выгнал с работы генерал-лейтенанта Поскрёбышева — своего личного секретаря на протяжении последних тридцати лет. А Поскрёбышев, кроме всего прочего, был вторым по положению человеком, после самого Сталина, в системе личной сталинской разведывательной службы.

Это и позволило четырем сталинским гостям, которые приехали мириться, выполнить другую, тайную и коварную миссию.

Они поговорили со Сталиным и уехали.

Сталин остался один.

После этого Сталина в сознании больше никто не видел. Охрана забеспокоилась только к обеду следующего дня (1 марта): Сталин не вышел ни к завтраку, ни к обеду. Подняли тревогу. Все те же Берия, Маленков, Булганин и Хрущёв прибыли на дачу и застали товарища Сталина без сознания. И приказали «спящего» Сталина не беспокоить. Врачи прибыли к Сталину только утром следующего дня, 2 марта, — невероятный факт отсутствия врача на даче рядом с вождем страны, возможно, объясняется параноидальной подозрительностью Сталина, не доверявшего никому, в том числе и врачам, особенно на фоне разворачивавшегося «дела врачей-вредителей».

И только 4 марта стране и миру было объявлено, что товарищ Сталин болен.

Вечером 5 марта 1953 года было собрано совместное заседание пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР Заседание планировалось начать в 20:00, но начало перенесли на 20:40 — шли интенсивные закулисные перешептывания, что-то кем-то решалось в самые последние минуты.

Наконец заседание открылось. И продолжалось ровно 10 минут.

Писатель Константин Симонов был членом Центрального Комитета КПСС. Вот его рассказ об этом событии:

У меня было ощущение, что появившиеся оттуда, из задней комнаты, в президиуме люди, старые члены Политбюро, вышли с каким-то затаенным, не выраженным внешне, но чувствовавшимся в них ощущением облегчения. Это как-то проявлялось в их лицах… Было такое ощущение, что вот там, в президиуме, люди освободились от чего-то давившего их…

(Глазами человека моего поколения. Знамя. 1988. № 3. С. 107)

Ближайшие ученики и соратники Сталина действительно освободились от тяжелого бремени. Заодно они освободили от тяжелого бремени и товарища Сталина. Они объявили, что с товарища Сталина сняты обязанности председателя Совета Министров СССР. Председателем Совета Министров был назначен товарищ Маленков. Со Сталина также были сняты обязанности одного из секретарей Центрального Комитета КПСС — а Генеральным секретарем, как мы помним, он не был с октября 1952 года. Был утвержден новый состав Президиума Центрального Комитета КПСС — в него вошли 11 членов (Сталин, Маленков, Берия, Молотов, Ворошилов, Булганин, Хрущёв, Каганович, Микоян, Сабуров, Первухин) и 4 кандидата (Багиров, Мельников, Пономаренко, Шверник).

Смысл происходящего был таким: идею Сталина о расширении состава высшего руководства Коммунистической партии отвергли. В высшем руководстве будет не 25 членов Президиума ЦК, как предложил Сталин в октябре 1952 года, а только 11 — как было раньше. И персональный состав Президиума остался почти тем же, включая двух «британских шпионов», но исключая товарищей Косыгина и Андреева, которые в ходе борьбы против Сталина проявили нерешительность и сдержанность. Эти товарищи не попали даже в число кандидатов в члены Президиума. Вместо них в состав Президиума вошли Первухин и Сабуров, которые нерешительности не проявили.

Весь табун молодых вождей, которыми товарищ Сталин пытался разбавить старую гвардию, с вершин вышвырнули. Всех «безродных», кого Сталин ввел в высшее руководство, оттуда вытурили решительно и быстро. Но на этот раз список вождей снова был составлен не в алфавитном порядке, а в соответствии с их реальным весом в иерархии власти. И в этом списке Сталин снова был самым первым! Значит, он все же был признан главным среди всех?

Да, Сталина признали главным. Сталин в этот момент лежал без сознания. Было ясно, что сознание к нему уже не вернется. Отчего же не признать его великим, выдающимся, могучим, единственным, гениальным, непогрешимым? Тем более что это ненадолго. Ровно на час.

5 марта 1953 года в 21:50 товарищ Сталин скончался.

Какая утрата! Какой светильник разума угас! Какое сердце биться перестало!

stalin9

А список членов Президиума ЦК КПСС (тот, что был составлен не в алфавитном порядке, а в соответствии с реальным весом каждого в иерархии власти) был опубликован для того, чтобы все знали, кто по своему положению следует за товарищем Сталиным и в каком порядке.

Не исключаю, что время смерти Сталина, 21:50, — не более чем условность. Вполне возможно, что часом раньше, в 20:50, верные соратники избрали в Президиум уже усопшего вождя, демонстрируя всей стране свою любовь и преданность. Это не мои домыслы.

Сталин был еще жив, или считалось, что он еще жив.

(Симонов К. Глазами человека моего поколения. Знамя. 1988. № 3. С. 107).

Когда Хрущёв докладывал пленуму предложения Президиума ЦК о мерах по упрощению управления государством и о кандидатах на руководящие государственные посты, создавалось вполне определенное впечатление, что Сталина уже как будто не существует в живых, что он никогда больше не встанет во главе партии и государства… Маленков, Хрущёв, Берия и Булганин были в приподнятом настроении и, видимо, лучше других знали о скорой кончине Сталина

(Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы. М.: Международный фонд «Демократия», 2001. С. 621).

Через четыре года министр внутренних дел СССР Дудоров Николай Павлович доложил пленуму ЦК КПСС, что «рукопись о формировании состава советского правительства датирована 4 марта 1953 года» (Стенограмма июньского пленума ЦК КПСС. ЦХСД. Фонд 2. Опись 1. Дело 257 Заседание первое. 22 июня 1957 г.).

