Независимый бостонский альманах

ДО И ПОСЛЕ ВЗРЫВА

27-07-2008

«А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их,
уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке»
Нагорная проповедь

Автор - физик. Специализируется по углеводородным энергоресурсам и природным катастрофам. Последние 16 лет преподает в Калифорнийском Университете. Более 70 научных публикаций. Консультирует Министерство Обороны, Министерство Национальной Безопасности и нефтедобывающие компании. Участник проектов по консервации и хранению радиоактивных отходов.

В статье использованы бывшие долгое время засекреченными материалы, которые стали на короткое время в начале 90-х годов доступны исследователям, а затем снова были закрыты. Посему пишет под псевдонимом.

Чернобыльская авария была, есть и еще долго будет многокомпонентной катастрофой. Профессионалам отлично известно, что значит время при работе с последствиями катастрофы. Врачи, пожарные, полиция, следователи – эти «антикризисные» команды каждодневной практикой выработали оптимальные схемы работы. Они прекрасно знают, что эффективность усилий катастрофически убывает по мере удаления от момента катастрофы во времени. У американских врачей есть даже термин golden hour (золотой час), – время, когда еще можно повлиять на исход. В кризисных ситуациях обученные и опытные команды работают, не тратя сверхценное время на обсуждения. Все ситуации проработаны заранее, все знают свои места и задачи. Командные функции и принятие ключевых решений жестко централизованы. Особо отлажены пути и способы коммуникации между членами команды. Сообщения имеют лаконичную форму с максимальной плотностью информации. Очень важно не занимать «эфир» несущественным, чтобы гарантированно услышать и однозначно понять главное.

Что же было в Чернобыле? Взрыв. Потом пожарные (не зная о разрушении реактора) тушили крышу. Затем около недели горел реактор – никто ничего не делал, смотрели. Реактор догорел. Радиационной обстановки не знали. Через два дня после взрыва начали эвакуацию Припяти, когда люди уже получили десятки предельно допустимых доз (ПДД). Кое-как (на самом деле – поздно) вывезли население из близлежащей местности, ничего им не объяснив, ничему не научив. На разведку в подвал четвертого блока посылали людей, не выдавая им даже касок. Специалисты говорят, что критически важным было забетонировать фундамент под реактором, иначе могло быть много хуже. Это было сделано в первый месяц тульскими шахтерами. Все основное, что могло случиться, уже случилось. И только потом, месяц спустя, один среди многих, туда приехал Юлий Андреев. Ликвидировать последствия. Надо было собрать осколки разбросанного топлива и поглотителя (графита), и как-то изолировать четвертый блок. Это было уже не критически важно, но – важно. Посмотрим еще раз, как это происходило. Со слов самого Андреева. В архиве Лебедя находим его статью Чернобыль и корпорации, написанную совсем недавно, в 2006 году. Последующие недатированные ссылки – оттуда.

Если бы в этот момент, двенадцатого мая 1986 года, хотя бы один умный человек (ну мы все понимаем, о ком идет речь [L.A.]) получил власть над событиями, Чернобыльская АЭС была бы погребена под песчаным холмом и забыта на тысячи лет.

Качать песок, пока не получится холм высотой в сто пятьдесят метров (такова была высота этой красно-белой трубы, известной теперь всему миру. (слева - реактор сразу после взрыва).

Я вот читаю это и думаю, ну ладно, по-человечески понятно, что занятия по грунтоведению Андреев в своем учебном заведении (железнодорожном техникуме?) зверски прогуливал, – дело молодое. Но неужели он сам никогда не рылся в песке, не разрешал своим детям играть в песочнице, не возил их на пляж? Ничего не говорят ему «замки на песке», «вода сквозь песок» и «песчаные бури»? Кроме плывунов, нет более мобильного грунтового материала, чем песок, который легко переносится ветром, а особенно водой, которым он и обязан своим возникновением с самого начала. Впрочем, оставим эмоции. На минутку представим себе, что Андреев получил столь желанную власть. При высоте объекта в 150 м высота песчаного холма должна быть 180-200 м, чтобы труба не заголилась бы уже на следующий день (какие уж там тысячи лет!). Встает вопрос и о стабильности холма. Несложная прикидка дает радиус основания более полукилометра. Теперь взглянем на фотографию Чернобыльской АЭС со стороны блока №4. Сразу за ним, в нескольких сотнях метров, стоят остальные три блока, значит их тоже придется засыпать. А за ними – река, которая не даст похоронить всю станцию и одновременно обеспечить хоть какую-нибудь стабильность всей структуры. Да и не выдержат здания и реакторы давление толщи песка, на которую они явно не были рассчитаны. Также ясно, что холм будет впитывать в себя все осадки, которые быстро проникнут в зараженную зону и, омыв ее, станут грунтовыми водами. В Штатах никак не решатся использовать для захоронения ядерных отходов туннели в горе из вулканической базальтовой породы, на глубине в несколько сот метров, в засушливой каменистой пустыне (проект Yucca Mountain). Основные опасения – возможность капания воды с потолка тоннелей на изолированные контейнеры, содержащие отходы. В пирамиде же им. Андреева потоки воды омывали бы ядерное топливо непосредственно. Его предложение равносильно предложению поселиться в кирпичном доме, который сложен без цементного раствора. Русская рулетка на этом фоне покажется страховым полисом. И кто знает, в каком положении находится топливо. Соединись с ним вода – ситуация ухудшится до критической. Вопреки заявлениям Андреева, топливо никуда не ушло – оно протекло на нижние этажи.
Фильм об этом - Inside Chernobyl's Sarcophagus (английский / русский, 45 минут).

