Независимый бостонский альманах

УЧЁНЫЕ ЗАПИСКИ

27-05-2004


[Голос Владимира Баранова из Гусь Буки - 2002 г.]

Владимир БарановУважаемый Дмитрий [Горбатов],
в Вашей реплике всуе упоминалась моя фамилия в контексте неких гестбуковских препирательств, начала которых (и смысла) я обнаружить не смог. Уловил только, что вопрос сводится к тому, является ли в музыке число 12 некой степенью числа 2 и, если да, то почему?
Насколько я могу судить, ровно наоборот, число 12 определяет число 2 и связано это с понятием строя.
Как Вы, конечно, знаете, музыкальный строй есть система наиболее типичных звуковысотных соотношений, обусловленная национальным и историческим своеобразием музыкальных культур. Музыкальная идея равномерной темперации для достижения абсолютной чистоты настройки ансамбля оформлялась с XVI века. Её результатом в европейской музыке стал двенадцатиступенный равномерно темперированный строй, октава которого состоит из 12 полутонов с равными интервалами между ними. Отношение частот колебаний двух любых соседних тонов является числом постоянным и называется интервальным коэффициентом. Если этот коэффициент возвести в 12 степень, где 12 есть число, определяемое количеством полутонам октавы, то получим число, равное 2. Отношение частоты колебаний тона, повышенного на одну октаву к первоначальной частоте, будет как 2:1. Таким образом, в равномерной 12-ступенной темперации коэффициент соотношения двух соседних тонов будет равен корню 12-й степени из 2 (~1,05095), а коэффициент соотношения одинаковых тонов двух соседних октав будет равняться 2/1 или 1/2. Первым эту систему описал и рассчитал фламандский инженер и математик Симон Стевин (1584-1620), один из первых точных расчётов равномерной темперации был произведен французским монахом, математиком и музыкальным теоретиком Марином Мерсенном (1588-1648) в 1636 году, а впервые применил эту идею на практике И.С. Бах в “Хорошо темперированном клавире (1722).

Уважаемый Нестор,
возможно искомый Вами смысл словосочетания "guilt by accusation" коренится в практике судебной медицины (forensic medicine). Во всяком случает, это, на мой взгляд, является правдоподобным и вот почему. В практике психофизиологических испытаний на "полиграфе", также известном как "детектор лжи" (lie-detector) обычно используют две методики CQT и GKT. Первая, именуемая "тестом контрольных вопросов" сводится к тому, что перед тем как задать вопрос на засыпку (релевантный вопрос), испытуемому задают т.н. нейтральные и иррелевантные вопросы. Нейтральные - это типа сколько будет семью восемь, а вот среди иррелевантных, т.е. не относящихся к сути дела, ради которого человека пытают приборе, есть также т.н. "контрольные" вопросы. В них самая хитрость метода и состоит: на нейтральный вопрос человек ведь и отвечает легко, притом может как правду сказать, так и соврать, это не суть важно. Контрольный же вопрос - такой, на который все заведомо врут. Спрашивают что-нибудь типа "вы мочитесь в умывальник в гостинице?" (понятно, что при этом подразумевается не Хилтон, а обыкновенный многоместный номер в гостинице "Золотой колос" близ ВДНХ), на что нормальный естественно даёт отрицательный ответ и его тут же уличают в неправдивости ответа. И только сломив волю, путём демонстрации на нескольких контрольных вопросах бессмысленности попытки скрыть в ответах правду, переходят к серии релевантных вопросов, которые повторяются не менее трёх раз, иногда в разных формулировках. Этот метод считается относительно гуманным и получил наибольшее распространение в гражданских делах. В оперативно-следственных же мероприятиях шире применяется GKT, который именуется Guilty Knowledge Test, см., например, http://www.forensicexaminers.com/polygraph.html.
Напрямую интересующее Вас словосочетание в литературе мне не попадалось, но, повторю, я не исключаю, что между "guilt by accusation" и "possesses guilty knowledege" имеется некая предметная общность.

Уважаемый г-н Crusoe,
вы написали “информация уменьшает хаос в обществе путем уничтожения неопределённости, что собственно, и требовалось и доказать”.

