Независимый бостонский альманах

Игры с людьми

30-08-2020
  • GP-bookОрганизационно-деятельностные игры (ОДИ)

    В июле 79-го ГП по традиции нескольких последних лет приехал в поселок Новая Утка под Свердловском, где на базе отдыха Уральского филиала ВНИИТЭ провел традиционное совещание с участием членов Кружка и сотрудниками института, обсуждая проблемы дизайна и дизайнерского движения. В прежние годы он затем возвращался домой и переключался на другие заботы. А в этом, собрав в Москве новый коллектив, вновь отправился в Утку на совещание по странной теме – «Программирование комплексных исследований и проектных разработок, обеспечивающих создание ассортимента товаров народного потребления для Уральского региона».

    Однако, что же случилось в той легендарной с тех пор Утке? Что – «сермяжная» правда, а что – «художественный» вымысел, очередная байка Георгия Петровича, какими он часто пользовался для рассказа о самых серьезных проблемах («сказка ложь, да в ней намек»)? Для ответа я воспользуюсь «первоисточником», благо ГП не единожды о том историческом событии вспоминал в установочных докладах на играх и лекциях по истории Кружка:

    – Среди творений ММК особое и, на мой взгляд, очень большое значение имеет ОД-игра. Возникновение ее банально в ряду исторических возникновений, но для меня это был первый случай, когда я мог все наблюдать, соучаствовать в создании и понимать, как нечто возникает в истории. Семинар ММК работал регулярно, собирал от ста до двухсот человек и сформировал за 25 лет своей работы, я бы сказал, мыслителей – больших и маленьких. Не «научных работников», поскольку был методологический, философский по своей основной направленности. Там ценилась мысль, а не проговаривание известных, кем-то наработанных знаний. Но меня очень волновал один момент: там собирались очень умные и способные люди, но, как я начал понимать года с 76-го, со «щелевой» психологией. Тогда-то и была осознана задача – создать для членов Кружка свою особую практику, где они могли бы действовать как социально значимые люди... втащить подлинную практику в структуру семинарской работы.

    Это все обсуждалось, но я не случайно говорю «исторический процесс». Мы это осознавали, чувствовали, но нужен был еще дополнительный толчок, который создал бы условия для всего этого. Он случился в июле 79-го. На очередной конференции в Уральском филиале ВНИИТЭ мы обсуждали методологию технического проектирования, как вдруг...  А теперь неоднократно с тех пор с разными нюансами воспроизводимая байка как вдруг уральские дизайнеры задвигались, мужчины начали поправлять галстуки, женщины – причесываться и красить губы. Чего, думаю, случилось? Они говорят: «директор приехал!» Из черной «Волги» вышел упитанный человек и сказал, что специально, потому что, «пойдя на большие лишения» – преодолел 80 км отвратительной дороги, а не призвал в свой кабинет, – приехал поговорить со мной, добавив, что разговор закрытый, а потому он не хочет, чтобы кто-нибудь его слышал:

    – Я попал в очень трудную ситуацию. Я давно сделал ставку на развитие теории и методики технической эстетики. Все это здорово развивалось, но недавно нам срезали ассигнования – в Госкомитете по науке сказали, что не нужна нам наука и методика, нам практика нужна. Тут он высказался по поводу чиновников... А деньги нужны позарез. Вот я и искал, где и как их взять. Наконец услышал:

    – У нас пять миллионов валяются. Хочешь? Бери.– На сколько?– На пять лет. По миллиону на год. Он взял. Ему говорят:– Ты сначала тему-то прочитай.– Не важна тема. И доверительно Георгию Петровичу: «Деньги-то надо брать, теорию и методику развивать, а там или шах помрет, или ишак сдохнет, и вообще что-то изменится». Короче, деньги взял, свои вопросы решил, успокоился, а из ГКНТ через три месяца звонят, требуя предъявить программу исследований. Он вызвал главных специалистов, спросил, на какую тему подписался, услышал – «Ассортимент товаров народного потребления для региона», – но никто не знал, что это такое. Тогда он вызвал начальника информационного отдела: «Напиши мне справку, что с этим в Германии, Англии, США». Через три дня слышит: «Ничего не обнаружено». Позвонил в Москву: «На Западе по ассортименту ничего не делается, значит, и нам не нужно». А ему под дых: «Им не нужно, потому что у них рынок есть, а нам очень нужно, и от этого наше счастье зависит, а потому давай поспешай...». В грусти и печали бродил он по институту, добрел до лаборатории методики, за дверью что-то говорят. Заглянул: сидит девушка, переписывает чей-то доклад, и мужской голос говорит – методология может все!– Вы до сих пор так думаете?– Да.– Ну я спасен! У меня предложение: я предоставлю вам нашу базу, вы собираете лучших специалистов, с ними все обсуждаете и пишете отчет для ГКНТ.ГП заказ принял, отказавшись писать отчет – сделают дизайнеры филиала, с чем директор вынужден был согласиться. Добавив: ему абсолютно все равно, что тут приезжие будут делать, даже если аморалка будет, он и на нее глаза закроет, лишь бы в конце мероприятия ему на стол лег вожделенный отчет!