В общем, проблема не стоит дальнейшего обсуждения. Случись такая беда, зараженный песок до сих пор бы путешествовал, увеличивая область заражения многократно (послушай они Андреева). Это большая удача, что не он принимал там основные решения.

 

Я пять лет пил воду из скважин, расположенных неподалеку (в полутора километрах) от эпицентра взрыва и могу засвидетельствовать, что радиоактивность в эту воду не проникла.

 

Рецидивы этой глупости встречаются и теперь, в разговорах о том, как радиация через грунтовые воды отравит чуть ли не всю Украину. Особо опасливым господам я советовал бы запомнить, что скорость потока грунтовых вод в песчаных породах составляет около одного метра в год, и распад основных радионуклидов идет быстрее, чем их продвижение в грунте.

 

(Слева - реактор в "саркофаге").

Вышеприведенное утверждение крайне опасно. Скорость потока грунтовых вод – это не характеристика породы (песка). Такой характеристикой является проницаемость породы (с единицей измерения Darcy), которой эта скорость пропорциональна так же, как и удельной разности (градиенту) давления. То есть, чтобы жидкость текла, ей нужна разность давлений. Троечник усвоит. Опираясь на классиков [1], видим, что минимальная для песчаных грунтов проницаемость – около 300 м/год для гравитационного (вертикального) перетока. А максимальная – на 2-3 порядка (в сто-тысячу раз!) больше. Что создает разности давлений в водяных горизонтах под Чернобылем? Правильно, разность высот между ним и, скажем, Киевом (Днепр-то известно куда течет) плюс водозабор из этого горизонта в разных точках. Именно это и определяет скорость распространения замешанных в воду радиоактивных изотопов. По андреевским аргументам, радиоактивное пятно сейчас не отошло и 20 метров от четвертого блока. Реально же измеренные скорости движения по водоносным горизонтам в районе Чернобыля – 5-12 метров в сутки [6], что дает примерно три года путешествия загрязненных вод до Киева. Конечно, сорбция (отложение загрязнителя на стенках порового пространства) может ослабить скорость распространения нуклидов в несколько раз. Но это происходит далеко не всегда. Некоторые нуклиды (например, такой особо-опасный как плутоний) любят «садиться» на коллоиды и двигаются на них. А коллоиды движутся со скоростью воды и даже иногда чуть быстрее. Так что и природная защита в виде сорбции не всегда помогает.

В статье [3] есть данные по радиоактивному загрязнению через 10 лет после аварии. На двух нижеприведенных (из многих находящихся в статье) картинках из этой публикации показано распределение стронция-90 по двум основным водоносным горизонтам.

 

Всем видно, что загрязнение приплыло из Чернобыля, удаленного на 100 км от Киева? А ведь оно интенсивно откачивается и потребляется Киевом. Обратите внимание на год измерений (1996) и год публикации (2003). Власти (андреевы разного пошиба) долго не давали возможности публиковать эти данные. Они впервые вышли на английском, который большинство украинских граждан прочесть не сможет. Люди имеют право знать, что проблема не ушла, что она уже здесь, за порогом.

Можно, конечно, пойти и дальше и указать, что проводимость горной породы (почвы) подчиняется само-подобным законам (фрактальности). На практике это означает, что свойства (проводимость) почв и горных пород не есть постоянная, но зависит от масштаба. Среда неоднородна, и перетоки жидкостей идут по высокопроводящим путям, как по трубопроводам. Типа, за год протечет на сто метров, а за два – на километр. Тем более, что совсем рядом – приток Днепра. Этого, конечно, тоже не преподают в железнодорожных техникумах. А такое явление в районе аварии специалисты наблюдали уже в первые дни, с удивлением обнаружив загрязнения аж на стометровых глубинах. Причиной этого оказались нарушения цементации обсадных колонн скважин (распространенное явление), когда вода свободно и быстро течет вдоль наружных стенок этих колонн. Практика часто расходится с примитивными учебниками.

Величина скорости движения воды, упомянутая Андреевым, более подходит некоторым песчаникам. Песчаник – это твердая горная порода, где все песчинки склеены метаморфизированной глиной. Такая глина отличается по свойствам от обычной приблизительно как фарфор отличается от пластилина. Песок и песчаник – слова близкие по звучанию, но совершенно разные по свойствам. Примерно, как в любимом примере Редактора, многократно обсуждавшего разницу между простотой и простатой. В районе ЧАЭС гидрогеологи насчитывают девять водоносных горизонтов, почти все из которых представлены песками со скоростями движения воды до 20 метров в сутки [6]. Песчаников среди этих (используемых людьми) горизонтов нет.

