Независимый бостонский альманах

ПЕРЕПИСКА ДВУХ РЕДАКТОРОВ И АВТОРА, или СПОРО СЛАВЯНАХ И НОРМАНАХ

16-03-2008

Письмо главного редактора издательства «Русская панорама» Настенко Игоря Анатольевича

Глубокоуважаемый Валерий Лебедев!

В Вашем альманахе № 432 от 3 июля 2005 г. опубликована рецензия Дмитрия Верхотурова («Продолжение спора о варягах») на книгу В.В.Фомина «Варяги и варяжская Русь» .

Автор рецензии, видимо, совершенно не знаком с этикой научных дискуссий (хотя его дилетантские рассуждения трудно назвать научным спором).

О развязности и безапелляционности можно судить, например, по такому пассажу:

«Коль скоро Фомин добрался до довольно труднодоступной книги П.П. Пекарского об истории Академии Наук, то до текста диссертации Миллера оставалось совсем немного, всего подняться на пятый этаж Исторической библиотеки».

На момент написания статьи диссертации Миллера на 5-м этаже исторической библиотеки не могло было быть. Она появилась после публикации Фоминым (!) впервые на русском языке (!) и в полном объеме текста диссертации Миллера в Приложениях к его книге «Ломоносов – гений русской истории» (М., 2006) (этот факт, кстати, это еще раз показывает добросовестность Фомина как историка). А оттиск текста диссертации Миллера на латыни хранится в БАН в Санкт-Петербурге.

Во всех случаях, когда г-н Верхотуров пытается доказать «фальсификацию» или «передергивание», он выглядит не только не убедительным, а просто голословным. Создается впечатления, что он либо не читал полностью текста рецензируемой книги, либо читал, но не понял, либо попросту сам занимается передергиванием.

Я могу легко доказать это по каждому абзацу его рецензии. Возможно, он совсем новичок (историки слова «норманская теория», «норманизм» и антинорманизм» традиционно пишут без удвоения буквы «н»).

Все «возражения» г-на Верхотурова касались только противостояния Ломоносова и Миллера (что составляет лишь весьма малую толику приведенных Фоминым аргументов в книге «Варяги и варяжская русь»). Странно, что для г-на Верхотурова оказалась незамеченной вышедшая через год новая весьма объемная монография В.В.Фомина «Ломоносов – гений русской истории», в которой автор подробнейшим образом показывает и роль Ломоносова в русской исторической науке, и, в частности, разбирает дискуссию Ломоносова и Миллера (текст дискуссии также опубликован в Приложениях его книги, как, повторюсь, и сама диссертация Миллера).

На мой взгляд, следующий пассаж, которым г-н Верхотуров завершает свой «разбор», является совершенно недопустимым:

«Гнусный "антинорманнизм". Трудно понять две вещи. Первое: почему "антинорманнизм" защищается только путем фальсификации и передергивания. Неужели у "антинорманнистов" нет нормальных аргументов, которые они могли бы выставить? Второе: на кого рассчитывает свое сочинение Фомин, неужели только на легковерных товарищей, которые поднимут руки перед демонстрацией его учености, перед пухлой библиографией?

Я не буду делать вывода за всех "антинорманнистов", ибо среди них были честные ученые. Но "антинорманнизм" в версии Фомина предстает очень даже гнусным учением, основанным на передергивании фактов и цитат, приписываниям оппонентам взглядов, которых те никогда не придерживались, на голословных утверждениях. А также на уверенности, что ученое сообщество все это с благодарностью воспримет».

Слова «гнусный» нельзя применять по отношению к трудам оппонента - в научной среде это знают. В обыденной жизни за это можно получить по лицу. А при публикации в печати или в интернете такое преследуется в судебном порядке.

Я Вас убедительно прошу незамедлительно убрать с сайта указанное выше произведение г-на Верхотурова.

В противном случае, я от имени В.В.Фомина, изд-ва «Русская панорама» и Института российской истории РАН* буду вынужден преследовать и его, и Вас (как издателя) в судебном порядке, с требованием возмещения морального ущерба.

С уважением,
главный редактор изд-ва «Русская панорама» Настенко Игорь Анатольевич

14 марта 2008 г.