     

    Приезжал ли директор филиала в Утку и о чем с ГП говорил, бумаг, все это подтверждающих или опровергающих, не обнаружено, а Петр Щедровицкий убеждал меня, что все это отец выдумал. Однако и совещание было, и какой-то отчет был написан, за что дизайнеры даже получили премию. И почему потом это совещание назвали игрой, объяснений тоже более чем.

    Для начала – из той же байки ГП:

    – Начав собирать людей под эту работу, я понял значимость слова «игра». Надо было выдумать что-то такое, чего не было, или где-то было, но мы не знали. Обдумываю эту ситуацию, я всегда вспоминаю тип заданий «Иди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что». И утверждаю, что это – особый класс заданий, которые должны называться проблемными. Я различаю понятия «проблема» и «задача», которую всегда понимаю как учебную по сути своей – когда известно, что именно надо получить и как сделать. В этом смысле я и говорю, что они учебные: там возможен учитель, который знает, как это делать и может рассказать. А здесь была проимитирована проблемная ситуация. Мне же надо было ответить на вопрос, могу ли я решить проблему? Поскольку надо быть человеком, который может делать то, что могут делать другие, и немного больше. А что получится, значения не имеет, поскольку, как вы понимаете, нашей стране ведь никто не нужен, ни инженеры, ни ученые, ни дизайнеры. Всех их ни в первобытном обществе, ни в феодальном быть ведь не может. Но тогда мы с вами автоматически становимся недочеловеками. И это очень обидно, а мне так просто противно...».

    Однако, приняв заказ, ГП с ходу уткнулся в непредвиденное – специалисты с ним ехать отказывались: мы в ассортименте не разбираемся, а работать умеем только по нормам («И это опять-таки наша стандартная ситуация, ситуация безнадежно отстающего общества»). Но поскольку подрядившийся ГП выступал как свободный художник, то есть не под защитой государственного учреждения, то ошибаться не мог – обязан был действовать наверняка. Тогда-то он якобы и начал соблазнять необходимых ему спецов предложением с ассортиментом... поиграть! Это как? Да как дети: палку между ног поставил и объявил себя бойцом Первой конной армии Буденного!.. Начиная понимать, во что он их сманивает, спецы для начала фордыбачились, спрашивая: «Девушки будут?» – «Будут». – «Танцы?» – «Будут». – «Командировочные?» – «Плачу». – «Поехали...».

    GP3

    Девушки всегда были важной частью ОДИ. Очень тонизировали и стимулировали креативность. В центре - ГП.

    Рассказ о соблазнении ГП завершал пояснением, что вопросы о девушках и танцах были «формой принятия, вежливой манерой речи»: все были профессионалами высокого уровня, готовыми «штурмовать небо». Иными словами: «Им надо было проверить себя: могут ли они выдумать, сделать нечто такое, что возникает, казалось бы, из жизненной ситуации, но не имеет пока что решений и подходов. Могут или не могут? Проверка каждый раз самого себя и вопрос для самого себя...».

    Странным совмещением «разработки программ и проектов», традиционной для методологов, с «ассортиментом товаров», который, как он потом признается, его в упор не интересовал. А уж каким он после этого вошел в квартиру на Обручева, Галина его никогда не видела: весь просветленный, сияющий, улыбка до ушей... «Что случилось?» – спросила она, он ответил: «Случилась игра!» – «Чего-чего? Поясни!» – на что он понес какую-то околесицу:– Одни сопли-вопли, потому что я до сих пор не могу сказать, что это такое...В очередной лекции по истории ОДИ он скажет: «Все участники игры находятся после нее в эйфории: “Вот это жизнь! Вот это здорово!” А спрашиваешь, что было здорово, начинают мяться...». Но можно ли было любимой жене, которая в игре, годом позже названной организационно-деятельностной, никогда не участвовала, рассказать так, чтобы она все поняла? Нет.