Итак, официально считается, что Сталин умер 5 марта 1953 года в 21:50, но уже 4 марта был составлен список, в котором главой правительства назван не Сталин, а Маленков.

Страна была потрясена известием о смерти величайшего гения. Люди рыдали и плакали. Гудели заводы, пароходы и паровозы. В момент, когда гроб Сталина вносили в мавзолей Ленина, жизнь в стране замерла: остановились поезда и ледоколы, электрички и артиллерийские тягачи, бульдозеры и самосвалы, танки и бронетранспортеры, крейсера и экскаваторы, конвейеры и станки на заводах, колонны зэков и верблюжьи караваны. Убитые горем соратники товарища Сталина говорили речи и клялись в верности заветам.

На следующем, XX съезде КПСС те же самые вожди, верные сталинцы, его ученики и последователи, соучастники всех его преступлений, исполнители самых темных и гнусных его планов и замыслов объявили Сталина злодеем всех времен и народов. Но разоблачителям Сталина — то есть его ученикам, выдвиженцам и собутыльникам — было крайне невыгодно признаваться в том, что сами они Сталина и убили. Тогда вышло бы, что разоблачители — такие же мокрушники и урки, как и убитый ими пахан. Потому была пущена в оборот легенда о естественной смерти Сталина.

Допустим, что так оно и было. Допустим, что Сталин умер естественной смертью. С некоторыми это иногда случается. Однако…

Однако смерть Сталина была предрешена его ближайшим окружением еще 5 августа 1952 года. В этот день членами Политбюро, явно против воли Сталина, после пропуска десятка сроков, был, наконец, собран пленум ЦК. На пленуме было принято решение о созыве через два месяца XIX съезда Коммунистической партии после, как мы помним, четырех пропущенных по вине Сталина сроков. Съезд собирали ради того, чтобы принять новый устав партии. А новый устав принимали для того, чтобы снять Сталина с его главной должности, для того, чтобы отстранить Сталина от власти. Таким образом, созыв пленума в августе 1952 года был не чем иным, как назначением толковища, на котором правильные пацаны решили задвинуть «предъяву» пахану.

Но отстранить Сталина было недостаточно. Отстраняя, Сталина следовало нейтрализовать. Иначе он всех перерезал бы. Поэтому отстранение от власти означало и последующую изоляцию. Именно так сам товарищ Сталин в свое время отстранил от власти товарища Ленина. А отстранив, изолировал, объявив больным. И не позволял товарищу Ленину писать больше 15 минут в день, заботясь о его здоровье. И не давал товарищу Ленину газет — чтобы не беспокоить. Ленину давали только газету «Правда», которую составляли и печатали в единственном экземпляре специально для него — чтобы вождь мирового пролетариата не волновался.

Этих мер оказалось недостаточно. Товарищ Ленин исхитрился написать и передать кому следует так называемое Письмо к съезду, в котором предлагал снять товарища Сталина с должности Генерального секретаря:

Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я неуверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью… Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина этого места и назначить на это место другого человека.

Изоляция не помогла. Ленин продолжал выступать против Сталина. Пришлось товарищу Сталину применить самый радикальный способ изоляции, законопатив товарища Ленина в золоченый гроб.

Та же логика борьбы вела и соратников Сталина Это была битва, в которой пленных не берут. Если снимаем с поста Генерального секретаря, значит, после этого — изоляция. Полная.

Но давайте допустим, что товарищ Сталин умер в марте 1953 года естественной смертью. Если так, значит, он умер в самый подходящий момент. Иначе убили бы.

В марте 1953 года по влиянию и политическому весу места во власти распределялись в следующем порядке: Берия, Маленков, Булганин, Хрущёв. В последние годы своей жизни Сталин постепенно перемещал центр власти из Центрального Комитета Коммунистической партии в правительство Советского Союза. Поэтому 4 марта 1953 года, когда Сталин был еще жив или таковым официально числился, Берия предложил назначить Маленкова главой советского правительства — председателем Совета Министров. Предложение было единогласно принято.

Маленков тут же предложил назначить Берию своим первым заместителем. Предложение поддержали — а кто бы мог возразить? Кроме того, Маршал Советского Союза Берия возглавил новое Министерство внутренних дел, которое было образовано слиянием двух министерств — Министерства внутренних дел и Министерства государственной безопасности. Все карательные органы страны оказались под единым руководством. Официально главным в Советском Союзе был Маленков — но только официально. Берия предпочитал находиться чуть позади, быть якобы вторым, чтобы реально быть первым.

Должность партийного секретаря в тот момент самой главной не считали, и потому отдали ее Хрущёву. И зря. Центральный Комитет по-прежнему решал самый главный вопрос — кадровый: кого и на какую должность назначить.

«Кадры решают всё» — так когда-то объявил товарищ Сталин. Распределение кадров отдали в руки Хрущёва. Так в руках Хрущёва оказался самый мощный рычаг власти.

На стыке 1952 и 1953 годов борьба за власть шла не только между Сталиным и группой членов Политбюро, но и внутри самой группы. Каждый старался укрепить свои позиции, расталкивая локтями товарищей по партии. Каждый тянул во власть целые кланы своих сторонников. Больше всего это походило на тихую, пока без драки, давку на лестнице, ведущей вверх. В этой борьбе выше всех поднялся Лаврентий Берия, но больше всех преуспел Никита Хрущёв.

В феврале 1941 года Хрущёву удалось протащить своих друзей Жукова и Серова в состав кандидатов в члены Центрального Комитета. После войны Сталин, изгнав Жукова с вершин военной власти и назначив его командующим войсками Одесского военного округа, выгнал его и из состава кандидатов в члены ЦК. В октябре 1952 года Хрущёв во второй раз провел опального маршала Жукова в состав кандидатов в члены ЦК

В момент, когда Сталин внезапно «заболел», среди высших руководителей партии шел интенсивный и быстрый торг: если этот пост займет твой человек, тогда вот этот — мой, поддержи меня в этом назначении, я поддержу тебя в том. 4 марта 1953 года, когда Сталин был еще жив или считался живым, Хрущёву удалось выторговать для своего клана пост первого заместителя министра обороны. Оставалось только решить, кого из своих давних друзей на этот пост поставить.