 

Был атомный взрыв...

...узнай мир о ядерном взрыве...

... в Чернобыле произошел ядерный взрыв...

В случае с Чернобылем, ядерный, а не тепловой характер взрыва подтверждается тем, что почти все осколки топливных стержней были разорваны давлением изнутри.

...что чем бы не был вызван ядерный взрыв, сам этот факт подтверждает, что реактор был сконструирован неправильно.

В топливных стержнях нет ничего, кроме топлива, поэтому взорваться могло только топливо, то есть уран.

 

 

Итак – ядерный взрыв. Вспоминаем про критическую массу – откуда она вдруг взялась в отдельно взятом стержне? Температура внутри ядерного взрыва составляет, согласно литературе, десятки миллионов градусов Цельсия, – во многие тысячи раз превышая температуру плавления циркониевого сплава (оболочки топливного стержня). То есть, по андреевской версии получается, что распавшаяся на атомы оболочка чудодейственным образом вспомнила чем она была до взрыва, поднатужилась и вновь воскресла, чтобы поведать Андрееву свои драматические переживания. Чтобы он понес это чудо как апостол в массы. Что же это был за ядерный взрыв, про который еще долго никто не знал? Который всего только и сделал, что сорвал крышку реактора? Да взорвись топливо реактора, и проблемы эвакуации из Припяти не было бы по причине отсутствия каких-либо следов протоплазмы. На самом же деле, специалисты по Чернобыльской аварии [2,5,7] оценивают максимальную температуру в реакторе в момент взрыва всего от двух до трех тысяч градусов. Некоторых авторов из приведенных публикаций я знаю лично и беседовал с ними буквально на днях. Это профессионалы высочайшей категории, имеющие заслуженное международное признание, и, естественно, честные люди.

Что же взорвалось в реакторе? Ответ – ничего. Чтобы это понять, представьте себе металлическую емкость любого объема, заполненную водой. Запаяйте-завинтите крышку, заглушите предохранительный клапан. Выберите пустынное место (полигон) и подведите к емкости мощный источник нагрева. Спрячьтесь в надежное укрытие и ждите. Чем дольше ждете, тем эффектнее будет результат. Сам видел как двухведерный бачок подлетел метров на пятьдесят, но никому не рекомендую это повторять – очень опасно. Ну так вот, взрыв есть, мгновенное разрушение есть, выброс материала есть, сильное акустическое излучение есть. Что взорвалось? Ничего. В том смысле, что никаких детонаций (выделения энергии на гиперзвуковых скоростях) и соответствующей химической реакции нет и не было. Физика проста. Закон Бойля-Мариотта. При постоянном объеме давление растет пропорционально температуре (по Кельвину) с коэффициентом массы газа, приходящейся на имеющийся объем. И как только это давление превысит предел прочности стенок емкости, произойдет разрушение (механический взрыв), сопровождаемое выбросом содержимого наружу. При этом само содержимое имеет третьестепенное значение для всего процесса. Чем мы пушку зарядим, тем она и выстрелит. То есть, по сути, Чернобыльский взрыв был той же «грязной» бомбой.

Повседневное сознание обывателя редко числит за водой и ее парами крутой нрав. Закипел чайничек, нажали на кнопочку, – он и затихнет. Однако же, высокие температура и давление превращаются в стихию, когда прочность вмещающего материала превышена. Вулканы – естественное воплощение такой стихии. Все эти вулканические взрывы, плавление горных пород и вынос их на поверхность, в сущности, не более, чем выпуск излишнего пара из «промокшей» с влажностью 8% океанской коры, заныривающей под континент со скоростью 4 см в год. Давление и температура водяных паров расплавляют коренные породы и выталкивают их с глубин около 150 км с огоньком и свистом, понижая глубинную влажность в два раза. Например, такова природа вулканизма Камчатской гряды. Что таким силам какая-то крышечка реакторной «кастрюльки». Чтобы предотвратить подобное в искусственных устройствах, применяют жидкостное охлаждение. Внутри топливных элементов (ТВЭЛов) присутствуют газообразные аргон и гелий. ТВЭЛы же охлаждаются частично-испаренной водой. Резкий подъем температуры соответственно поднял давление, разрушив сначала ТВЭЛы, а потом и реактор.

Далеко не ясен механизм взрыва (с аналогичным Чернобылю количеством выброшенной радиации), произошедшего в хранилище ядерных отходов на объекте Челябинск-65 в 1957 году. У одной из емкостей протекла система охлаждения, по дороге разрушив датчики слежения.
Фильм Минатома (английский язык, продолжительность 18 минут) про это событие показывает то, что было когда-то строго засекречено, а теперь демонстрируется иностранным делегациям, начиная с эпохи перестройки. Фильм рассказывает о том, что взрыв был химический и про заботливые отеческие действия по спасению населения. «Все хорошо, прекрасная маркиза». Там тоже сорвало крышку емкости и выбросило радиоактивную начинку в поднебесье.