* * * * * *

Уважаемый Игорь Анатольевич,

Если бы я следовал вашему примеру, то мне нужно было отвечать на ваше любезное письмо через три года. Именно почти столько прошло после опубликования статьи Дмитрия Верхотурова, касающейся книги В.В.Фомина «Варяги и варяжская Русь». Я понимаю, дело историческое, медленное, и сегодня вам вполне можно было бы писать египетскому жрецу и шумерскому писцу. Дескать, ошибались вы, дорогие предтечи, на счет своего величия и уникальности.

Но я все же не историк (хотя не раз писал на темы исторические, написал даже целый курс по русской истории), поэтому не буду ждать тридцать лет и ваши три года. Ибо я не только не историк, но и не Илья Муромец. Замечу в этой связи, что Верхотуров откликнулся своей статьей на книгу Фомина сразу после ее выхода, в 2005 году (http://www.lebed.com/2005/art4239.htm).

Верхотуров высказал свое мнение по поводу книги Фомина. Он посчитал ее ангажированной, своего рода новым изданием патриотических упражнений на тему сталинского тезиса о русском приоритете всего в мире.

Вы обвиняете Верхотурова в невнимательном прочтении книги Фомина "Варяги и варяжская Русь" и в том, что он не понял этой книги. Допустим. Но при чем тут суд, коим вы грозитесь Верхотурову и мне, который вовсе не читал Фомина? Вы надеетесь, что суд вынесет приговор: "Сим постановляется Верхотурову понять книгу Фомина, а Лебедеву - прочитать с пониманием ее большого значения"? Если так, то нам нужно судом определить по одиночной камере, чтобы ничего не отвлекало от погружения в бездну фоминской премудрости. Обязать законспектировать, а в конце срока сдать устный зачет и письменный экзамен по фоминковедению. Если не сдадут, добавить срок. Кстати, не родственник ли Фомин геометру и историку Фоменко, который открыл, что этруски – это русские?

Дальше - больше. Вы пишете: "Странно, что для г-на Верхотурова оказалась незамеченной вышедшая через год новая весьма объемная монография В.В.Фомина «Ломоносов – гений русской истории», в которой автор подробнейшим образом показывает и роль Ломоносова в русской исторической науке". Скажите на милость, почему нужно ставить в вину Верхотурову то, что он не читал последующих книг Фомина? Разве он его биограф? Вполне возможно, что Верхотурову хватило одной книги Фомина. К другим уже не тянуло. Пусть тогда суд обяжет Верхотурова и меня прочитать и законспектировать и эту книгу Фомина.

Вообще-то у меня тоже есть некоторые сомнения по поводу того, что Фомин понимает, что такое историк. Фомин, например, написал:

"Ломоносов, взрастая на русском Севере, аккумулировавшем народную память, уже с детства, по верным словам В.И. Ламанского, впитывал историю Родины. Слушая в Славяно-греко-латинской академии курсы истории, а также пиитики и риторики, укреплявшие его интерес к истории вообще, он, овладев в совершенстве латынью ... и читая по-гречески, самостоятельно изучает отечественные и зарубежные источники, прежде всего летописи, затем приумножая знания русской и европейской истории и совершенствуя навыки в работе с письменными памятниками в Киеве".

Простите, но всего этого совершенно недостаточно для того, чтобы стать историком. Мало слушать курсы истории (могу себе представить эти курсы в Славяно-греко-латинской академии) и «впитывать историю с детства, проживая на далеком севере». При всем пиетете к гениальному русскому самородку Ломоносову надо понимать, что историком он не был. Пусть он был поэтом, грамматиком, химиком, физиком, металлургом, оптиком, стекловаром-стеклодувом, астрономом, художником-мозаичником, минерологом - но не историком. Даже в самых приятственных и апологетических биографиях не говорится, что Ломоносов был историком. Как вы думаете, работал ли Ломоносов в архивах с древними манускриптами? Его антинорманистские и очень похвальные с патриотической точки зрения замечания на работы Миллера были связаны более с его общей конфронтацией с немцами-академиками, чем с историей как таковой.

Вы делаете одно дельное замечание: «историки слова «норманская теория», «норманизм» и антинорманизм» традиционно пишут без удвоения буквы «н»». Но Верхотуров в своей статье всюду берет этот термин («норманнизм» в его написании ) в кавычки или цитирует Фомина, и, если в цитатах так, то что делать? Уж не знаю, что и думать. Но вот слово «Русь», которое вы воспроизводите в названии книги Фомина со строчной, точно пишется с заглавной буквы.

Коснемся существа дела.