Кроме того, битва шла не просто за власть, но и за то, как эта власть будет использована. Каждый кремлевский вождь имел четкое представление о том, куда он поведет страну, если сумеет прорваться на вершину и занять место поверженного вождя.

А крутить руль надо было энергично и быстро — так, как должны были крутить руль на «Титанике», чтобы не врезаться в айсберг. Крутить надо было срочно и до отказа либо в одну сторону, либо, опять же до отказа, — в другую. Советский Союз должен был:

  • либо изменить свою экономическую систему и стать такой же нормальной страной, как и все остальные страны,
  • либо изменить экономическую систему всех остальных стран.

Либо мы становимся такими, как все, либо всех делаем такими, как мы.

Большинство вождей — а лидерами у них были Маленков и Берия — склонялись к тому, чтобы крутить вправо. Чтобы с пути социализма свернуть. Тогда нам не нужно будет переделывать весь мир. У Маленкова и Берии в руках был мощный аргумент. Раньше мы могли рассчитывать на то, что в результате новой войны победят пролетарские революции в капиталистических странах. Но появилось ядерное оружие. Оно сделало большую войну самоубийственной для всех. В ядерной войне нельзя победить. Потому теперь нам не удастся загнать весь мир в нашу колею. Потому теперь нашей стране надо сворачивать с того пути, на который она вырулила в 1917 году.

И только товарищ Хрущёв считал иначе. С пути Троцкого — Ленина — Сталина мы не свернем! Весь мир насилья мы разрушим до основания, а затем мы наш, мы новый мир построим! Коммунизм — светлое будущее всего человечества! Если капиталисты развяжут новую войну, то она приведет к победе пролетариата во многих капиталистических странах!

Беда Хрущёва заключалась в том, что был он в жалком меньшинстве. Его поддерживал Маршал Советского Союза Булганин Николай Александрович. Но склонность к употреблению русского народного напитка делало Булганина и слабым политиком, и ненадежным союзником. И тогда к Хрущёву обратился давний боевой товарищ еще с довоенных времен, а ныне командующий войсками Уральского военного округа Маршал Советского Союза Жуков Георгий Константинович: в ядерной войне можно победить! Дай мне власть! Дай год-полтора! Докажу на примере, что победа в третьей мировой войне возможна!

И в день смерти Сталина, 5 марта 1953 года, командующий войсками Уральского военного округа Маршал Советского Союза Жуков был назначен на должность первого заместителя министра обороны СССР. 16 марта 1953 года об этом было объявлено официально.

Но и после смерти Сталина весьма официальные источники сообщали о том, когда Сталин был лишен звания Генерального секретаря.

3 апреля 1922 года пленум ЦК, по предложению В. И. Ленина, избрал Сталина Генеральным секретарем ЦК партии; на этом посту он работал до октября 1952 года, а затем до конца жизни был секретарем ЦК (Энциклопедический словарь. М.: Большая советская энциклопедия, 1955. Т. 3. С. 310).

«Большая советская энциклопедия» (второе издание, том 40, 1956 г) сообщает о Сталине следующее:

В апреле 1922 года на пленуме ЦК С. [Сталин. — Прим. автора] был избран Генеральным секретарем ЦК и находился на этом посту свыше 30 лет.

В этом предложении два момента исключительной важности.

Первый: свыше 30 лет. 30 лет на должности Генерального секретаря истекают 3 апреля 1952 года. Следовательно, и после этого Сталин еще на том посту оставался.

Второй момент: свыше 30 лет, но при этом не указано, что Сталин оставался на этом посту до самой смерти, что было бы проще и логичнее, если бы соответствовало действительности. Почему же до 1956 года официальные источники сообщали, что Сталин был снят в октябре 1952 года, а после этот вопрос просто обходили молчанием?

Тут все просто. После смерти Сталин оставался великим, гениальным, непогрешимым вечно живым вождем и учителем. Ваш покорный слуга в юном возрасте, вместе со всеми орал песни такого содержания:

Мы делу Ленина и Сталина верны

Зовет на подвиги советские народы

Коммунистическая партия страны.

Это продолжалось и в 1954, и в 1955 годах. Оттого, что Сталин оставался великим и святым, подозрений в неестественной смерти у большинства граждан не возникало. Потому и не было необходимости скрывать, что Сталин снят со своего поста в октябре 1952 года. Потому «Большая советская энциклопедия», издаваемая самыми что ни есть официальными органами, сообщала о том, когда именно Сталин перестал быть Генеральным секретарем.

Но в 1956 году Хрущёв на XX съезде КПСС изобразил Сталина исчадием ада, представив себя главным борцом против сталинизма. И тогда возникала логическая цепочка: товарищ Хрущёв и другие товарищи ненавидели Сталина уже при его жизни, боролись с ним, противостояли ему, действовали вопреки ему, а потому и сняли его с высокого поста в октябре 1952 года. А вскоре Сталин взял да и помер...

В 1970-е годы в советской печати замелькало признание Чёрчилля о том, что во время встреч на высшем уровне якобы и он сам, и все остальные присутствующие вставали, когда входил Сталин, и якобы держали руки по швам. Ваш покорный слуга тоже стал жертвой советской пропаганды. Эту глупость я тоже повторил в своих книгах. Но проверил источники и убедился — Чёрчилль такого не говорил и не писал. Беру свои слова обратно. За допущенную глупость прошу прощения.

Советская пропаганда состряпала и запустила в оборот еще один штамп, звучавший похвалой Сталину: он-де принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой.