Ладно, со статьей Андреева все ясно. Полуобразованный военный функционер получил мало-мальские полномочия и у него «в зобу дыханье сперло». Обратимся к теме воздействия радиации на живые организмы.

Yuli - Sunday, July 17, 2005 at 11:01:55 (MSD)

 

...не физические последствия составляют главную опасность, а чисто психологический эффект подобного события. Главная опасность заключена не в радиоактивности, а в головах дезинформированного прессой населения.

Минимальная доза радиации, после которой возникает опасность для организма составляет сто Рентген.

...доза составит около одного рентгена, что не окажет на здоровье абсолютно никакого воздействия.

Оценим, однако, эффект психологический. 10 Р/ч - это в миллион(!) раз выше обычной фоновой мощности дозы, типичной для большинства территорий. Это магическое слово - миллион - которе рано или поздно прозвучит, превратит обывателя в перепуганное животное, бестолково мечущееся по улицам и затаптывающее себе подобных.
Вот почему опасны дураки, безответственная пресса и полуграмотные "специалисты", способствующие распространению радиофобии.

Главной причиной Чернобыльской аварии был бюрократический произвол в руководстве СССР и беспринципность ученых, позволивших принять в эксплуатацию сырой и опасный проект, но и то обстоятельство, что персонал станции умом не блистал, сыграло свою роль.

 

 

Здесь мы приближаемся к самой важной составляющей Чернобыльской аварии – что она сделала с людьми. Андреев не раз рассказывал, как он, снаряженный приборами, проводил радиационную разведку. А потом на уборку посылали мальчишек-солдат, по сути детей. Да – детей. Ребенок становится взрослым, когда он способен принимать самостоятельные решения и на практике осознает, что именно он (а не родители, государство, командиры, ...) будет иметь дело с последствиями своих действий. Причем, готовности еще мало, нужен опыт, особенно опыт неудач, для того, чтобы человек получил адекватную картину своих собственных способностей и возможностей. И здесь очень важно, чтобы эти неудачи не нанесли непоправимого ущерба и давали возможность, обретя ценное знание, вернуться в исходную точку. Советские солдаты-срочники – это вчерашние школьники. Получающие минимум информации при максимуме зависимости. Им не давались счетчики, их некогда было учить и инструктировать, они не могли понять что с ними делают, и не было у них возможностей выбора. Их посылали в опаснейшую зону сотнями тысяч. Сколько ПДД они получили – никто не знает, но существующие цифры занижены во много раз.

Жертвование молодыми мужчинами в эпохи кризиса – вполне понятное и эволюционно-оправданное действие любого общества, когда речь идет о выживании. Они погибнут, но для возрождения популяции достаточно и одного самца на десяток самок. Особенно – опытного самца, который еще и уведет от опасности. Но радиационная опасность не вписывается в обычные рамки, она работает со значительным последействием. После открытия радиации (Пьер и Мария Кюри прожили недолго, невзирая на количество обретенных Нобелевок) влияние ее на живые организмы было и остается предметом изучения. Что радиация делает с нами и нашими потомками? Из каких соображений определялась ПДД? Очень даже понятно – из каких. Если за короткое (неделя-месяц) время видимых эффектов не наблюдается, то, значит, мы в зоне допустимости. Ну а если это выгодно власти, то ПДД в единочасье может измениться в десятки раз.

На быстро размножающихся грызунах проблему действия радиации на последующие поколения изучали много. Еще в 1934 году Тимофеев-Ресовский (Зубр) пришел к выводу о накоплениях мутаций в последующих поколениях при малых (но повышенных) дозах облучений. В середине 70-х почти в каждом книжном киоске лежали сборники статей на эту тему. Типичная картина следующая. Родители (и только они) подвергались облучению. Второе поколение вырастало крупнее и активнее родителей (те, кто может, вспомните поколение акселератов и когда оно появилось, вспомните «новаторские» идею и практику облучать семена перед посевом). Третье поколение вырастало уже помельче и отличалось вялостью и сбоем основных функций. В четвертом бушевала онкология. В пятом – метастазы были уже у новорожденных. Повторяю, все это было в открытой печати. Но кто из облеченных властью озабочен будущими поколениями? И Андреев, разнясь с прочими своими подельниками в мелочах, сливается с ними в хоре, когда речь заходит о нанесенном радиацией ущербе для людей, называя его сильно преувеличенным и минимальным. Они не знали? Маловероятно. Для номенклатуры, что грунт, что люди – лишь материалы. Можно использовать – изобразим заботу, нет – тебя нет.