Спор норманистов и антинорманистов - старый, явно идет еще со времен Ломоносова и Татищева, а неявно и раньше. В какой степени можно доверять древнейшей «Начальной летописи» "Откуда есть пошла земля русская" (дошедшей до нас в Лаврентьевской летописи 1377 года и составленной через 500 лет после описываемых в ней событий) , в которой прямо сказано о призвании в Новгород варягов? Монах Лаврентий писал, точнее, переписывал свой свиток из предыдущей летописи, а тот из еще более ранней. И донес до нас слова про прозвание варягов и дружины Рюрика. Истории тут, и впрямь, немного. Скорее – легенда. Но она находит косвенное подтверждение и в иных текстах (см. 1-й том Алпатова «Русская историческая мысль и Западная Европа» ). А вот то, что призвания не было и что Рюрик был славянином – этого вообще нет ни в каких старых источниках. Есть только идеологические пассажи.

Вопроса "А призывали ли Рюрика?» и вопроса о его национальности долгое время не возникало. Эта так называемая «норманская проблема» появилась после работ русских академиков немецкого происхождения Миллера, Байера, и Шлецера. Они не сомневались в норманском происхождении Рюрика и в том, что именно он и его дружина принесли в Новгород государственность. Ломоносов яростно спорил с Миллером, доказывая славянское происхождение Рюрика и автохтонное возникновение славянского государства. Затем на поприще доказательств «ненорманского» происхождения Рюрика подвизались многие советские историки и писатели. Рюрика причисляли и к славянам, и к половцам, и к немцам, и к хазарам. Особенно преуспел в этом писатель Чивилихин в своей «Памяти», в которой имя Рюрика он выводил от названия рарог. А рарог – это, видите ли, по-славянски «сокол». Еще немного – и стал бы Рюрик Соколовым. Но лучше бы от этого не стало, ибо его потомки именовались бы тогда не рюриковичами, а соколовичами. Чуете, чем пахнет? А хазарское происхождение Рюрика – еще хуже, ибо хазары тогда были иудаистами...

В споре Миллера и Ломоносова их правота, думается, поделилась поровну. Конечно, если Новгород, призвавший Рюрика в 862-м году, был крупным торговым городом, то уже по одному этому он должен был организованно управляться, то есть иметь какую-то свою государственность. Кроме всего прочего, норманны промышляли разбоем, жили ватагами и сами не имели никакой государственности, а потому и не могли ее никому принести. Но вот что касается этнической принадлежности, то тут Миллер оказался прав: и Рюрик, и его прямые потомки были скандинавами, об этом говорит ономастика, ибо сами имена Рюрик, Ольга (Хельга), Олег (Хельг), Игорь (Ингмар) – скандинавские имена. Даже имя Владимир происходит не от русского «владеть миром», а от норманнского имени Вальдемар. Более того, само название «Русь», согласно летописи, есть самоназвание варяжской дружины Рюрика.

Возникает вопрос, с какой стати вообще призвали варягов? Это были, как известно, шайки морских разбойников, грабившие побережья морей и рек от севера и до Италии, везде их страшно боялись, в европейских странах даже существовала молитва: «Боже, спаси нас от норманнского ужаса». А тут их вдруг добровольно призвали! И, тем не менее, летописец прав: призвали, произнеся ставшие знаменитыми слова: «Земля наша велика и обильна, порядка же в ней нет. Приходите владеть и княжить нами».

Судя по всему, дело обстояло почти так, как описано во «Всемирной истории» в издании «Сатирикона». Там Аверченко с Тэффи и товарищами шутят, что, дескать, северные славяне платили дань варягам, южные – хазарам, а западные – и варягам и хазарам. Иногда северные тайком приносили дань хазарам. Тогда южные, выбрав ночку потемнее, несли дань варягам. А днем северные нападали за это на южных и колотили их, приговаривая: «Будете знать, как приносить дань нашим варягам!». Поколотив друг друга всласть, они объединялись и шли бить западных славян с криком: «Будете знать, как давать дань нашим хазарам и варягам!». Наконец, устав от своей справедливости, они послали за варягами с уже известными нам словами «Земля наша велика и обильна, порядка же в ней нет...».

Шучу, как вы понимаете. Понимаете, да?

Говоря более серьезно, новгородцы обратились за помощью к варягам по той же причине, по которой преуспевающая фирма приглашает для охраны группу рэкетиров: для того, чтобы она защищала фирму от других рэкетиров. Наверное, слишком много было желающих полакомиться Новгородом, чтобы можно было избежать такой напасти, как норманнский набег (или набег своих), и новгородцы решили: лучше иметь собственных варягов и содержать их как городскую дружину-стражу, чем рисковать всем городом.