Ваш поучительный рассказ чем-то напоминает рассказ Гриши “шесть на девять” из бессмертного произведения братьев Вайнеров “Эра милосердия” о том, как “учёные открыли прибор”, телевизор называется.
Простите, но Вы элементарно путаете бытовое определение неопределённости, часто действительно именуемой некоторыми людьми по незнанию, хаосом и то, чем хаос является на самом деле, а является он по определению непериодическим движением в детерминированных системах, в таких, то есть, где будущее однозначно определяется прошлым. Хаотическое движение имеет конечный горизонт прогноза, с чем и связаны проблемы прогноза хаотических траекторий, например, погоды. Информации, которой надо будет накопить в обществе, для того, чтобы добиться, как Вы пишете, “уничтожения неопределённости”, связанной с хаосом, потребуется довольно много: она будет расти экспоненциально по отношению к горизонту прогноза. Легко догадаться, что в тех случаях, когда мы сталкиваемся не со случайностью (например, гауссова типа), а и в самом деле с хаосом, дела обстоят довольно-таки пессимистично. Но мне не хочется ввязываться в утомительную дискуссию. Уж потому, что Вы путаете принципиально разные вещи, с одной стороны – случайность, а с другой - детерминированный хаос, придаёт Вашему суждению, действительно лёгкость необыкновенную, которую оспорить чрезвычайно тяжело.

Я, честно говоря, не люблю тему хаоса, она сразу уводит в философию, которая есть борьба без правил. Всеобъемлющих определений хаоса нет. В физике понятия “хаос”, “хаотическое движение” являются фундаментальными и вместе с тем недостаточно чётко определенными. Общее понятие хаоса, как, впрочем, и понятие хаоса в повседневной жизни, лишено КОЛИЧЕСТВЕННОЙ МЕРЫ. Поэтому, какое из рассматриваемых состояний системы является более хаотическим или, напротив, более упорядоченным, хорошего (численного) ответа нет. Не более определенным во многих случаях является и понятие хаоса в физике, поскольку хаотическим называют и тепловое движение в равновесном состоянии, и существенно неравновесное турбулентное состояние. Чтобы быть способной порождать хаотическое движение, системе вовсе не обязательно быть сложной. То, что простые системы способны к сложному поведению, как пишется в книге И. Пригожина и И. Стенгерс “Порядок из хаоса”, стало в сво время откровением для исследователей. До Пуанкаре думали, что все динамические системы являются интегрируемыми. Система трёх тел является неинтегрируемой, отсюда хаотическое поведение.
Но, хотя я этой темы и не люблю, но к г-ну Crusoe отнёсся вот по какой причине. Он считает, что проблемы, к тому же социальные, универсально решаются накоплением информации. Это не совсем так. Не совсем потому, что информации в некоторых случаях придётся собирать немыслимо много, что зачастую превращается в неразрешимую ни для каких компьютеров задачу. Мои возражения, короче, касались исключительно жизнерадостности этого г-на по поводу разрешимости нетривиальных на самом деле проблем. И не более того.