Вот на эту мякину я не клюнул, эту глупость не повторил, потому как жизнь советских колхозов наблюдал с весьма короткой дистанции. Потому как дед мой, кузнец Василий Андреевич Резунов, всю жизнь пропахал в колхозе имени Шевченко Солонянского района Днепропетровской области. Хутор Садовый, куда я иногда приезжал к своему деду и бабушке, помнил и людоедство после коллективизации, и людоедство послевоенное. Рассказы мужиков были удивительно однообразны. А пожилые женщины не рассказывали ничего — они только плакали, когда заходил разговор о временах «великого перелома», то есть коллективизации, и временах «великой победы над фашизмом».

Сталина не стало. Те, кто плел заговор против Сталина, не были ни друзьями, ни единомышленниками. Они были смертельными врагами друг другу. Основными заговорщиками против Сталина были Берия, Маленков, Булганин, Хрущёв, но еще при живом Сталине внутри этой группы возник еще один заговор: Хрущёв и Булганин против Берии.

Нам говорят, что Берия тоже готовился власть захватить. Исключать такую возможность, конечно, нельзя, но доказательств тому пока никто не представил. Ясно одно: расталкивая и устраняя вчерашних союзников, каждый кремлевский вождь попутно крепил свои кадровые позиции. Больше всех преуспел в этом деле товарищ Хрущёв.

В тот день, когда было объявлено о смерти Сталина, Хрущёв поставил на пост первого заместителя министра обороны Маршала Советского Союза Жукова, вернув его из уральской ссылки. Сам Хрущёв правил Коммунистической партией, а два его старых приятеля еще с довоенных времен, Жуков и Серов, занимали должности первых заместителей — первый в Министерстве обороны, второй — в Министерстве внутренних дел.

Теперь задачей Хрущёва было поднять обоих на ступеньку выше. И надо было спешить. Смерть Сталина воскресила в народе надежды на лучшую жизнь. По северным, сибирским, уральским и дальневосточным лагерям покатилась волна жутких восстаний. Кумов и вертухаев ловили и варили в железных бочках. Да, именно так: наливали воду, разжигали большой огонь и варили, словно уху из осетрины. Возникла угроза того, что несколько восстаний сольются в одно большое движение сопротивления, которое не удастся подавить, и тогда сотни тысяч, а то и миллионы зэков вырвутся на просторы Советского Союза. Перед вождями в Кремле стоял вопрос: что делать?

Кстати, в последние годы появились сообщения о том, что численность населения ГУЛАГа на момент смерти товарища Сталина составляла жалких полтора миллиона заключенных. И публикуются подтверждающие документы.

С документами спорить не будем. Просто вспомним, что к моменту смерти товарища Сталина в нашей стране, где так вольно дышит человек, был не один ГУЛАГ — их было одиннадцать. Даже одиннадцать с хвостиком — с весьма длинным хвостиком. Вот перечень независимых друг от друга главных лагерных управлений и их руководителей по состоянию на 5 марта 1953 года:

  1. Главное управление лагерей (ГУЛАГ), начальник — товарищ Долгих И. И.
  2. Главное управление лагерей железнодорожного строительства (ГУЛЖДС)— товарищ Смолянинов А. А.
  3. Главное управление лагерей горно-металлургической промышленности (ГУЛГМП)— товарищ Добровольский H.A.
  4. Главное управление лагерей промышленного строительства (ГУЛПС)— товарищ Комаровский А. Н.
  5. Главное управление строительства на Дальнем Севере (Дальстрой)— товарищ Митраков И. Л.
  6. Главное управление лагерей лесной промышленности (ГУЛЛП)— товарищ Тимофеев М. М.
  7. Главное управление лагерей гидротехнического строительства (Главгидрострой)— товарищ Рапопорт Я. Д.
  8. Главное управление лагерей по строительству нефтеперерабатывающих заводов (Главспецнефтестрой)— товарищ Барабанов В. А.
  9. Главное управление лагерей слюдяной промышленности (Главслюда)— товарищ Карасев И. А.
  10. Главное управление лагерей асбестовой промышленности (Главасбест)— товарищ МитюковА. П.
  11. Специальное главное управление (СГУ)— товарищ Харитонов Ф. П.

К этим главным управлениям примыкало и Главное управление строительства шоссейных дорог (ГУШОСДОР), которое тоже имело собственные лагеря. Рабсила ГУШОСДОРа была не полностью из лагерей, а частично, вернее — преимущественно.

Помимо главных управлений существовали отдельные управления, ГУЛАГу не подчиненные, среди которых:

  • Тюремное управление — товарищ Кузнецов М. В.
  • Управление специальных институтов — товарищ Завенягин А.П.

Если бы все это полыхнуло, если бы миллионные массы заключенных вырвались на волю — не миновать стране новой гражданской войны.

Итак, от Сталина четыре заговорщика избавились, но вопрос о том, что же делать дальше, расколол эту коалицию надвое. Маршал Советского Союза Берия и генерал-лейтенант Маленков звали в одну сторону. Маршал Советского Союза Булганин и генерал-лейтенант Хрущёв — в прямо противоположную.

Булганин и особенно Хрущёв и были ярыми сторонниками сохранения культа личности Сталина. Берия и Маленков были ярыми противниками. На второй день после похорон Сталина на заседании Президиума ЦК Маленков заявил: «Считаем обязательным прекратить практику культа личности».

Не будем тешить себя иллюзиями: и эти четверо, и многие тысячи рангом ниже были залиты народной кровью по самые ноздри. Одни из них — например, Берия — пролили умеренное количество крови соотечественников. Другие — например, Хрущёв — пролили неизмеримо больше. Но речь шла не об объемах — кровь невинных жертв была на руках каждого из вождей — речь шла о том, как выжить стране в сложившейся ситуации.