Я надеюсь, что суд примет эти мои соображения как смягчающее обстоятельство моей вины.

Но пока идет ваш суд да наше дело, я предлагаю уведомить общественность о возникшей коллизии. Пусть народ прочитает ваше письмо и мой ответ. Наиболее активные, может быть, прочитают и законспектируют все книги Фомина. И пусть , если захотят, выскажут свое мнение по всем поднятым проблемам.

С уважением – Валерий Петрович Лебедев

* * * * * *

Уважаемый Валерий Петрович!

Вы меня не поняли. Я возмущен не норманизмом Верхотурова, равно как и Вашим. Обратите внимание, что я не стал начинать дискуссию (странно, что Вы ее начинаете в своем письме). Дело совсем не в этом. И судиться я собираюсь вовсе не поэтому, это было бы смешно. Я возмущен хамским стилем г-на Верхотурова и употреблением слов "гнусный" по отношению к творчеству г-на Фомина.

Такой стиль недопустим. Поэтому прошу убрать либо статью, либо последний (некорректный) абзац его опуса.

Вот и все.

С уважением,
И.Н.

P.S. В Вашем письме есть несколько неточностей:

В книге Фомина слова "норманизм" и "антинорманизм" были написаны без удвоения "н" (знаю точно - я издатель книги).

Слово "русь" в названии "варяжская русь" пишется с маленькой буквы - это название племени (как например, чудь, свеи, урмане и т.п.).

Повторюсь, норманская дискуссия никакого отношения к моей претензии не имеет.

Однако в Вашем письме есть парочка поворотов, на которые обращу Ваше внимание.

1) На прошлой неделе в Институт русской истории РАН приезжала из Стокгольма Л.Грот. В своем докладе она рассказала, что в шведском именослове имена Рюрик, Хельг(а) (в значении "святой") появляются только с начала XI века (например, княгиня Ольга (жена Игоря) упоминается в скандинавских источниках как Аллогия). При этом различных Рюриков (Руриков) в Южной Балтии и Центральной Европе с VI по X вв. покойный А.Г.Кузьмин насчитал более десятка. Князь Олег (Вещий) имел (по версии Кузьмина) моравское происхождение (история с приглашением на княжение Олега Олеговича и возвращение его в Киев). Ни Рюрик Новгородский, ни Вещий Олег не упоминаются ни в одном из скандинавских источников.

2) Единственным источником о призвании варягов является ПВЛ. Летописец пишет (пересказываю по Лаврентьевской): "Пришли варяги. Назвались русью... (и далее) Язык русьский и словенский один есть". Т.е. летописец сам показал этническую принадлежность варягов. Появление при этом норманизма иначе как выборочном использовании источника я объяснить не могу. Появление норманской теории у Петрея, а затем у немецких академиков в Петербурге подробно рассмотрены у Фомина.

Честно говоря, не собирался ввязываться в дискуссию, но из уважения к объему Вашего письма откликнулся.

Существует сотни доводов в пользу одной и другой теории. 90% доводов норманской теории были похоронены в книге Гедеонова "Варяги и Русь" в конце XIX века (дискуссия после этого заглохла). В третьей части книги (при жизни Гедеонова она не была издана) он посвящает две главы черноморской и прикарпатской руси (о них известно в источниках до призвания варягов). Акад. Куник, которому Гедеонову завещал напечатать 3-ю часть своей книги, написал том "Критических возражений и разысканий", постоянно его переписывал, но

так и не решился выпустить книгу в свет (единственный экземпляр хранится в Питерской БАН). О феномене современного рецидива норманизма (школа Клейна и сектор Пашуто) написано немало.

Еще раз повторюсь, норманская дискуссия никакого отношения к моей претензии не имеет. Мне все равно, какую точку зрения разделяет тот или иной человек, главное - чтобы он умел себя вести и не оскорблял других.

С уважением, И.Н.

15 марта 2008 г.

* * * * * *

Уважаемый Игорь Анатольевич,

Спасибо за обстоятельное письмо.

Ваши сведения о шведской даме Грот с ее данными из шведского именослова о позднем происхождении имен Рюрик, Олег, Игорь, а также из покойного А.Г.Кузьмина про моравское происхождение князя Олега я принимаю с приличествующим этому вниманием.