Когда я начал работать над этим текстом, я сконтактировал с коллегами, которые непосредственно работают с данными по радиоактивным загрязнениям и сами работали на четвертом блоке. От них я получил дополнительные сведения только подтверждающие то, что я внутренне считал наиболее вероятным. В начале 50-х, Челябинск-65 сбрасывал отходы ядерного производства в речку Течу. Спустя несколько лет, радиационная обстановка сильно ухудшилась после уже упомянутого взрыва 1957 года. Ветер в тот момент дул на север-северо-восток. Европа не знала и не пострадала. А вот в России полоса шириной в 10, длиной примерно в 100 км подверглась сильнейшему заражению. Но там до сих пор живут люди, многих не стали эвакуировать.
Здесь – съемки американской компании в районе Течи много лет спустя (русский, продолжительность 37 минут). Не для слабонервных. Этот материал в начале 90-х использовала телекомпания АВС в своей ежевечерней Nightline. Потом он лег на полку. Сомневаюсь, чтобы его когда-либо видели в России. Если в Минатомовском агит-фильме все любо-дорого и потерпевшее население обласкано заботливым государством, то здесь сняты интервью с самими жителями пострадавших районов. Теми, кто еще остался жив. Помимо давно известной политики советского правительства не допускать какой-либо регистрации заболеваний, связанных с радиацией, и утаивания этой информации от собственных граждан, я обращаю внимание на одну фразу из этого необработанного (и тем более ценного) материала. Японская делегация, посещавшая эти края, отметила, что наиболее сильный эффект воздействия радиации в Японии испытало третье поколение (16-я минута фильма). Возьмите дату ядерной бомбардировки Японии (1945) и дату съемки (1991 год). Статистики по четвертому поколению здесь в принципе быть не может.

Посмотрели фильм? А теперь, полюбуйтесь выводом минатомовского исследования по эффекту этого же загрязнения на здоровье людей, сделанным в том же 1991 году. Показываю заголовок, авторов, последний абзац доклада и цитированную в абзаце литературу.:

В страшной мы жили стране, где «доказательства» можно запросто закопать на кладбище. Изменилась ли она?

Когда 15 лет назад я впервые узнал об этой аварии, о полулагерной жизни полуживых людей, живущих вокруг озера Карачай (использовавшегося для сброса высоко-радиоактивных отходов и зараженного радиацией, сопоставимой с Чернобыльской), я в ужасе спросил одного минатомовского функционера: «Почему людей не переселят, они же погибнут?».

- «Да ла-а-дно, – со снисходительной улыбкой пропел он. – все мы помрем. Одни ра-а-ньше...»

Вот изменение числа заболевших и выздоровевших на Украине в 1990-95 годы после Чернобыльского взрыва из совместной публикации Академии наук Украины и Министерства Здравоохранения Украины и Международного Научного Центра [5] ====>

Вот раскладка по группам заболеваний с 1987 по 1992 [5]

Более чем в три раза возросло количество заболеваний за 5 лет среди населения, из них более чем в четыре раза возрастание приходится на детей. Это страшные цифры для тех, кто способен хоть немного задержать на них внимание, физически находясь «далеко». Это очень страшные цифры, для тех, кто способен хоть немного это представить. Это непрекращающийся ужас для тех, кто испытывает это на на себе.

Чернобыль был катастрофой регионального масштаба. Действия и бездействия руководства возвели ее в национальную катастрофу, которой еще предстоит разразиться. За красным словцом лезть в карман нет необходимости. Те, кто отрицает влияние Чернобыльской аварии на здоровье людей и последующие поколения должны посмотреть фильм Chernobyl Heart. Подробнее о фильме – здесь. Тут уже не только слабонервным, а любому нормальному человеку будет жутко.

Yuli - Wednesday, August 22, 2007 at 01:27:37 (MSD)
Проведение первомайской демонстрации в Киевев 1986 году было продуманным и абсолютно правильным решением. Уровни радиации были безвредны, ...

Данные по Европе (и в особенности, по Германии и Финляндии, удаленных от Чернобыля на тысячи километров) говорят, что здоровье граждан этих стран тоже изменилось не в лучшую сторону после Чернобыльской аварии [8]. На каком же это спецвитамине сидели советские граждане, что уже со 100 километровых расстояний для них радиация была безвредна? На мантрах кудесника Андреева вперемежку с политинформациями? С неба сыпалась радиоактивная пыль, но никто не сказал людям спрятаться и пересидеть в домах. Она сыпалась на первомайских демонстрантов, пришедших с детьми. Никто не научил покрывать голову, не ходить с распущенными волосами. Люди продолжали заниматься спортом, а 9 мая в Киеве проходила велогонка Мира – народ опять массово был на улицах. Потом, когда уже информация о загрязнении просочилась, люди бросились пить молоко – которое было как раз особенно загрязнено. Подонская власть, видите ли, все это время боялась паники. Когда эвакуировали Припять все было предельно спокойно. Терпеливый советский народ был и есть ко многому привычный. Фильм Battle of Chernobyl (английский/русский, 1 час 35 мин). Первомайская демонстрация в Киеве, ложь политбюро, фарисейство Горбачева, врожденные дефекты детей, влияние на здоровье всей Европы. Уже цитированный фильм «Внутри Саркофага» (английский/русский, 45 мин) упоминает о наблюденном разрушении структуры генов под действием радиации (в конце фильма).