    Тем более не может быть двух одинаковых ОДИ, в которой собирается пятьдесят, сто, двести и больше человек, преследующих свои, у кого имеются, цели. Начинается она с установочного доклада руководителя, в котором он объясняет, как будет проводиться – как будет организована– игра, и какую скрытую в названии-теме проблему они должны решить в процессе своей деятельности (это к пояснению, почему игра так называется). После чего все расходятся по группам, название каждой соответствует одному из аспектов общей темы, и его обсуждают. Чтобы свести к минимуму хаос, каждой придан игротехник – «глаза и уши» руководителя игры. Днем все собираются на общем заседании, докладывая результат дискуссии. Вечером обсуждают, что происходило на общем плацдарме и что там они делали. При этом какие-то этапы игры могут быть проведены как performance – представление («театр – обязательно»), другие как play – противоборство участников, третьи как game – нечто, регламентированное правилами, весьма расплывчатыми; в игре эти три момента соединяются. В последний день на заключительном общем заседании руководитель игры подводит ее итоги. Вроде бы все! И если читатель, никогда в ОДИ не побывавший, хоть что-то про нее понял, то он – гений. Во всяком случае ГП в 82-м году, проанализировав 15 игр, скажет:– Опыт невероятно сложен, и первая проблема, с которой мы здесь сталкиваемся, – это трудности описания реальных ситуаций. ОДИ – это всегда концентрированная жизнь со всеми ее нюансами. Организовать ее намного проще, чем описать, это несопоставимые вещи. Организация жизни – в пределах человеческих возможностей, а описание жизни, по-видимому, вне пределов. Такой всеобъемлющей дескрипции быть не может. Поэтому мы мучаемся с этой проблемой. При этом оказывается, что можно вести игру в самых разных планах. Например, как метод активного обучения – это будет одно описание. Или как метод решения народно-хозяйственных проблем – другое описание. Игра как метод развития человека – третье, игра как метод развития или создания мыследеятельности (МД) – совсем иное...

    На этом байка, а точнее, мой ее пересказ, заканчивается – дальше все серьезно и без вариантов. В том историческом августе неожиданно сошлись («В истории случайности лежат в основании необходимых событий») разные направления деятельности Кружка в предшествовавшие годы, от первых прорывов в механизмы мышления до поисков ГП новой формы практики для кружковцев.

    За год до того методологи начали отрабатывать договор, который Василий Давыдов, тогда директор Института психологии, заключил с Малаховским филиалом Московского института физкультуры по теме «Решение задач в условиях неполной информации, дефицита времени и коллективного действия», о чем мне рассказал Георгием Петровичем трудоустроенный в институт Сергей Котельников:– Тогда тема «решение задач» была модной среди психологов, а добавка «в условиях неполной информации и коллективного действия» была данью второму, Давыдовым для ГП найденному заказчику – Министерству обороны, то есть военным, но все определялось идеологией ММК.

    На второй год в процессе обсуждения темы родилась идея игры. Однако крика «Эврика!» со вспышкой на слове «игра» не было, потому что до того уже проводились имитационно-методологические игры, и не было тогда за ним никакой реальности: различение между игрой и игровой формой появилось спустя два года. Более того, многие возмущались: «Какого черта “игра”? – за этим же словом масса традиционных смыслов». И никто не понимал, как их применить к ситуации уральского заказа. Пояснение ГП: «Слово “игра” на первых порах употреблялось совершенно условно и несло в себе преимущественно негативный смысл: игра – значит не конференция, не совещание, не симпозиум и не работа в обычном смысле этого слова, а нечто совсем иное, но что именно – это мы тогда плохо себе представляли...».

    Получив заказ, Георгий Петрович провел в Москве и Малаховке несколько подготовительных семинаров, на которых молодые кружковцы – Наумов, Попов, Щедровицкий-младший, Гнедовский – обсуждали рамочные методологические проблемы, а ветераны Сазонов и Тюков разыгрывали конфликт между организационной надстройкой и участниками будущего действия. Расшифрованные с диктофона тексты составили т. н. «малаховский многотомник», их ГП разворачивал, редактировал и дооформлял как отчет по договору с Институтом психологии.  В Утке (или еще раньше) выяснилось, что приглашенные были специалистами – каждый в своем деле, и потому ни один из них по отдельности не мог решить проблему. («Но и вместе не могли, так как даже не умеют разговаривать друг с другом».). Но и методологи, скажет ГП, были не знающими учителями, как в деловых играх, «не волшебниками» – обучаясь вместе со всеми, объединенными усилиями складывали некую «машину» (мегамашину), которая, работая по определенной программе, могла выдать нужный продукт.

    В шутку сопоставлю с футболом. Собранные в клубе игроки еще не машина – не команда, ее еще надо сложить – это задача, но не проблема, поскольку есть тренер (учитель), который знает, как этого добиться. Если же не знает, то задача возникает у руководства клуба – найти умелого тренера, эдакого волшебника, а вот если и он не обнаруживается, возникает... проблема! Такая «машина», то есть ОДИ, «есть специфическая универсальная форма организация коллективного мышления и деятельности достаточно больших групп людей для решения прежде всего проблем, именно в этой функции она и конструировалась...». В ОДИ не применяется мозговой штурм, поскольку в нем запрещена критика, тогда как в ОДИ критика, столкновения, конфликты – основа продвижения к цели. «Именно для этого потребовалась идеология игры – чтобы каждый высказывался, не боясь завиральности»:

    Отвечая в уже процитированной лекции на вопрос – ОДИ специфическое советское образование или нечто подобное есть на Западе? – ГП ответит: «Схожие моменты есть на сессиях Тавистокского института (Тавистокский институт человеческих отношений, созданный на базе Тавистокской клиники группой терапевтов, исследователей и консультантов, проводил психоаналитические исследования группового и организационного поведения. – М.Х., см. также книгу Даниэля Эстулина “Тавистокский институт”. – Примеч. ред.), но в целом игра – специфический советский продукт: она нужна нам, поскольку дает людям возможность жить, пусть и в пробирке». И тут же получив: «А можно ли в пробирке быть свободным?» – ответит: кто прожил десять дней в пробирке человеком, может остаться таким и дальше, если запомнит, что это значит – быть человеком. Однако свобода в такой «пробирке» не означала вседозволенности анархии:– ОДИ – демократичная форма организации коммуникации и взаимоотношений, где все участники, независимо от их культурного уровня и глубины подготовки могут активно и полноправно участвовать в обсуждениях, чувствуя себя, при всей разнородности аудитории, всегда и постоянно на месте и в гуще происходящего, каждый может выступать как свободный творец и деятель. Но проводит игру игротехнический коллектив, владеющий техникой организации, руководства и управления. Тем самым игра оказывается уникальным средством организации такого рода, невероятно удачно и точно совмещая два противоречивых требования – абсолютную свободу действия для каждого участника и очень жесткую, при этом эффективную организацию мышления и деятельности.

    Любая игра делает человека человеком и в этом смысле она всеобща, но ОДИ не совсем игра или игра с особой материей или даже вовсе не игра: она предоставляет участникам свободу индивидуальной мысли и индивидуального, одновременно обеспечивая целеустремленность и движение по линиям, которые задаются ее объявленными действия целями...

    Чуть в сторону, но по делу. Как-то раз на семинаре в офисе сына ГП, Петра, я оказался соседом Михаила Кутузова, военного моряка, а после выхода на пенсию блистательного архивиста (он, в частности, раскопал несколько колен рода Щедровицких). Отвлекшись от чьего-то доклада, я начал листать лежащий на столе журнал по проблемам управления (названия не помню) и сразу наткнулся на статью в переводе с английского, подписанную Терри Ли Томасом со ссылкой... на ГП! Спросил Михаила Александровича, он усмехнулся:– По поводу имени: Томас – только одно из них... «Штирлица здесь знали как Бользена!..». Это шпион, или разведчик высокого полета, он начинал свои «изыскания» в Ливане в войну Судного дня. Затем работал системным аналитиком Управления по исследованию зарубежных вооруженных сил (Fort Levenwarth, USA). Какой именно конторе это Управление принадлежит, сказать трудно. Одно время Министерству обороны, сегодня, возможно, у него независимый статус. Они тщательно отслеживают все, что касается исторического опыта комплектования, снаряжения и боевого управления войск и флотов. Поскольку контора открытая, был даже сайт в интернете, то их официальная позиция очень весома среди профи. Судя по всему, ГП предложил очень интересную модель или схему рефлексивного управления, типичную для европейских вооруженных сил, но не для американских – позволяющую оценивать ситуации по мере реализации замысла. Американцы привыкли управлять по принципу: «Не получилось, как в плане, – хрен с ним, отрабатываем следующий эпизод, как задумывалось вначале». Японцы их за это не раз наказывали, поскольку всегда шли от реального положения сил и средств: немецкая школа, ничего не поделаешь. Проще можно сказать: ОДИ – это перенос военно-штабной игры на картах в масштаб совершенно иного уровня. И рефлексия каждого шага – это прежде всего удержание оперативной обстановки. Такое управление требует очень грамотных командиров и очень толковой военной доктрины. Именно до нее американцы, скорее всего, и добирались: у них не хватало воображения понять, что перед ними не советская военная доктрина, а мысли одного человека. Идеи ГП в этой области, вовремя примененные, могли дать армии и флоту совершенно иного качества командный состав. Потому их отслеживали американцы – они ребята ушлые.

    Отчет (протоколы) первой ОДИ опубликованы в серии «Наследие ММК. Организационно-деятельностные игры», М., 2006, а отчет об ОДИ-16, посвященный работе с проблемами в самих ОДИ, – в той же серии в 2017 году в Москве. Завершив 79-й год серией семинаров, на которых методологи прорывались к пониманию, что же они сотворили в Утке (эта серия будет означена как вторая ОДИ – И-2), в следующем году Георгий Петрович проведет еще две игры – И-3 и И-4. Первую вновь для того же заказчика и по вполне ожидаемой теме «Дизайн-проектирование и дизайн-программирование систем – сравнительный СМД анализ». В пояснении ГП: «Предложенная тема была очень важной: надо было разобраться, в чем разница между проектом и программой. Это была очень сложная и очень продуктивная игра, но теперь на базе проделанной там работы мы беремся за 3–4 недели программировать все, что угодно...».