Немедленно после смерти Сталина начался стремительный отход от сталинской практики управления страной. Этим процессом руководил Берия. Сталина еще даже не похоронили, сотни тысяч человек с рыданиями и воплями еще рвались на Красную площадь прощаться с усопшим вождем, а Берия уже 6 марта, то есть на следующий день после объявления о смерти Сталина, отдал приказ подготовить решение правительства о передаче всех строительных главных управлений МВД в ведение гражданских министерств, а лагеря и колонии — в ведении Министерства юстиции.

Берия разрушал систему одиннадцати ГУЛАГов решительно и быстро. 21 марта 1953 года он направил в правительство проект постановления о прекращении работ на двадцати трех никому не нужных «великих стройках коммунизма». В их числе были Главный Туркменский канал, Самотечный канал Волга — Урал, «мертвая дорога» Чум — Салехард — Игарка, Усть-Донецкий порт, гидроузел на Нижнем Дону и другие. Все эти грандиозные объекты возводились руками заключенных. Все они были бесполезны для экономики страны и губительны для природы и для людей, которые их сооружали.

26 марта 1953 года, через три недели после смерти Сталина, Берия направил в Президиум ЦК КПСС записку об амнистии, которая была объявлена 9 мая того же года. По этой амнистии из тюрем и лагерей на свободу вышли 1 миллион 181 тысяча 264 заключенных, одновременно были закрыты следственные дела на 400 тысяч человек. Говорят, что среди тех, кто вышел из лагерей, было много уголовников, что преступность в стране резко возросла.

Да, среди амнистированных было много уголовников, но еще больше было невиновных, сидевших за анекдот про Сталина или за три подобранных в поле никому не нужных колоска. Да, преступность резко возросла, но представьте себе, что могло произойти, если бы сотни тысяч зэков вырвались из лагерей сами, с оружием, разгоряченные победами над вертухаями.

Но дело даже не в количестве амнистированных заключенных. Берия ломал всю структуру государственного планирования. Прежде грандиозные проекты реализовывались так: Госплан рассчитывал трудозатраты исходя из эффективности подневольного, рабского труда, в соответствии с ними определялось необходимое количество рабочей силы, затем карательные органы получали разнарядку о том, сколько преступников им надлежит изловить и на какие сроки упрятать в зоны. Разнарядка разверстывалась по республикам, краям, областям и районам. Каждому начальнику от министра внутренних дел до участкового надлежало выполнить план. Поэтому сажали не только за три колоска, но и за «хищение двухсот метров пошивочного материала» — то есть за катушку ниток.

Зато был порядок, говорят коммунисты. Нет, товарищи, не было порядка — была тотальная нехватка всего, были многокилометровые очереди за мылом и спичками, за иголками и нитками, за галошами и за свечками. Подневольный рабский труд непроизводителен, и потому не производила страна в достаточных количествах ничего, кроме оружия. Поэтому люди воровали колоски с тех самых полей, которые им якобы принадлежали, чтобы спасти своих детей от голода. И «пошивочный материал» женщины тащили с фабрик не от хорошей жизни. Компетентные органы не спали ночами, чтобы изловить тех, кто подбирает колоски на колхозном, то есть на собственном поле. Хотя каждый понимал, что если колоски не подобрать, то их склюют воробьи, съедят мыши-полевки или они просто сгниют под снегом.

Рабский труд заключенных и после смерти Сталина использовали предельно широко, но изменился сам принцип комплектования лагерей, когда численность заключенных определялась текущими потребностями государства в дармовой рабочей силе Этот механизм сломал именно Берия.

4 апреля 1953 года Берия подписал совершенно секретный приказ № 0068, который категорически запрещал применение мер физического воздействия к арестованным, требовал ликвидировать в тюрьмах и лагерях помещения для пыток и уничтожить все орудия пыток. Приказ предупреждал, что к суду будут привлечены не только те оперативные работники МВД, которые впредь попытаются применять меры физического воздействия к арестованным, но и их руководители.

13 апреля 1953 года Берия направил в Президиум ЦК КПСС записку с предложением прекратить практику раздувания культа личности вождей — в частности, он предлагал не выносить на демонстрации портреты высших руководителей государства и партии, прежде всего тех, кто в данный момент управляет страной.

При жизни Сталина было издано 13 томов его сочинений. В мае 1953 года Берия предложил издание сочинений Сталина прекратить. И оно действительно было прекращено, а набор следующего тома был рассыпан. 10 июня 1953 года в «Правде» появилась статья без подписи, в которой впервые прозвучал новый для нашей пропаганды термин — культ личности. Имя Сталина еще не было названо, но все и так было ясно — чей же еще культ господствовал и процветал в последние десятилетия? «Правда» осуждала культ личности и указывала на тех, кто отныне поведет страну по верному пути: «Существо политики нашей партии изложено в выступлениях Г. М. Маленкова, Л. П. Берии и В. М. Молотова». Таким образом, с культом личности первым начал бороться не Хрущёв через три года на XX съезде КПСС, а газета «Правда» — через три месяца после смерти Сталина.

Нет никаких сомнений в том, что инициатором борьбы с культом личности был именно Берия, ибо именно он в тот момент был хозяином Советского Союза. В самой первой антисталинской публикации, процитированной выше, газета «Правда» недвусмысленно указывает, кто теперь руководит страной. Но один из этих троих, Маленков, был под полным контролем Берии, а Молотов уже несколько лет был оттеснен с первых ролей, хотя широкие народные массы об этом не догадывались. Обратите внимание, что в этой статье, опубликованной в центральном органе Коммунистической партии Советского Союза, не упоминается Хрущёв, хотя именно он возглавлял партию в тот момент.