Обратите внимание на свои слова: : «Л.Грот в своем докладе рассказала, что в шведском именослове имена Рюрик, Хельг(а) (в значении "святой") появляются только с начала XI века». Отсюда следует, что в 9 веке, когда в Новгород якобы призвали дружину Рюрика, никакого Рюрика-варяга не существовало, а потому его и призвать не могли. Свои то были, славяне. Встык вы с одобрением пишете еще: «различных Рюриков (Руриков) в Южной Балтии и Центральной Европе с VI по X вв. покойный А.Г.Кузьмин насчитал более десятка».

Видите? Покойный насчитал, начиная аж с 6 века, более десятка Рюриков. Я понимаю, вы хотите сказать, что то были не норманские Рюрики, а из Балтии и центральной Европы. То есть, никак не варяги, а опять же, наш брат-славянин. Как это узнать по месту проживания в Центральной Европе? Вот если бы в Куршавеле, тогда точно – наш человек.

А так придется признать, что древнерусские летописцы, несторы и пимены тех дней, просто придумали норманнов под именем варягов. И заодно придумали имена Рюрик-Олег-Игорь до того, как они возникли у самих норманнов. А уж спустя сотни лет монах Лаврентий переписал старые фантазии в «Начальную летопись» (вошедшую в свод «Повесть Временных Лет»), откуда все это мы и знаем. Да, если никаких рюриков-олегов и варягов не было, придется считать древнерусских летописцев никакими не летописцами, а злостными выдумщиками и мистификаторами. Однако ж – гениальными, если потом шведы-норвеги взяли эти имена в свои именословы. К слову, в термине «варяжская Русь» я все же предпочту писать слово Русь с заглавной буквы, ибо Русь – вовсе не название племени (откуда эта дивная информация? Не от покойного ли Кузьмина?), а название страны, пусть и перешедшее от самоназвания рюриковской дружины. Автор «Повести временных лет (она писалась тоже спустя 250 лет после событий, и имя автора неизвестно – Нестор, это просто традиция) пишет:

«И пошли (новгородцы) за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, - вот так и эти... И от тех варягов прозвалась Русская земля». В хронике французского монастыря «Бертинские анналы» за 839 год, то есть еще до условной даты призвания варягов, прямо говорится, что послы росы (русы) – это скандинавы.

Теперь о главном, как вы сами это полагаете. О невежливости и грубости автора Верхотурова. Во всей его рецензии-отзыве на книгу Фомина есть только одно оценочное слово – это «гнусный». Вот в этом абзаце:

«"Антинорманнизм" в версии Фомина предстает очень даже гнусным учением, основанным на передергивании фактов и цитат, приписываниям оппонентам взглядов, которых те никогда не придерживались, на голословных утверждениях».

Слово «гнусный» не есть оскорбительное или нецензурное. По Фасмеру, оно происходит от «гнус», - мелкие насекомые, мошкара. Нечто раздражающее и вызывающее отвращение. Ну, не понравилась Верхотурову книга Фомина.

Я бы, из уважения к вам и даже к неизвестному мне Фомину и его книгам, мог бы снять этот абзац. Технически сделать это несложно. Но сложно юридически: поисковые машины зафиксируют новую дату постановки статьи на сервер. И каждый нас сможет уязвить и укорить. В первую очередь – автор. Он скажет, что негоже менять его текст спустя три года. А что, если мы не только снимем абзац, но и допишем другой? С противоположной оценкой книги Фомина? Дело ведь в том, что снять один абзац – мало. Все равно рецензия Верхотурова останется критической. Слово «гнусный» - пустяк по сравнению с общим его неприятием позиции Фомина.

Впрочем, я написал Верхотурову о вашем предложении. Подождем, может быть он за это время прочитал новые книги Фомина и напишет совсем иную рецензию.

С уважением - В.Л.

* * * * * *

Уважаемый Валерий Петрович!

Я очень жалею, что пошел у Вас на поводу и не удержался от вовлечения в дискуссию. У Вас странная особенность делать ложный вывод из верных посылок (интересно, как бы это прокомментировал кто-нибудь типа известного нам г-на Верхотурова).

Ниже я вставил несколько поправок и вопросов по ходу Вашего письма:

В Центральной Европе были Рюрики вагрского, вендского и ободритского роисхождения (все названные племена - славянские). Эти сведения зафиксированы в средневековых хрониках и в генеалогиях вендских и ободритских королей (более древних династий, чем Каролинги, которые считали за честь с ними породниться). Как предположил Кузьмин - имя Рюрик (Раурик) происходит от топонима Рур. Действительно, там протекает Рур.