    Другая неожиданна «адресом»: хотя о новации Кружка осведомлены были лишь ближайшие коллеги, весть о ней каким-то образом донеслась до Латвийского совета Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов, и Совет, собрав в Риге 180 своих членов, пригласил методологов разобраться в вопросе «Выявление средств, методов и техники изобретательской деятельности».

    А со следующего года не просто пошло – помчалось-понеслось: в 81-м десять игр, в 82-м семь, в 83-м восемь и столько же в 84-м, причем не только под Свердловском, в Москве, Латвии, но и в Одессе, Киеве, Харькове, Горьком, Верхнем Волочке, Шауляе, Пущине. Имитируя-разыгрывая в них проблемные ситуации в разных профессиональных областях, ГП ставил проблемы энергетики, образования, экономики, научной сферы,

    причем возникшие контакты с заказчиками, будь то Белоярская атомная электростанция, Харьковский институт инженеров коммунального строительства или СоюзМорНИИпроект Минморфлота, длились не один год и играми не ограничивались.

    Энергетики пригласили ГП в свой институт повышения квалификации, где он прочел курс лекций по проблемам организации, руководства и управления, пригласившим его морякам – курс лекций об основах и принципах методологической организации мышления и деятельности специалиста (и т. д.).

    В эти же годы государство в нарастающем (как и игровое движение...) темпе расставалось с одним за другим генсеком: Леонидом Брежневым, сменившим его Юрием Андроповым, его сменившим Константином Черненко. Наконец безутешные наследники решили сменить колоду – в марте 85-го вместо очередного мрачного геронта выдвинули из своих рядов молодого Михаила Горбачева, и спустя два месяца непривычно для телевизионных пикейных жилетов улыбчивый генсек объявил «городу и миру» о начале перестройки. А еще до того, в конце 84-го, об очередной игре методологов благосклонно отозвалась не просто многотиражная – правительственная газета (предположу, что главный редактор уже знал или предугадал грядущую смену декораций). Осторожные до того руководители разных ведомств и рангов восприняли это как знак того, что в ОДИ нет ничего противозаконного и противоправного, а в провинции «верхний одобрямс» еще и спровоцировал всеобщий «ободрямс»!

    После чего словно плотину прорвало – страну накрыл вал повального увлечения оргдеятельностными играми. Справляться с потоком заказов ММК удавалось лишь потому, что к этому времени их начали проводить и ближайшие ученики – сподвижники ГП: Борис Сазонов, Александр Зинченко, Анатолий Тюков, Сергей Попов в паре с Петром Щедровицким. Причем наряду с хозяйственными вопросами – хотя, обсуждая их, например, принципы организации и управления в условиях конкуренции и хозрасчета, участники не могли не выходить за границы темы – методологам начали предлагать темы, «простому люду» для публичного обсуждения до того запрещенные. У каждого заказчика – свой интерес! Например, у районного управления народного образования – пути его совершенствования в условиях демократизации, у Совмина Карельской АССР – взаимопонимание и сотрудничество «ребенка, общества и государства», у Академии наук – демократизация и самоуправление в советской науке, у областного города – перспективы и программы развития одного из районов, а у столицы – ее экологическая политика! Райкомы партии просят организовать обсуждение перспектив и возможностей развития сельских районов, республиканские Совмины с Госпланами – методы управления развитием регионов в условиях свободной экономической зоны, обком компартии Украины – анализ политической ситуации в стране, республике и области, а обком комсомола, что и как надо перестроить в ВЛКСМ! Даже идеологический отдел ЦК КПСС возжелал с помощью методологов обсудить животрепещущую проблему взаимоотношения партии и молодежи.

    Создается впечатление, что в стране уже многие годы, если не десятилетия, ничего не обсуждали на концептуальном уровне. Именно на концептуальном! Университетский город заказывает обсуждение методологии концепции городского развития, соседний – развития в условиях самофинансирования и самоуправления, третий – пути и методы реализации концепции общего среднего образования. Даже концепцию... бытового обслуживания населения и развития торгового дома (sic!) в сфере культуры! Союз театральных деятелей просит разработать концепцию профессиональной ассоциации режиссеров драматических театров страны, республиканский Союз кинематографистов и Министерство культуры – обсудить «фундаментальные ценности национальной культуры: история, современность, концепции развития»! У областного управления культуры запросы скромнее: «Организация научно-методического обеспечения развития культуры в регионе», еще скромнее – у поселка, взволновавшегося проектированием культурно-образовательного центра.

    Любопытно было бы узнать, что с ними со всеми сталось – поднялось ли на недосягаемо высокий уровень бытовое обслуживание населения и действует ли поселковый культурно-образовательный центр? Какой жизненный путь выбрал о том размышляющий юноша (и такая игра была в Литве) и как вырос профессиональный уровень ученого в сфере геологической науки и практики (раньше не интересовало?). Кто и что об этом помнит?