Соглашаясь с определением открытая система”, я бы отметил при этом, что далеко не всякий поток “горя и отчаяния” годится для поддержания динамической устойчивости открытой системы “США”. Макроэкономику в динамике принято описывать с помощью т.н. “осциллятора Самуэльсона”. Отправной точкой для получения этой несложной на самом деле модели служит уравнение баланса Y=C+I+G (снизу подвешены индексы t). Здесь: Y=national_income; C=consumption; I=investment; G=government_expedinture. Так вот, динамическая устойчивость осциллятора (дифура второго порядка) обеспечивается в натуре пропорциями между слагаемыми в правой части. Ежели с пропорциями что-то не так, есть два сценария. Первый всё постепенно, нахрен, замерзает, как это было в СССР, в котором было много I и много-много G, в ущерб, понятное дело, C. Второй – когда всё, на фулуфуй, взрывается в положенное время, предсказать которое наука не берётся. Если в Америке кирдык всё же произойдёт, то ей ближе этот второй сценарий, которая рашка уже успела изведать в августе 98-го – в самый расцвет нуворишского капитализма. По Чаадаеву предназначением России является преподнесение уроков цивилизованному миру, вот она и преподнесла. Чтобы кирдык упредить, надо дрейф коэффициентов в дифуре держать на контроле. А чтобы коэффициенты не дрейфовали к опасным границам, надо всё время (и плавно) “бежать, чтобы оставаться на месте”. Короче, менять надо на бегу социальные приоритеты, но только без резких движений. Не очень хорошо вышло с “новой экономикой”. Социальное это движение оказалось слишком уж резким и теперь в дрейфе коэффициентов макроэкономики появилась новая быстрая составляющая.
Так вот, Коммик, способность США перерабатывать мировые потоки “горя и отчаяния”, которые они сами же, согласен, в разное время и вызывали, по-видимому, ограничена. Подрабатывают нелинейные эффекты насыщения, в частности, наблюдается то, что называется “переинвестирование”: потоки горя и отчаяния” со всего мира исправно приходят в страну, а эффективность не растёт. И узкое место, как Вы прекрасно знаете, это human capital. Интеллектуальные ресурсы смуглеющей и толстеющей Америки невелики, к тому же на импульсы типа дня 9/11 слабопассионарное население реагирует лишь депрессией. Короче, не заказы на оружие из мировых горячих точек и не доллары шейхов и ворюг из разорённых стран нужны сейчас Америке в потоке Y, а human capital, ресурс, который наилучшим образом конвертируется в I. Перспективные люди нужны и в большом количестве (в этом-то и была суть преждевременно опочившей в бозе идеи глобализации), а не доллары, которые не через месяц, так через год всё равно США остальному миру “простят”. Свободная миграция и войны несовместимы. Террористы Арафат и Шарон – просто клиенты, доставшиеся Америке от предыдущих эпох, обуза.
Вывод: начавшееся быстрое движение в модели макроэкономики США средствами старой политики не удержать, ergo кирдык неизбежен, а запуск может произойти от пустяка.

Сабирджан - USA - Monday, October 07, 2002 at 20:35:07 (CDT)
В науке сначала рассматриваются обнаруженные факты, потом факты объясняются — это построение теории.