Нестор пишет, что были призваны варяги из племени русь, и далее поясняет, что это племя отлично от урман (норманнов), свеев (шведов), аглян (датчан), готов

(жителей о.Готланд) и др. (см. Лаврентьевскую летопись). То, что варяги были норманнами, придумали в XVIII веке норманисты.

С уважением, И.Н.

* * * * * *

Дмитрий Верхотуров

"По поводу того, что якобы в библиотеке не было диссертации Миллера до его публикации в одной из фоминских опусов, так товарищ просто нагло лжет. В Отделе редких книг ГПИБ хранится отпечатанный экземпляр XVIII века на русском языке. Правда, он подшит в стопку других официальных речей, но в картотеке библиотеке указан именно Миллер (по карточке, собственно, и нашел). Карточка очень старая и потрепанная, судя по шрифту машинки, напечатана еще в 40-е или 50-е годы, если не раньше.

По поводу предложения переписать рецензию или написать нечто новое могу сказать так: если напишу, ту будет так же или еще жестче, чем прежняя публикация. К слову сказать, вторая книга Фомина у меня есть. Она оказалась еще хуже прежней, если брать авторский текст.

Но я бы сделал другим образом. Поскольку у меня написана часть книги "Три века спора о варягах", посвященная спору Миллера и Ломоносова, в которой есть оценки Ломоносова, как историка, я могу или напечатать их по частым или сделать из него выжимки.

Меня безмерно повеселило само предложение подать в суд, от имени Института российской истории РАН и издательства. Во-первых, я, что ли, виноват в том, что Ученый совет института пропустил явно негодную книгу? Во-вторых, с каких это пор иски в суды стали средством ведения научных споров. В-третьих, некоторые ученые также могут подать в суд на Фомина, например В.Я. Петрухин, Е.А. Мельникова, которые якобы, по утверждениям Фомина, травили и дискредитировали Кузьмина и Вилинбахова".

С уважением, Дмитрий

* * * * * *

Дорогой Игорь Анатольевич,

Вижу, что наш спор может решить только суд. К чему он приговорит Рюрика, то и будет. Если постановит, что Рюрик был славянином, а варяги - славянским племенем русь, я подчинюсь этому решению. А пока пусть общественность ознакомится в вашими и моими соображениями.

Как русский патриот, желаю вам успеха.

В.Л.

После завершения переписки пришла статья-отклик "виновника" торжества Дмитрия Верхотурова. Вот она.

Иск в суд на убеждения оппонента
Дмитрий Верхотуров


В 1999 году Л.С. Клейн, участник третьей дискуссии о варягах, написал статью о том, что все, дискуссия о варягах закончена. Однако, похоже, старая забава русских историков не утратила своей актуальности. Еще в 2005 году я написал рецензию на книгу В.В. Фомина "Варяги и варяжская Русь". Я уже и забыл об этой статье, пока не напомнили.
Некоторое время назад редактор альманаха Валерий Лебедев пересылает мне переписку с директором издательства "Русская панорама" Игорем Настенко, которая опубликована в номере 560 от 16 марта 2008 года. Переписка начинается письмом Настенко, в котором он требует снять статью из альманаха и угрожает судом "от имени В.В.Фомина, изд-ва "Русская панорама" и Института российской истории РАН".

В конце переписки редактор включил и мои комментарии к этой, не скрою, меня очень повеселившей переписке. Выражаю благодарность Игорю Настенко за доставленные мне несколько минут смеха.
По прошествии почти трех лет я не изменил свою оценку книги Фомина, и по-прежнему считаю ее вопиюще некачественной и фальсификаторской. Не понимаю, каким образом она прошла через Ученый совет Института российской истории РАН.
Угроза судом за рецензию на книгу - это что-то новое. С каких это пор научные дискуссии ведутся в зале суда? Даже когда готовился погром "норманнистов" в Ленинградском университе в 1966 году (не состоявшийся), все же местом для дискуссии стал актовый зал, а не зал судебных заседаний. Сторонники В.П. Мавродина тогда не боялись открытой, публичной дискуссии и были уверены, что сумеют одержать верх. По тому, что Игорь Настенко сразу желает усадить меня и Лебедева на скамью подсудимых, он открытой дискуссии боится, и веских аргументов у него нет. Обращаю внимание на требование Настенко снять с альманаха статью трехлетней давности, а не опубликовать ответ на нее.