    А уже приближаются «свободные» выборы, и два райисполкома загодя заказывают обсуждение вопросов «разработки программы подготовки выборов в местные Советы» и «механизмов деятельности инициативных групп в период формирования местных Советов».  Если бы ОД-игры начали распространяться по стране с началом перестройки, нашелся бы кто-то, кто объяснил это известной формулой «Партия сказала: надо, комсомол ответил: есть!» Тем более что именно ЦК ВЛКСМ инициировал первые игры с открыто политическим колером (в Новосибирске – Владимира Жегалина и на РАФе – Артеке – БАМе Сергея Попова).

    Но к 85-му году ГП провел уже 40 (!) им самим инициированных и никем не санкционированных игр и несколько таких провели его сподвижники. Так откуда взялось столько заказчиков, да еще со столь различным статусом?  Когда ГП в лекции по истории игр сказал о своей еще с университета поставленной цели возродить интеллигенцию, его тут же спросили, есть ли на то социальный заказ, он ответил:– Я и есть заказчик, поскольку я существую. И сегодня у меня достаточно высокий социальный статус. Сегодня я говорю от имени российской культуры. Еще лет десять тому назад меня не слушали, а теперь почему-то слушают. И вроде бы я имею мандат на такую речь. Сегодня. Поэтому это и есть социальный заказ. От имени российской культуры!

    GP5

                                           Пауза между заседаниями в игре

    А от чьего имени заказывали игры руководители промышленных предприятий и вузов, советские и партийные органы? Вот ответ Петра Щедровицкого – младшего:

    – Каким бы претенциозным ни показался мой ответ на твой вопрос – нация, народ, нарождающееся и народившееся. Слово «заказчик» играет с нами злую шутку. Будто сидит в какой-то темной комнате некий умник. Но это во многом коллективное бессознательное или надсознательное. Претензия на социальное действие – что в Байкальской экспертизе –1988, что на выборах комсомольского штаба БАМа-1987 – была тотальна. Если бы мы двигались в рамках административных систем, наше действие было бы очень маленьким, мы все время упирались бы в барьеры между ведомствами, партийными или хозяйственными органами. Но когда ситуацию обсуждают 300 человек, а в их числе заместители министров союзного правительства и, вырванные из своих кабинетов, сидят в одном зале неделю! Я никогда не забуду первый «судебный процесс» на Байкальской экспертизе в виде слушаний по делу целлюлозно-бумажного комбината. Вдумайся! На дворе – 88 год, в город понаехали незнамо кто, в переполненном зале заседаний несколько заместителей министров союзных министерств, «процесс» фиксируют журналисты с кинокамерами, в слушаниях участвуют «обвинитель», «защитники», «присяжные»... И в какой-то момент в свидетели вызывается второй секретарь Иркутского обкома партии. Он послушно поднимается на трибуну, ему начинают задавать вопросы, и он... на них отвечает! Я сидел в последнем ряду и даже издали видел, как его голова начала покрываться бисером пота.

    Теперь я тебя спрашиваю: это кто делал? Мы с Поповым? Нет, это «заслуга» коллективного ожидания некоего процесса, который затем не очень правильно назвали демократизацией. У него была очень мощная энергетика: народ высвобождался из-под пут советской системы, и люди чувствовали свое право задавать вопросы и получать ответы. Откуда же у них этот мандат? Его же никто не давал! Но есть некая социальная онтология, и она либо делает тебя правым, либо нет. Либо у тебя есть ощущение этого мандата, либо нет. Вспомни события 91-го года в Москве. Сегодня можно говорить, что ГКЧП был марионеточным, но ведь это ощущение идет не из действий тех, кто сидел тогда перед камерами ТВ, а из отношения тысяч людей к их действу. Из того коллективного бессознательного или, точнее, надсознательного, которое сильнее логики отдельных людей, потому что в нем воплощается сила истории...

    Напомню: создавая ОД-игру с переносом в нее функции соорганизации мышления и деятельности разнопредметных специалистов-профессионалов, Георгий Петрович решал прежде всего задачу организации иной практики для кружковцев. Оказалось, что игра еще и проблематизирует традиционные основания и ценности жизни, причем, как понял ГП, именно в этих рамках она становится средством политического воздействия: ОДИ оказались очень мощным средством именно для решения перестроечных задач. Тем самым мы преодолели ситуацию единомыслия и вышли к ситуации достаточного плюрализма. В ходе распространения и развития ОДИ эта функция отодвинулась на задний план, и главной стали другие: политической соорганизации людей и творения идеологии или идеологических установок коллектива.

    **********

    По мнению Александра Левинтова, в середине 80-х «в стране действовало около трехсот команд, каждая проводила в среднем по десять игр в год, при средней численности участников каждой примерно в сто человек, за пять лет играми было охвачено ориентировочно около полутора миллиона человек. ОДИ позволили решить огромное количество локальных и частных проблем, что привело к заметному общественно значимому изменению мышления. Так называемое новое мышление возникло, разумеется, не в недрах ЦК КПСС и не усилиями разрозненных диссидентов, а мощным фронтом ОДИ».