Д. Горбатов - Tuesday, October 08, 2002 at 03:29:50 (CDT)
Вопрос: если никакой теории ещё нет, то откуда тогда известно (заранее!), какие именно факты следует рассматривать?

Ребята, ну вы, блин, даёте! В науке давно уже и прочно осознано, что эмпирическими данными вообще невозможно установить истинность никакого универсального обобщающего суждения, теории, бишь, этой вашей. Эх, чую я, не верите, Станиславские! А зря.
Тогда так. Существует армейское присловье: “долог путь рассказа, короток путь показа”. Демонстрирую мысленный эксперимент.
Ежели б теории не выводились по индукции, а были б продуктом регрессии на факты, то ессссно была бы и программа регрессии!!! Программа, понимаете? Технология! А к ней инструкция, техника безопасности, допуск к самостоятельной работе, производственный разряд, профсоюз, пенсия, этцетера.
А в науке – этого всего нет ни хера! А в технологии – есть!
Почему? Да покочану-с-кочерыжкой!
Потому что, если б теория была объяснением фактов – тем или иным, более или менее изощрённым способом – в эту отрасль бизнеса переходили бы виртуозы типа карточных шулеров.
Кстати, наводящий вопрос: почему теория ни хера не стоила нигде и никогда, а самой завалящей программе соответствует позиция в прайс-листе? Ну, натурально: ни ОТО, ни СТО цента ломанного не стоят и В.Лебедев это вам подтвердит. Потому что не является теория продуктом, не про-(дуцируется), а ин-(дуцируется) вывод в науке. А нет продукта, нет и рынка.
Иначе, если бы заместо моделей научного познания была б одна объясниловка, регрессия, как яйцеголовые от большого ума выражаются, давно бы уже смышлёный Шива К. сочинил бы соответствующую программу регрессии, а по этой программе ему в любой авторемонтной мастерской на Брайтон-биче соорудили бы такую машину, у которой с одной стороны был бы загрузочный бункер для фактов, а с другой – лоток, в который выпадывали бы уже готовые теории в нарядной упаковке, снабжённые сертификатом и юзерсгайдом. И тогда любознательные учёные вместо того, чтобы разлагать молекулы на атомы (тогда как разлагается картофель на полях), могли бы подойти к владельцу указанного аппарата и за договорную цену приобрести у него лицензированную теорийку на все случаи жизни. И всем людям стало бы хорошо, потому что от учёных во всех государствах у правителей головы болят. Думаете, не мечтал юдофоб Лаврентий превратить в лагерную пыль Харитона с Зельдовичем? А Саддаму каково терпеть у себя боевых микробиологов, лиходеев, сибирскую язву выводят, поди, не граждане арабской национальности. Не-е-т, ребята, если б теорию из фактов, это ж какой порядок бы на Земле наступил, эх-ма! Яйцеголовых всех враз к ногтю – повсеместно! Раз выведение знания – технология, значит программёрами можно обойтись. А с этими просто: утром построил их на развод, проверил подворотнички, дал указания и марш-марш. И чтоб прогрессрипорт через каждые 2 часа работы. А можно и вовсе их на цепь посадить и жрать не давать, ежели выработку вовремя не дали.
А шо – хорошо! Или что-то здесь всё же не так? Ладно, сами додумаете.