Главная проблема страны заключалась в том, что люди бежали от социализма. И если у них не было возможности бежать в мирное время, они бежали — и снова побегут — во время войны. Берия наверняка хорошо помнил лето 1941 года, когда бойцы Красной Армии без боя сдавались в плен сотнями тысяч и миллионами, бросая исправные танки и самолеты тысячами, орудия и минометы — десятками тысяч, пулеметы — сотнями тысяч, боеприпасы, продовольствие, инженерное имущество, горюче-смазочные материалы — миллионами тонн. В огромной стране не нашлось дураков умирать за колхозное рабство, за парткомы и массовые расстрелы, за ГУЛАГ и голодные очереди. Летом 1941 года бойцы и командиры Красной Армии не считали войну ни Великой, ни Отечественной. Кадровая Красная Армия пошла в германский плен почти без сопротивления и практически в полном составе — остались только резервисты. И если бы не дремучая глупость Гитлера и его «великих» полководцев, то сдались бы и резервисты.

Лаврентий Павлович Берия понимал, что в случае новой войны разгром 1941 года неизбежно повторится, и повторится по тем же самым причинам: воевать за социализм дураков не найдется. И если новый противник будет не столь глуп, как Гитлер, то советское государство погибнет.

Но в тот момент, даже в мирное время, Советский Союз и оккупированные им страны стремительно катились в пропасть. В те годы единственным местом возможного массового ухода из социалистического лагеря была граница между Западным и Восточным Берлином, и там только с января 1951 года до апреля 1953 года из одной только Восточной Германии в Западную бежали 447 тысяч человек. 1 июня 1953 года массовые забастовки рабочих охватили Чехословакию. Бастовали рабочие Праги, Остравы, Братиславы. Эти выступления, как лесной пожар, перекинулись через границы на соседние «братские» социалистические страны. На очереди была Польша — а там одним пожаром могло и не обойтись. Там могло бы и рвануть.

Берия считал, что Советскому Союзу незачем вмешиваться в дела других народов — надо навести порядок в своем доме А для этого следовало кардинально менять как внешнюю, так и внутреннюю политику, — следовательно, создавать условия, при которых люди будут работать добровольно, охотно и добросовестно. В этом случае страна станет богатой и процветающей. В этом случае население будет расти. В этом случае жизнь в нашей стране будет привлекательной для соседей, с нас будут брать пример, нас будут уважать. А если грянет война, то наш народ будет упорно воевать, ибо народу будет что терять.

Ту же линию на скорейшее избавление от сталинского наследия поддерживал и Маленков. Еще во время войны он по указанию Сталина установил доверительные личные отношения с британским премьером Черчиллем. Вспомнив о старой дружбе, Маленков сразу после смерти Сталина обратился к Чёрчиллю с предложением быть посредником между СССР и США в вопросе прекращения войны в Корее. Чёрчилль согласился.

Неофициальные переговоры начались и вскоре дали результат: война в Корее прекратилась.

Маленков сделал решительный шаг в вопросе обеспечения страны продовольствием. Мужик при Сталине должен был платить за то, что имел корову или свинью, яблони или вишни в своем саду, за то, что выращивал укроп и огурцы. Маленков отменил разорительные налоги на личное крестьянское имущество, а приусадебные участки разрешил увеличить в пять раз! И народ запел:

А товарищ Маленков

Дал нам хлеба и блинков.

Маленков выступал за вывод советских войск с иностранных территорий, за сокращение непомерных военных расходов, за прекращение бесплатной военной помощи азиатским и африканским князькам. Предложения Маленкова ни в коем случае не означали одностороннего разоружения. Выводить советские войска из Германии Маленков предлагал только при условии, если войска США, Великобритании и Франции тоже уйдут из Германии, а Германия будет объявлена нейтральным и навечно разоруженным государством.

Времени на болтовню у советского руководства не было. Через три месяца после смерти Сталина, 17 июня 1953 года, восстал Восточный Берлин. Руководство так называемой Германской демократической республики бежало под защиту советских войск. Восстание расползлось на всю Восточную Германию, забастовками были охвачены 13 крупнейших городов страны, в том числе Берлин, Лейпциг, Магдебург и Росток. Историк Николай Зенькович сообщает:

Недовольство восточных немцев подогревалось извне.

Пять крупнейших западногерманских радиостанций призывали население ГДР к гражданскому неповиновению

(Зенькович H.A. Маршалы и генсеки. Смоленск: Русич, 1997. С. 289).

Такие заявления я решительно не понимаю. Если призывы пяти западногерманских радиостанций к гражданскому неповиновению спровоцировали жителей Восточной Германии на забастовки и восстание, то следовало включить десять наших радиостанций на полную мощность и призвать к гражданскому неповиновению жителей Западной Германии. А еще десять радиостанций в это же время призвали бы пролетариат Франции к оружию! И они бы восстали! Разве не так? Да не мешало бы и американский рабочий класс поднять на пролетарскую революцию!

Но наши агитаторы не объясняют, отчего по призыву западногерманских радиостанций народ Восточной Германии поднялся против правительства, а по призыву наших радиостанций народы Финляндии и Германии, Великобритании и Канады против своих правительств не выступают. Неужели мощности радиостанций не хватало?

18 июня 1953 года в Восточный Берлин срочно прибыл Маршал Советского Союза Берия и приказал Главнокомандующему Группой советских войск в Германии генерал-полковнику Гречко Андрею Антоновичу вывести на улицы танки. Восстание в Восточной Германии было подавлено. Генерал-полковник Гречко — тот самый, который в 1945 году по просьбе Хрущёва дал колхозу в селе Калиновка трофейных лошадей, — тут же получил звание генерала армии. Вскоре он станет Маршалом Советского Союза и дважды Героем Советского Союза. Гречко прошел всю войну, но на войне героя из него не получилось. Зато в мирное время — дважды!

Гречко по приказу Берии задавил народный протест, но Берия вернулся в Москву и заявил, что в следующий раз этот номер не пройдет и надо искать другое решение германского вопроса. От строительства социализма в Германии следует отказаться. Берия предлагал Германию объединить и сделать ее нейтральной.