    Мераб Мамардашвили в увлечении друга теорией деятельности разглядел «похоть, как сказал Августин, власти», о чем сказал мне: «Теория деятельности, какую развивает Юра, оказывается каналом для реализации интенций власти». О той же «интенции» мне сказал Алексей Козлов, знаменитый джазист, после окончания архитектурного института работавший с ГП в лаборатории Института технической эстетики:– По масштабу личности, мощи интеллекта и воли Георгий Петрович, досконально проанализировавший структуру и механизмы советской власти, мог бы возглавлять Академию наук СССР, стать премьер-министром, даже президентом страны...

    Уход в небо

     Знающие, что почем, люди утверждают, что двухчасовой семинар для руководителя – нагрузка очень большая, потому в научном сообществе такие энтузиасты наперечет. А семинары ММК, как правило, во второй половине дня – с утра все учились или работали, длились много дольше, причем в первое десятилетие ГП проводил их по четыре, а то и по пять в неделю. Потом начались игры, а это, как правило, неделя интенсивной работы с раннего утра, с краткими, чуть ли не на бегу, перерывами на обед и ужин и ежевечерней, далеко за полночь, рефлексией.

    Бенедикт Спиноза сказал: «Еще никто не определил, на что способно тело». Я позволю себе добавить: тем более, когда оно подчиняется воле целеустремленного человека. Но и расплачиваться за такую устремленность приходится намного раньше и куда как дороже. Тем более, когда его владелец не может вовремя остановиться.

    Вот  график ГП в 1990-й. Начал съездом методологов в Киеве. Продолжил в Ульяновске, Сургуте, Калининграде, Набережных Челнах, Обнинске и, «по пути» проведя очередную игру в подмосковной Рузе, отправился в Ростов-на-Дону. После короткой передышки –

    Ташкент, затем Тольятти, Обнинск, поселок Коблево Николаевской области. И вновь: Минск, Киев, Свердловск, Светлогорск, Новосибирск, Тверь, Челябинск, снова Обнинск. Итог: 21 город, 13 совещаний, девять полномасштабных игр!

    А закончил в декабре на игре в пансионате «Зеленый берег» под Тольятти обмороком. Приехавшая со скорой старушка-невропатолог определила гипертонический криз и предложила от греха подальше срочно переправить больного в городскую клинику, но примчавшийся дока в тех же вопросах, друг Славы Волкова, отсоветовал: «Можем не довезти!». И в надежде на неисчерпанные резервы организма игру решили не прерывать, три дня ГП с кровати вставал, только чтобы добрести до туалета в той же комнате, но утром последнего побрился, оделся и вышел на пленум с заключительным докладом.

    После Тольятти мой однокурсник по мединституту, невропатолог, взглянув на рентгеновские снимки шейного отдела позвоночника ГП, ужаснулся состоянию артерий: любое неосторожное движение головой – и конец!

    Все ресурсы вычерпаны, в чем осенью 91-го на семинаре у Андрея Пузырея памяти Мамардашвили он признается, вспомнив, чего добился, расставшись со «станковистами»:– Мне надо было утвердить методологию как форму организации мышления и деятельности, равнозначную научной, искусству, и этих целей я достиг. Я полагаю, что в культуре страны эта форма и отношение к ней соединились, утвердились. [И теперь] говорю: я цели своей жизнедеятельности достиг. Лично я удовлетворен. И полагаю, что справился со своей задачей... теперь мне надо спокойно и тихо умереть!

    Одна из последних моих с ним поездок на игру, утро, он лежит на застеленной полке в поезде, руки под головой, отрешенно глядя в потолок купе. Что-то случилось? «Ничего, – отвечает, – пытаюсь удержать исчезающее сознание!» И после короткой паузы: «Понимаете, М.С., мне уже все неинтересно, все надоело». Я: «Так не пора ли завязать и в конце-то концов озаботиться здоровьем?» – «Не могу, надо дом достроить, чтобы Галине было, где жить...». Я вздрогнул: не ему с Галиной жить – ей. Словно он с ней уже простился.

    Новый дом в Болшеве, рядом со старым, на том же дачном участке, ГП достроить успел.

    Краском-Георгий завершил свой путь столь же необычно, как и жил. Его прах покоится в колумбарии Донского монастыря, в скромном фамильном склепе – невысокой усеченной пирамиде из черных мраморных плит, метрах в десяти от Вечного огня. Здесь же, в ритуальном зале крематория, прошла церемония прощания с Георгием Петровичем. Не как с выдающимся мыслителем и деятелем – просто с человеком.

    По статусу, пусть неофициальному, церемонию прощания с Г.П. Щедровицким следовало, как было принято в те годы, организовать, скажем, в Институте философии. И хотя вдове была отвратительна мысль о том, что ей придется слушать фальшивые речи коллег Георгия Петровича, его при жизни поносивших, кто-то из его учеников с такой просьбой к руковод-ству института обратился, но напоролся на отказ. Мол, стулья в актовом зале привинчены к полу, их отвинчивать, а потом возвращать на место... сплошная морока. Подумали о Союзе научных и инженерных обществ, где он возглавлял Всесоюзный комитет по СМД-методологии и ОД-играм, однако в здании шел ремонт.