Чернобыль не закончился. Он только начался. Об этом надо помнить. Об этом помнит на века обожженная земля. Об этом помнят обожженные гены.

Должен существовать и действовать закон о праве граждан на информацию, если речь идет об их здоровье и здоровье их близких. Отговорки об «интересах государства» не проходят. Жизнь собственных граждан должна быть основным интересом государства.

Yuli - Wednesday, September 13, 2006 at 20:12:00 (MSD)

Я был одним из главных руководителей аварийных работ в Чернобыле...

 

Yuli - Thursday, September 14, 2006 at 11:26:49 (MSD)
Руководителей моего ранга в Чернобыле было всего четыре человека, и Вы должны бы об этом знать, Вам лекции об этом читали - была такая тематика в Комитете.
Выше не было никого, кроме Председателя Правительственной Коммиссии.

Я просмотрел много литературы и несколько документальных фильмов про Чернобыльскую аварию, я разговаривал с людьми, которые там были. Фамилии Андреев я там не встречал. Но, может быть, здесь - он прав.

Для меня Андреев - не герой Чернобыля, а преступник, отсиживающийся в кущах и скрывающийся от возмездия. Он не вожак, но соучастник. Заражение водных ресурсов и обожженые радиацией генотипы - на его совести тоже. На десятилетия, если не дольше, протянутся страдания невинных людей в результате амбиций, невежества и подлости таких, как Андреев. "Отбывать срок" в Австрии - не слишком ли милосердно?

Впрочем, степень вины андреевых условна. Не был он ни врагом, ни вредителем. Он делал то, чему его научила система. В которой принято было любой многозатратной ценой залатывать дыры зияющих проблем, создавая видимость их решения. Таковые «подвиги» сопровождались премиями, повышениями по службе и почетной пенсией. Идущие следом принимали на себя тяжесть имитационных решений и поступали точно так же. Не думая о последствиях, создать видимость, огрести бонусы и свалить на тихий отдых. Так работала и работает система, и Андреев – порождение и часть ее. Поэтому главный виновник проблем, конечно, не Андреев. Те, кто его поставил на этот пост, гораздо более виновны.

А было ли другое решение проблемы? Да, было. За плату и добровольно, зная на что идут, уже размножившиеся люди (возрастом за пятьдесят) могли выполнить всю работу. Лучше и без таких последствий. Но номенклатура скорее застрелится, чем отдаст лишнюю копейку. Главного виновника – Горбачева, я бы приговорил к пожизненному заключению в камере, где стены оклеены фотографиями жертв (тех, из фильма, которых невовремя вывезли) этой аварии. И не его одного. Всех, кто принимал тогда эти решения. Потому что, повторяю, к моменту аварии эффект облучения на последующие поколения был известен.

У тех чернобыльских ребят уже выросли совершеннолетние потомки...

В тему вспоминается и еще один эпизод. Где-то с год назад кто-то выложил в Гусь-буке информацию с датой и номером приказа, по которому Андреев был уволен с работы за... продажу противогазов населению. Казалось бы, что Андрееву, бдительно несущему свою гусь-буковскую вахту, достаточно было отреагировать на это одним словом – клевета!, – и эпизод был бы закрыт. Но он промолчал. И вот если теперь меня спросить, делал он это или нет, я отвечу, что скорее всего, - да.

В США, стране "барыша и чистогана", повышение цен в областях стихийных бедствий является уголовным преступлением. Но главное даже не в законе, а в том, что общество действительно считает такие действия аморальными.

Я не говорю, что Андреев человек вовсе бесполезный. Почти всем качествам можно подыскать должное применение. Например, смог бы я ему отдать самое дорогое – своего ребенка на обучение? Ответ – да. Смог бы. Если бы предметом была начальная военная подготовка. Не сомневаюсь, что по истечении месяца-двух ученики Юлия приобрели бы искомое отвращение к предмету.

 

Урок Чернобыля

 

 

«Мой сын сможет посадить все, даже стиральную машину.»
Из кф. «Аполлон-13»

О причинах аварии в Чернобыле. Этой теме посвящена многочисленная литература от расследований до математического моделирования. Указывались конструктивные недоработки реактора РБМК, ошибки действий операторов и т.д., и т.п. Вроде бы, тема закрыта, но я хотел бы взглянуть на нее под незаслуженно забытым ракурсом. Ведь таких реакторов к моменту аварии было в СССР шестнадцать, а взорвался только один. Другие же еще долго работали либо работают до сих пор. И оставшийся в живых оператор продолжал работать на станции вплоть до ее закрытия. В чем же была особенность той ситуации в четвертом блоке 26 апреля 1986 года? Для ясности понимания я, естественно, буду делать упрощения и опускать незначительное.