Настенко не заметил, что он по сути угрожает подавать в суд не на оскорбления Фомина, а на мои убеждения. Во фразе: "Но "антинорманнизм" в версии Фомина предстает очень даже гнусным учением, основанным на передергивании фактов и цитат, приписываниям оппонентам взглядов, которых те никогда не придерживались, на голословных утверждениях", - слово "гнусный", так задевшее Настенко, относится совсем не к Фомину, а к учению "антинорманнизма". Стоит также напомнить уважаемому издательству, что Конституция Российской Федерации дает четкие опредения: "Каждому гарантируется свобода мысли и слова" (ст. 29, ч. 1), а также: "Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них" (ст. 29, ч. 3).

Более того, в моей статье есть и другая фраза, не замеченная Настенко, но показывающая мое отношение к Фомину: "Если таким способом Фомин взялся защищать "антинорманнизм", то остается только пожалеть это течение в исторической мысли, его сторонников, да и самого Фомина. Очень уж он неблагодарную работу взял на себя - защищать такое учение, которое иначе чем фальсификациями и умолчаниями защитить невозможно".
Дело в том, что до выхода книги "Варяги и варяжская Русь", В.В. Фомин написал и издал в Липецке в 1999 году книгу "Русские летописи и варяжская легенда". Эта книга, с которой я ознакомился и подробно законспектировал, в разы лучше и качественнее книги "Варяги и варяжская Русь". Во-первых, в ней он рассматривает происхождение сведений о варягах из различных летописей, обращаясь к первоисточникам. Во-вторых, он приводит многочисленные истолкования летописных сведений о варягах у русских и советских историков, и аспекты дискуссий вокруг этого вопроса. В-третьих, в ней он достаточно корректно приводит различные взгляды и мнения. Эта его книга совсем не производит того впечатления, которое произвела "Варяги и варяжская Русь". Более того, я считаю, что Фомин здесь сделал ценный обзор, и по значению эту работу можно поставить в ряд с трудами Г.С. Лебедева и А.Л. Хлевова.

Из сопоставления двух книг одного и того же автора, вышедших с интервалом в шесть лет, я могу сделать два возможных предположения. Первое: часть текста в книге "Варяги и варяжская Русь" не принадлежит В.В. Фомину и вписана туда какими-то другими людьми. Второе: В.В. Фомин писал под чьим-то сильным влиянием, а может даже и давлением. Строить дальнейшие предположения по этому поводу не буду, если у Игоря Настенко есть, что сказать по этому поводу, то пусть поведает общественности подоплеку загадочных изгибов творческой биографии В.В. Фомина.
Настенко беспокоится, если ли у меня новая книга В.В. Фомина "Ломоносов - гений русской истории". Отвечаю - есть.

Правда после чтения предыдущей книги, особого желания ее читать у меня до сих пор не появилось.
Обращает на себя внимание, что Игорь Настенко из всей моей, весьма объемной, статьи, в которой затрагивалось много вопросов, выбрал только мое указание на хранения русского экземпляра диссертации Г.Ф. Миллера в Государственной Публичной Исторической Библиотеке (ГПИБ) в Москве, и попытался его "опровергнуть". Редактор альманаха процитировал мой ответ на это беспрецедентное в своей наглости заявление Игоря Настенко: "По поводу того, что якобы в библиотеке не было диссертации Миллера до его публикации в одной из фоминских опусов, так товарищ просто нагло лжет. В Отделе редких книг ГПИБ хранится отпечатанный экземпляр XVIII века на русском языке. Правда, он подшит в стопку других официальных речей, но в картотеке библиотеке указан именно Миллер (по карточке, собственно, и нашел). Карточка очень старая и потрепанная, судя по шрифту машинки, напечатана еще в 40-е или 50-е годы, если не раньше". Не исключаю, что этот экземпляр попал в ГПИБ еще во время основания библиотеки в 1938 году в составе одного из частных собраний. В ГПИБ хранятся личные библиотеки многих известных русских историков.