Берия был прав! Попытка построить социализм в Восточной Германии не увенчалась успехом. Социализм там строили ровно 40 лет, а рухнул он в один день.

Предложение Берии отказаться от строительства социализма в Восточной Германии очень не понравилось Хрущёву, Булганину и Жукову. Да, они отправили Сталина в мир иной, но из этого вовсе не следовало, что они решили свернуть со сталинского пути. Во внешней политике Булганин, Хрущёв и Жуков твердо стояли на позициях сталинизма. Отдавать Восточную Германию они не собирались.

Берия вернулся из Берлина и сообщил, что построить социализм в Германии не получится. Население Восточной Германии голосует ногами, уходя в Западную Германию. Те, кто остаются, понимают, что жизнь в Западной Германии лучше, чем в Восточной. Рано или поздно Советской Армии оттуда придется уходить. Лучше уйти сейчас при условии, что и американцы уйдут, чем ждать момента, когда нас вынудят уходить, а они останутся. Лучше уйти сейчас, выторговав вечный нейтралитет Германии.

Долго товарищу Берии эти идеи проповедовать не позволили. Никита Хрущёв — а был он мужиком хитрым — сумел уломать Маленкова выступить против Берии. Как это ему удалось, я не знаю. Маленков и Берия придерживались примерно одинаковых взглядов на пути дальнейшего развития страны и были дружны между собой.

Хрущёв что-то предложил Маленкову.

Маленков согласился.

Итак, восстание в Берлине началось 17 июня 1953 года. Берия подавил его решительно и быстро, и уже 25 июня вернулся в Москву. А 26 июня Маршал Советского Союза Берия был арестован в Кремле.

Берия, Берия,

Вышел из доверия.

А товарищ Маленков

Надавал ему пинков.

Из песни слова не выкинешь. Маленков был среди участников заговора против Берии. Он об этом еще пожалеет.

Вскоре были арестованы ближайшие сподвижники Берии — Меркулов, Влодзимирский, Кобулов, Мешик, Гоглидзе, Деканозов. Группу захвата Маршала Советского Союза Берии лично возглавил Маршал Советского Союза Жуков. Поместить в тюрьму арестованного Берию было нельзя. Во всех тюрьмах — его подчиненные.

Но армия имеет свою систему содержания арестованных — гауптвахты и дисциплинарные (во время войны — штрафные) батальоны. Первую ночь под арестом Берия провел в Московской гарнизонной гауптвахте.

Но начальник гауптвахты не имеет права принимать арестованных без соответствующего документа. Начальник, который накладывает арест, обязан заполнить документ, который называется «Записка об аресте». В этом документе указываются дата, должность арестованного, воинское звание, фамилия, имя и отчество, кем и когда арестован, причина ареста, на какой срок арестован, в какой камере содержать, когда помыт в бане, заключение врача о состоянии здоровья арестованного и подпись арестовавшего. Жуков требование устава не нарушил и Записку об аресте заполнил. Маршалу Берия он выписал 15 суток — арестовывать на больший срок он не имел права.

Берия этот срок не отмотал. На следующий день его перевезли в подземный бункер штаба Московского военного округа на улице Осипенко. Это на Хорошевке, недалеко от того места, где вскоре возведут «Аквариум».

Не знаю, что Жуков написал про баню и каково было заключение врача. Возможно, просто поставил прочерки. Известно только то, что он вписал в графу о причине ареста. Участник тех событий генерал-майор Зуб много лет спустя поведал, что Жуков, заполняя документ, задумался на мгновение и решительно черкнул: «За потерю бдительности».

Со 2 по 7 июля 1953 года в Москве проходил пленум Центрального Комитета КПСС, на котором Берию обвинили в «преступных антипартийных и антигосударственных действиях».

В первый день работы пленума Хрущёв внес предложение перевести Жукова Георгия Константиновича из кандидатов в члены ЦК. Предложение было принято единогласно.

Пленум подверг жестокой критике деятельность Берии и его сообщников. Ради экономии места и времени привожу здесь только одно обвинение, изложенное в выступлении члена Президиума ЦК КПСС товарища Микояна Анастаса Ивановича:

В первые дни после смерти товарища Сталина он [Берия. — Прим. автора] ратовал против культа личности… Берия хотел подорвать культ личности товарища Сталина

(РГАНИ. Фонд 2. Опись 1. Дело 45. Стенограмма июльского (1953 г.) пленума ЦК КПСС. Вечернее заседание 3 июля 1953 года. Опубликовано: «Известия ЦК КПСС». 1991. № 1–2).

Это каким же гадом надо быть, чтобы совершить такое! Культ личности товарища Сталина хотел подорвать! Да за это расстрелять его мало!

В последний день работы пленум принял постановление ЦК КПСС «О преступных антипартийных и антигосударственных действиях Берия», в котором, в частности, говорилось:

В последнее время Берия настолько распоясался, что под флагом борьбы с недостатками и с перегибами в колхозном строительстве в странах народной демократии и в ГДР у него стали открыто прорываться антиколхозные взгляды, вплоть до предложения о роспуске колхозов в этих странах. В свете разоблаченных преступлений Берия становится ясным, что он скатывался на враждебные позиции и в отношении колхозного строя СССР

(Архив Президента Российской Федерации (АПРФ). Ф. 2. Оп. 2. Д. 198. Л. 10–14. Документ опубликован в книге: Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы. М.: Международный фонд «Демократия», 1999. С. 370).

Оценим хотя бы два этих предложения. Берия не предлагал распустить колхозы в Советском Союзе, но весьма критически относился к насильственному переносу нашего печального опыта на сельское хозяйство Польши и Восточной Германии, Чехословакии и Албании, Болгарии, Венгрии и Румынии. Бдительные товарищи вовремя спохватились: а ведь он и наши колхозы недолюбливает! Тут-то Жуков Берию и арестовал!