    И остался последний, из приемлемых, вариант – Донской крематорий. Не тут-то было: оказалось, что в нем разрешено прощаться лишь с теми, кто в «священный миг кончины» отошел в иной мир... из Москвы, а поселок Болшево «прописан» (!) в области, при этом «очередников» на прощание в донском конвейере много, так что на всю церемонию отводится не более пятнадцати минут. А была уже пятница, последний в неделе рабочий день, и только сын Петр Щедровицкий знает, как ему удалось в «инстанции» переписать свидетельство о смерти, зарегистрировав ее в Москве, заодно выторговав на понедельник достойное для проводов Георгия Петровича время.

    Оставалось дождаться назначенного нам времени и после прощального ритуала отправиться в Дом кино, где заботами почитательницы ГП, куратора секции научно-популярных и документальных фильмов СК СССР Ирины Курдиной, были организованы поминки. В этот момент я, последствий не предвидя, обмолвился, что на Донском теперь не сжигают (несколькими годами раньше прощался здесь с мамой). Тут уж Галину Алексеевну прорвало: «Это что же, вначале его продержат в “накопителе” черт знает сколько, потом вместе с другими куда-то увезут и выдадут незнамо чей прах? Ни за что! Пусть обо мне будут думать что угодно, но если по идиотским порядкам этого государства нельзя проводить Георгия Петровича в последний путь по-человечески, то я похороню его на своем дачном участке, уж это мне запретить никто не посмеет».

    Вновь пришлось сыну Петру совершить невозможное – договориться с дирекцией Хованского кладбища о том, чтобы исполнить ритуальное действие в тамошнем крематории, хотя в понедельник он был закрыт! И после того, как в Донском над опущенным гробом сомкнулись «врата преисподней», гроб с телом Г.П.Щ. в нарушение всех правил семье по-тихому с черного хода вернули, позволив самым близким ему людям сопроводить его в последний – на сей раз действительно – путь. А когда после очередного прощания мы вышли из хованского ритуального зала, сын, показав вдове на дым из трубы, спросил: «Теперь ваша душа успокоилась?» – «Успокоилась, – ответила Галина, – и моя, и, надеюсь, его...».

    Выборку из книги подготовил В. Лебедев

    Начало здесь и здесь

    Shedrovitsky statue-2019

    Shedrovitsky statue2-2019

  •                                                        Рядом с памятником - сын Петр
  • Список магазинов, где можно купить книгу М.С.Хромченко "Методолог"
    в Москве:
    "Циолковский"," Фаланстер", "Примус версус",
    "Москва";
    в СПб: "Все свободны";
    в Перми: "Пиотровский";
    в Казани: "Смена".
    Также книгу можно приобрести на "Озоне".
    В электронной версии она (чуть позже) появится на "Литрес".
Комментарии
  • someone - 30.08.2020 в 21:02:
    Всего комментариев: 313
    Нет такого "Fort Levenwarth", но есть Fort Leavenworth. Что касается игр - очень интересно, но был в них какой-то дефект, который превращал практический выход в труху. После вроде бы Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 4 Thumb down 1
  • Уфч - 31.08.2020 в 09:14:
    Всего комментариев: 855
    Шо я только что прочёл, шо это за язык, о чём это!? Кто такие дизайнеры и что есть дизайн-проектирование? Уровень кашемыслия в тексте зашкаливает. "Слово "игра" НА Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
    • redactor - 01.09.2020 в 02:51:
      Всего комментариев: 961
      Не по Сеньке шапка.
      Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 1
  • Константин - 01.09.2020 в 01:13:
    Всего комментариев: 1
    Ваш интернет-проект подсобляет сконцентрировать повечеру абсолютно всю нашу большую семью вместе. В тот момент я всякий раз вспоминаю о Вас с признательностью
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
  • Михаил - 01.09.2020 в 10:58:
    Всего комментариев: 1
    Поздравляю всецелый коллектив Вашего интернет-ресурса с зачином сезона осени. Родителям ребят, какие пошли в учебное заведение, желаю здоровья, благополучия и Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 1
  • net - 01.09.2020 в 19:46:
    Всего комментариев: 230
    Мужичонка занимался любимым делом за казенный счет.В перерыве (надеюсь) щупал аспиранток. Hе голодал, не холодал, не бегал голый-босый с воюющей окраины в 90-е, не Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 8 Thumb down 0
  • alexero - 08.09.2020 в 17:42:
    Всего комментариев: 2
    Поразительно насколько ОДИ напоминают тренинги Lifespring: тут и введение собственной терминологии с переопределением общеупотребительных слов (начиная с самого Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?