Владимир Баранов <vedi@nm.ru> Москва, Россия - Sunday, October 06, 2002 at 14:36:33 (CDT)

Валерий, в целом Ваш талантливый как всегда замысел я бы определил, как попытку работать в жанре “клевета на наш радостный строй” (Кибиров). Идея абсолютно беспроигрышная и поразительно прочно укоренённая в национальном сознании. Оттого всякое обращение к этому жанру даёт, выражаясь языком современной рекламы, “неизменно превосходный результат”. Мысленно переносясь в достаточно древние времена, накануне первого большого совецкого юбилея, – 50-летия Октябрьской революции, – я припоминаю, что уже и тогда, будучи ещё сознательным комсомольцем, я твёрдо знал: штурма Зимнего не было, революцию – чисто технически – совершили пьяные матросы, верхушку партии составляли международные евреи, финансировавшиеся кайзером и доставленные из Швейцарии в пломбированном вагоне, а баковое орудие на “Авроре” в самый ответственный момент заклинило и потому исторический выстрел по Зимнему так и не состоялся. Этому всему я самым естественным образом набрался у гнилой интеллигенции в нашем “почтовом ящике” в курилках и на предпраздничных посиделках в лаборатории, а про выстрел Авроры” впервые услышал от нашего комсорга Серёжи Жиляева как раз во время ветеранских воспоминаний об оном событии комиссара революционного крейсера т.Белышева. Нас тогда, помнится, в обеденный перерыв согнали в актовый зал на какое-то торжественное собрание, в ходе которого хер старый предавался соответствующим волнительным чувствам, сочинённым для него, как я сейчас понимаю, достаточно грамотными людьми, вроде тех референтов ЦК, что Вы упоминали в связи с трудами естествоиспытателя И.В. Мичурина.
В той совецкой жизни, о которой я вспоминаю только с ностальгией, и в которой безо всяких следов в сознании и материи посдвал бездну всяких экзаменов по истории СССР и КПСС, диамата и истмата, вступительные и государственные, в адъюнктуру и кандидатские – я всегда отчётливо представлял себе, что Александр Матросов ни на какую амбразуру не кидался, Зоя озверевшим фашистам на сакраментальный вопрос “Где Сталин?” в ихние фашистские хари гордое “Сталин на посту!” не бросала, Лазо в топке не жгли, Щорс под красным знаменем никуда не ходил, да и не мог, т.к. человека с такой фамилией вообще не существовало в природе и в обществе. Столь же паскудными, как я понимаю, были и совецкие победы на культурном фронте. Бравурный социалистический марш “Мы рождены, чтоб сказку сделать былью” оказался на поверку нацистским партийным гимном “Хорст Вессель” и не “Всё выше, и выше, и вы-ы-ше!” надо было на самом деле, оказывается, петь, а “Майн фюрер, майн фюрер, майн фю-ю-рер!”. Также нагло где-то спизженными оказались хит мещанского романса У самовара я и моя Маша” и геройская русская народная песня “Варяг”, мелодию которой бурши ревели в мюнхенских пивных ещё в позапрошлом веке.
Короче, Ваш задум мне, “человеку прожившему такую долгую и неинтересную жизнь”, совершенно весь ясен. Вот сейчас Вы блестяще приложили И.В. Мичурина, походя пнув доблестного погранца Карацупу с верным Индусом и пьяного Стаханова с его забойным результатом. Далее, не сомневаюсь, разберётесь с улётными фантазёрами Можайским и Циолковским, с бравым маршалом Тухачевским, который рубал в основном тамбовских кулаков, а из под Варшавы едва унёс ноги, оставив в плену целую армию, с писателем Фадеевым, который вначале выдумал “Молодую Гвардию”, а после, устыдившись, стал усердно пить, допился до белой горячки и, в итоге, застрелился. Ещё можно увлекательно рассказать про “советские микросхемы, самые большие в мире”, ракету Н-1, которая так и не полетела, как Царь-колокол, который так и не зазвонил, и Царь-пушку, которая так ни разу и не выстрелила. Одни мифы, в общем, и были только в совке, ещё проходимцы да враньё, парткомы да гебуха, а всё ну хоть сколь-нибудь ценное всё это было скрадено откуль-нибудь героями-чекистами – как ЕС ЭВМ (IBM/360) или совецкая бомба Харитона-Зельдовича, копия бомбы Ферми-Сцилларда.
А достойными всяческого уважения – по обычной логике умолчания – у Вас выйдут те, кто крепко сжимал в кармане фигу, другой рукою голосуя на собрании коллектива за “одобрямс”, кто весело, под “7-40”, драпал из застоя на “жидовозе” в Вену, получив вызов от фиктивной тети Хаи, кто сейчас наполовину вернулся, как Зиновьев, Войнович и Аксёнов, чтобы поучать нас здесь и снимать в Москве “русское мыло” по сценариям, которые теперь, после коммунизма, никого в Штатах уже не интересуют.
Да и фиг с ними, с последними, это живые трупы, все их сказки, как говаривал добрейший король Гарин в “Золушке”, давно уже рассказаны, а новых нет.
И вот, собственно, в чём мой вопрос. Как профессионал Вы, несомненно, не могли не заметить того, что ровно такие же глупые мифы, что и в совке, сопровождают историю всякого государства и всякой нации, той же Америки, в частности. Но лишь мы, русские, с эдаким чудным мазохистским удовольствием выставили напоказ перед всем миром свою ныне неактуальную иконографию и заразительно глупо смеёмся над теперь уже действительно кажущимися смешными и нелепыми кумирами наших родителей. – “Дикость, подлость и невежество не уважают прошедшего, а пресмыкаются перед одним настоящим” – угадайте с трёх раз, кто? Впрочем, неважно. Важно иное: американцы, да и всякий любой уважающий себя народ никогда бы не позволили себе подобного осмеяния, пусть даже все их кумиры и герои столь же фантастические и выдуманные, если не от начала до конца, то на 95%, как наши Павлик Морозов и Василий Чапаев.
Короче, Валерий, цитируя типично совецкого персонажа выдуманного, спрошу: “а во всемирном масштабе смогёшь?”. Или, переводя на современный русский: а не слабО ли Вам будет потрогать за вымя священных коров и западного мира тоже?