По сути, Чернобыльская авария была аналогична взрыву 1957 года, только тогда химически (гипотеза Минатома) взорвался перегретый контейнер с ядерными отходами, а здесь был паровой взрыв ядерного реактора, содержимое которых выстрелило в небо как из пушки. Скорее всего, сначала разрушились топливные стержни, а потом сорвало крышку. Именно эта схема принята практически всеми специалистами и указывается в профессиональных публикациях.

С точки зрения теории автоматического управления, ядерный реактор устроен много проще автомобиля. Производство тепла в собственно реакторе регулируется вдвиганием-выдвиганием замедлительных стержней. Отвод тепла осуществляется водой, протекающей сквозь реактор (первый контур). Нагретая вода первого контура отдает свое тепло «бойлеру», где другая вода превращается в пар. Все, реактор кончился и начался генератор электроэнергии, турбины которого этот пар и вращает.

Когда реактор работает в штатном режиме, для того, чтобы несколько увеличить производство пара, надо либо немного вытащить стержни, либо ускорить протекание воды через первый контур, увеличив нагрузку на насосы, гоняющие воду по первому контуру. Такая простая линейная связь между действием и результатом вполне легко и быстро может быть усвоена практически любым, тем более, что автоматика не должна дать выйти за допустимые пределы. В автомобиле же, кроме педалей газа и тормоза, влияющих на скорость, есть еще и руль, влияющий на направление. Но и тут, пока все изменения плавные, результат действия вполне очевиден и предсказуем. При быстрых же изменениях начинают участвовать ранее пренебрежимые факторы, в дело вступают процессы инерции (когда педали теряют чувствительность) и, более того, – динамические процессы, когда средние давление и температура уже не описывают состояние реактора, потому что они разные и быстроменяющиеся в разных точках. В этой ситуации происходящие процессы сложны и идут вразрез с привычно-интуитивным (вспомните свой первый опыт с заносом автомобиля). Учитывая быстроту изменений и заведомую сложность связи между внешним воздействием и поведением системы, потеря контроля над ситуацией для оператора системы представляется наиболее вероятным исходом.

Привожу собственный пример. Я считаю себя достаточно опытным водителем, тридцать лет за разными рулями в разных странах. Но вот - четыре года назад, Interstate 5, середина калифорнийской долины. Скорость 120 км/ч, обхожу длинную фуру на маленьком спортивном авто, в момент опережения звонит мобильник на правом сидении. Я полусознательно принимаю немного влево и тянусь за мобильником, чуть задевая левым колесом рубчатку (насеченный бетон, ограничивающий полосу движения от обочины, который должен будить задремавших водителей). В этот момент, выехав из-за фуры, я открылся мощному боковому ветру, и меня в мгновение сдуло с дороги. Низкосидящий автомобиль спас – всего два раза крутануло волчком, и я, в облаке пыли, очутился на травяной зоне, разделяющей встречные движения. На раздумывания и принятие решений времени не было совсем. Работали рефлексы, а на самом деле просто повезло. Знаю, что разговор по телефону и вождение сочетаются плохо, но счел звонок очень важным. Знал и про сильный ветер, световое табло на трассе уже дважды предупредило меня, но, казалось, что машина держит дорогу хорошо. С каждым из этих обстоятельств по отдельности я бы справился. Но случилось им совпасть, и я моментально из водителя превратился в пассажира.

В ту ночь ситуация на Чернобыльской АЭС сложилась гораздо хуже. Дело в том, что система управления реактором и работа насосов запитывались электроэнергией от собственных турбин. Случись падение мощности, система управления оказывалась под угрозой отключения. Тройка дизельных генераторов должны были служить страховкой, но на момент испытаний их отключили от системы автоматического регулирования, а вернее, сама система была намеренно отключена, иначе она бы не позволила загнать станцию в режимы, предусмотренные испытаниями. И, наконец, наиболее критический момент: старший персонал станции, который и должен был бы проводить испытания, предпочел поехать домой и поспать в комфорте, вместо того, чтобы остаться на ночь и подстраховать действия операторов. В результате на ключевых постах оказались два молодых оператора, один из которых управлял стержнями, а второй – работой насосов первого контура. Дальше – известно. Понизили теплотворность станции – стали захлебываться генераторы, тогда мощность быстро подняли, оказалось, что слишком, – стали интенсивно прокачивать воду в первом контуре, производство пара резко упало, отключили турбины. Но контур охлаждения реактора уже не справлялся с отводом тепла. Температура и давление в реакторе продолжали подниматься. Операторы находились в разных зданиях имея голосовую коммуникацию. За четыре минуты до взрыва тот, кто оперировал стержнями, замолк, – видимо, у него случился нервный шок, и информационная линия прервалась. Подстраховать было некому. За деталями можно например сходить сюда (русский, 47 минут). Фильм этот научно-популярный, что как раз подходит для широкой аудитории альманаха. В нем очень наглядно показана работа систем станции, и говорят участники тех событий. Есть там и упоминание о прекращении коммуникации между операторами незадолго до взрыва, а также о том, что пожарные не знали о разрушении реактора. Снимали англичане и, к сожалению, качество русского перевода очень оставляет желать. Интересующиеся могут найти в интернете оригинал по названию Meltdown in Chernobyl, который периодически показывают по Discovery Channel.