Личный вклад Жукова в сохранение рабства в нашей стране никто до сих пор по достоинству не оценил. Большинство населения Советского Союза в то время проживало в сельской местности. Все сельское население еще в начале 1930-х годов было насильственно загнано в колхозы. Кто сопротивлялся, тех убивали. Миллионами. В колхозах денег за работу не платили. Вместо денег в ведомость вписывали палочки. Паспорта колхозникам иметь не полагалось — чтобы не разбегались. Большинство населения страны в те времена вообще никаких личных документов не имело — то есть большинство жителей Советского Союза гражданами собственной страны не являлись.

Хрущёв и Жуков мечтали не только русских и украинских, белорусских и литовских, эстонских и латышских, узбекских и таджикских мужиков держать в рабстве, но и распространить эту систему на все страны Европы, которые Красная Армия освободила от «коричневой чумы».

Летом 1953 года Берия против рабства в нашей стране еще не выступал, но в таких намерениях был заподозрен и вовремя обезврежен.

Среди множества способов подкупа (своих) был и совсем уж вульгарный. Назывался он синим конвертом. Для вождей всех рангов был установлен так называемый партмаксимум — уровень денежных доходов, который нельзя было перескочить. Получил больше партийного максимума — отдай излишек в партийный общак! Пусть население знает, что во главе страны стоят бессребреники! Народ и партия едины!

Но как же пролетарскому вождю прожить на оставшиеся жалкие гроши? Партия нашла ответ и на этот вопрос. Раз в месяц каждый вождь получал синий конверт. Почему именно синий? Потому что однажды так было установлено. Конверты впоследствии стали белыми, серыми и коричневыми, но все так же звались синими.

В конвертах были денежки. В соответствии с рангом. На эти денежки партмаксимум не распространялся. Ни в каких декларациях, ни в каких ведомостях эти деньги не учитывались. Это была самая настоящая взятка — только не нижестоящий давал взятку вышестоящему, а наоборот. Этим достигалось монолитное единство партийных рядов.

После смерти Сталина Берия и Маленков приняли решение об отмене системы синих конвертов. Уже одним этим решением Берия восстановил против себя большинство партийных функционеров и подписал себе смертный приговор — товарищи по партии вдруг обнаружили, что Берия был негодяем, садистом и развратником. Одним этим решением Маленков навлек на себя гнев всего советского чиновничества. Тем самым Берия и Маленков дали Хрущёву возможность сыграть на самых сокровенных струнах чиновничьих душ и укрепить свои позиции.

. Арест и отстранение Берии от власти — это государственный переворот. Его совершила небольшая группа военных. В эту группу входили:

  • Маршал Советского Союза Жуков,
  • генерал-полковник артиллерии Неделин,
  • генерал-полковник Москаленко,
  • генерал-лейтенанты Батицкий и Бирюзов,
  • генерал-майоры Баксов и Брежнев,
  • полковник Зуб,
  • подполковник Юферов.

Первым повышение получил Жуков: через неделю после ареста Берии он из кандидатов в члены ЦК КПСС был переведен в число членов ЦК. 3 августа 1953 года, через месяц с небольшим после переворота, Москаленко получил звание генерала армии, Батицкий и Бирюзов — звание генерал-полковника. Все трое через несколько лет станут Маршалами Советского Союза. На следующий день, 4 августа 1953 года, остальные участники заговора получили очередные воинские звания. Генерал-полковник Неделин стал маршалом артиллерии, генерал-майор Брежнев — генерал-лейтенантом, полковник Зуб — генерал-майором, подполковник Юферов — полковником.

Через шесть лет Неделин получит звание Главного маршала артиллерии, еще через год погибнет на космодроме во время взрыва ракеты 8К64.

Через два десятка лет генерал-лейтенант Брежнев Леонид Ильич, прорвавшись на вершину власти, пропустив звание генерал-полковника, присвоит себе звание генерала армии, еще через два года — Маршала Советского Союза.

Кстати о Брежневе. У некоторых наших вождей было отлично развито чувство юмора, и несомненным лидером здесь был, понятно, товарищ Сталин. Пока маразм не сразил Брежнева, он тоже ценил хорошую шутку и сам любил пошутить. В 1964 году свергнув Хрущёва, Брежнев захватил главную руководящую должность Советского Союза. В верхах разогнали всех, кто когда-либо выступал против Брежнева. Правда, теперь уже не расстреливали, просто выгоняли с верхних этажей пирамиды власти. И товарищ Суслов решил уточнить: с какой формулировкой гнать?

Брежнев, недолго думая, ответил: «За небрежность».

В декабре 1953 года состоялся суд — понятное дело, закрытый. Председателем был Маршал Советского Союза Конев Иван Степанович. Он лично зачитал смертный приговор Маршалу Советского Союза Берии, генералу армии Меркулову, генерал-полковникам Гоглидзе и Кобулову, генерал-лейтенантам Влодзимирскому и Мешику, бывшему послу СССР в Германии, министру внутренних дел Грузинской ССР Деканозову.

Генерал-полковник Батицкий лично расстрелял Берию.

Заговор против Берии я выношу «в особое производство» — надеюсь, что когда-нибудь напишу книгу об этом историческом событии.

По материалам книги Виктора Суворова ПРОТИВ ВСЕХ.

По книге В. Суоврова "Против всех" подготовил В. Лебедев

Комментарии
  • Igorkri - 04.04.2017 в 09:03:
    Всего комментариев: 18
    111
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 0
    • kim - 23.04.2017 в 08:13:
      Всего комментариев: 2
      Этот человек-Вик.Суворов-страшно честолюбив,корыстен и амбициозен. Его писанина хороша для примитивного читателя. Как говорится, "лепит от горбатого".
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 6
      • A.D. - 13.08.2017 в 00:26:
        Всего комментариев: 1
        Извините, я не вор и не уголовник, не знаю вашего жагрона. Что такое "Лепить от горбатого"?
        Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?