Между тем, в своем разборе книги В.В. Фомина я указывал многие другие недостатки, которые и не позволили мне считать его сочинение качественной научной работой. Это (в порядке перечисления в статье):
- разбор мнений о дискуссии Миллера и Ломоносова, а не первоисточников,
- фальсификация русской и советской историографии по данному вопросу,
- вымысел о том, что в советской исторической науке якобы господствовал "норманнизм",
- фальсификация оценок в советской историографии Ломоносова,
- вымысел о "борьбе" А.Г. Кузьмина против якобы господствовавшего в советской науке "норманнизма",
- недостаточное использование сочинений Миллера при анализе его исторических взглядов,
- "обоснование" квалификации Ломоносова как историка ссылками на мнение В.И. Ламанского и на приобретение Ломоносовым книги Петра Петрея де Эрлезунда,
- вымысел о том, что будто бы В.Н. Татищев отправил Ломоносову свою книгу на рецензирование,
- фальсификация цитат из книги Петра Петрея де Эрлезунда "История о великом княжестве Московском",
- "обоснование" высокой квалификации Ломоносова как историка ссылками на его пометки на полях рукописей.

Настенко заявил, что может доказать голосовность всего моего разбора: "Во всех случаях, когда г-н Верхотуров пытается доказать "фальсификацию" или "передергивание", он выглядит не только не убедительным, а просто голословным. Создается впечатления, что он либо не читал полностью текста рецензируемой книги, либо читал, но не понял, либо попросту сам занимается передергиванием. Я могу легко доказать это по каждому абзацу его рецензии".
Если он мог "легко доказать", то отчего не доказал? Не думаю, что Валерий Лебедев отказал бы ему в праве опубликовать ответную статью с защитой Фомина. Это приглашение Настенко выйти грудь на грудь, щит на щит, под ракитов куст, в открытую дискуссию. Выше я перечислил свои претензии к книге Фомина, это можно использовать в качестве плана ответной статьи. Пусть докажет, если может, что я не прав. А я пошлю редактору сканы соответствующих страниц из имеющегося у меня экземляра книги В.В. Фомина "Варяги и варяжская Русь", чтобы он тоже мог проверить верность ответа Игоря Настенко и смог признать свою неправоту, если уважаемый издатель предъявит какие-то особо веские доказательства.

Скажу честно, не жду от Настенко "легкого доказательства" моей неправоты". Если бы они у него были, то он бы их опубликовал, а не делал бы ставку на "грозный окрик" редактора альманаха и на угрозы судебного преследования.
По существу самой дискуссии о варягах, я считаю, что весь спор - это продукт недоразумения и нечистоплотных методов дискуссии. В значительной степени он высосан из пальца. Потому везде я употребляю термины "норманнизм" и "антинорманнизм" исключительно в кавычках.
На мой взгляд, установление какой-либо "национальности" Рюрика не произведет ни малейшего влияния на оценку роли России в мировой истории, ни малейшего влияния на самосознание. Слишком давно это было, слишком спорны те или иные варианты происхождения Рюрика, да и, как отмечал еще Г.Ф. Миллер, если и были на Руси норманны, то они давно растворились среди русского народа, так, что и следов не найдешь. Исследования связей Руси и Скандинавии в раннем средневековье, которые вели Л.С. Клейн, Г.С. Лебедев и другие исследователи, теперь отошли крайне далеко от выяснения все еще животрепещущего для некоторых товарищей, откуда же был все-таки Рюрик родом.

Другие народы почему-то не волнует иноземное происхождение их государей. Часто приводят в пример Англию, которую несколько раз завоевывали норманны. Но есть и более яркий и современный пример. Вот, к примеру, царствующая династия королей Швеции и Норвегии взяла свое начало от французского военачальника, маршала Франции Жана Батиста Жюля Бернадотта, который был избран королем Швеции и Норвегии под именем Карла XIV Юхана, и находился на престоле с 1818 по 1844 годы. При том, что иноземное происхождение основателя нынешней династии надежно и документально подтверждено (в отличие от Рюрика), тем не менее в Швеции не наблюдается ничего похожего на наш "антинорманнизм", а тем более на наши вековые споры, кем был Рюрик.

На мой взгляд, акцентирование внимания на таком историческом факте, который имел место давно, да и достоверность его до сих пор вызывает определенные сомнения, относится не сколько к проискам каких-то" врагов" или других злоумышленников, не сколько к оценке исторического развития Руси, а сколько к своеобразной самоненависти, бытующей среди определенной части русской интеллигенции.

Комментарии
  • Alter - 28.02.2014 в 00:06:
    Всего комментариев: 1
    В Норвегии царствует дасткая династия Глюксбургов, которая ничего общего с Бернадотами Шведскими не имеет. Когда Норвегия окончательно получила независтимость в Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?