Валерий, а кстати, не планируете ль Вы, разобравшись с крепостными самоучками Мичуриным, Циолковским и Поповым, опустить и Иван Андреевича? Он ведь, по Вашей логике, из того же ряда: нелепый толстяк, обжора и лентяй, к грамоте родители приохотили, платя Ванятке по двадцати копеек за прочитанную книжку на русском и по полтине серебром - на французском, но впрок начитанность сия малому отнюдь не пошла, т.к. должностёнку писаря в СПб, на которую родителем был устроен, он бросил, да стал в картишки баловаться и выучился, шельмец, этому ремеслу совершенно профессионально, притом выигрывал, гастролируя по России с этим своим искусством, преизрядные суммы, а за то, что в игре нечист бывал на руку, неоднократно водворялся губернскими властями в кутузку и с позором выдворялся за оных губерний пределы. Басни же, за кои удостоен в Летнем саду памятника, нагло сдирал у Лафонтена. А, каков?
Хуже всего, однако то, что, оставшись безнаказанным, рецидивист оный, Крылов И.А. приохотил русских всё сдирать с западных лафонтенов, как то: ракеты королёвские - с фау немецких, еэсы советские - с айбиэмов американских и т.д., список сей утомительно велик, притом, что всем известен, опускаю. А Вы всё старичков безобидных старательно топчете, из которых один в сарае дирижабль строил, другой с своём саду яблоням привой делал.
Короче, вот он где, самый-то ращрушитель менталитета русского человека, приохотивший это безобидное племя, тихо прозябавшее себе на задворках цивилизации, тырить всё сподряд у просвещённых наций.
А, Валерий? Не пора ль пригвоздить наглого старикашку раскалённым Вашим глаголом?

Я ж говорю, Ваш замысел я только приветствую.
Будете о чудаке из Калуги рассказывать здешним музыкантам, юристам и гинекологам, не забудьте им рассказать и о тысячах чудаков по всему свету, которые до сих пор в университетах учат формулу Циолковского. Другое дело, что именем российского исследователя эту формулу далеко не всегда и не все называют, хотя описываемый ею принцип реактивного движения ничуть оттого не меняется. И число Циолковского, оно ведь есть у всякого сосуда, хотя этого совершенно можно и не знать. Ежели Вы поделите вес ведра с водой на вес сухого ведра, то получите число Циолковского для ведра, да только много ль людей занимает голову подобными подсчётами, а уж, тем более, тем, как оно там называется, это отношение?
Короче, высмеете Вы, конечно, жалкого, с детства глухого старичка, - а с Вашим блестящим остроумием это как 2 пальца обоссать, - но помните: ведро у Вас на даче всё равно будет иметь число Циолковского и ничего-то Вам с этим фактом не поделать.
Но Циолковский не единственный, кого тщательно стирают американским ластиком из оруэлловского сознания масс во всё мире. Вы, наверняка, слышали, Валерий, про теорему К.Шеннона. И, соответственно, почти наверняка, даже не и слыхом слыхали про теорему В.А.Котельникова. Естественно! Да что там базарить, изо всех когда-либо живших на Земле учёных в Америке из русских признаЮт одного лишь Д.И. Менделеева. Собственно, даже и его приоритет уже вполне авторитетно оспорен в пользу некого пунктуального немца, и на Западе никем не признаётся, но название “таблица Менделеева” давно уж является таким устойчивым словосочетанием, которое бесполезно пытаться изменить и практичные люди на Западе просто не спорят с ним, хотя и в хер не ставят невежественного бородатого русского, случайно что-то там такое расковырявшего в химии, да и присвоившего нагло собственное имя престижному открытию, на самом деле сделанному учёным великой немецкой химической школы. Таких историй в русской науке навалом. И, естественно, Вы о них никогда не напишете, потому что это машет на скверную патриотическую журналистику в духе газеты “Завтра”. Открыл ли Франклин электричество? Да хер его знает, но на 100-долларовой бумажке точно он изображён, а не изобретатель громовой машины”, российский академик Рихтер, погибший во время эксперимента и заслуженно забытый не только в мире, но и мудаками благодарными соотечественниками, которым невдомёк оказалось портрет экспериментатора сохранить для 100-рублёвки. Оттого и деньги у нас дрянь, что русская историческая память дырява.
Прекрасно Вы также знаете, Валерий, что всем открытым и по праву первооткрывателей названным русскими островам насильно навязаны англоязычные названия. Я уж не говорю про Аляску, Алеутские и Командорские острова. Да взять хоть Антарктиду; кто в мире слыхал о русских, открывших этот материк? Ладно бы сегодня, но вот читаешь хоть бы Жюля Верна, современника Беллингсгаузена, Лазарева и Крузенштерна, так этих фамилий фантастический француз не упоминает вовсе, их как бы и не было вовсе в истории, этих русских капитанов Немо. Не мы. А, собственно, кто мы есть в этом мире? Мы не рабы? Рабы немы.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?