Для того, чтобы понять причины аварии, проще всего провести аналогию с тем же автомобилем. Ее легко поймут те, кто имеет мало-мальский опыт вождения. Представьте себе, что вам выделяют автомобиль «повышенной безопасности». В нем все проще простого – у вас всего одна педаль газа. А педалью тормоза управляет опытнейший дополнительный водитель. Уже страшно, не правда ли? Тем не менее, вас убеждают, что иначе нельзя, что этого требуют новые правила, и что надо ехать. После некоторой тренировки, синхронизировав голосовую коммуникацию и изрядно нервничая, кое-как можно научиться ездить и так. А теперь представьте ситуацию, что на этом автомобиле вы собираетесь проехать перекресток по зеленому, но вдруг видите, что сбоку по красному летит грузовая машина (Камаз, например. Все ведь знают правила проезда перекрестков для Камазов). Из возможных решений – два спасительных: или резко тормозить и дать ему проехать, или ускориться и проскочить перед ним. Времени на обсуждение ситуации с напарником нет. У вас педаль. Либо жмете, либо нет. У напарника тоже педаль. Если ваши решения совпадут (чему вероятность около 50%), то пронесет. Пятьдесят процентов это очень мало, это – жди беды. Я обращаю внимание здесь еще на то, что точная оценка момента принятия решения очень затруднена из-за индивидуальных различий. Учения и тренировки, имитирующие критические ситуации, эти различия не сотрут. Я привел пример простейшего случая движения по прямой. А что тогда говорить о более сложных маневрах, например, о введении автомобиля в занос с разворотом на 180 градусов (стандартный элемент сцен погони). Этот трюк, хоть и несложен, требует четко согласованного управления тремя педалями, рулем и ручным тормозом. Но, скажем, команда из пяти профессионалов, каждый из которых имеет контроль над одним из элементов управления, выполнить этот маневр не сможет.

В критической ситуации вся информация и право решения должны сосредоточиваться в одном месте. В кризисный период диктатура эффективнее демократии.

Операторы работали по последовательной (неустойчивой) схеме, при которой ошибка любого из них ведет к аварии. Ситуация же требовала сосредоточения управления в руках одного человека, который сам получает всю ключевую информацию, принимает все решения и отдает команды к их исполнению. При этом страхующий (теневой) оператор должен находиться за спиной и быть готовым взять управление на себя в любой момент. Внезапные инфаркты и инсульты еще никто не отменял. При такой параллельной страховочной схеме шансы системы на устойчивую работу неизмеримо выше. Разделение функций принятия решений хорошо работает, когда все работает в штатном режиме. Но оно запрограммировано на провалы в нестандартных критических ситуациях.

Кто же виноват в Чернобыльской аварии? Не операторы, они сделали то, что могли, и их специально не обучали ситуации, в которой они оказались. Это были и не разработчики реактора; если бы не внештатный режим работы и не отключенная автоматика, – реактор бы не взорвался. Остаются люди, писавшие инструкцию к пользованию, либо люди ее нарушившие. Об этом я знаю недостаточно, чтобы судить. Однозначно не представляю, чтобы любые испытания на таких объектах осуществлялись без надзора и страховки. Операторы проводили их по распоряжению начальства, а, значит, именно оно должно было нести основную ответственность.

Впрочем, последовательная схема работы операторов не ограничивается атомными электростанциями. В каждый пассажирский рейс самолета заложен подобный потенциал. Первый и второй пилоты не столько страхуют работу друг друга, сколько стараются разделить функции. Второй пилот, например, должен контролировать горизонтальную скорость и нагрузку на двигатели, тогда как первый – ориентацию и рули. Вспоминаем рейс Анапа–Петербург. Опытный первый пилот до конца был уверен, что пилотирует вперед-летящий самолет, тогда как он уже давно падал как кленовый лист. И вспомним заключение экспертов – автопилот не допустил бы срывания самолета в штопор. Аварийная ситуация возникла вскоре после его отключения.

Только очень немногие люди, прошедшие интенсивную специальную подготовку, способны быстро ориентироваться и находить выход из почти безнадежных ситуаций. Таков, к примеру, был Нейл Армстронг, несколько раз вытащивший «за шиворот» американскую лунную программу. Но производить необходимое количество таких армстронгов общество еще не научилось. Вот и бьются периодически самолеты, и взрываются котлы и реакторы.

Мораль тут простая – не надо преувеличивать свою роль в историческом процессе, не надо думать, что люди способны конкурировать с автоматикой в ситуациях кризиса, когда за минимальное время необходимо принять оптимальное решение. Компьютер уже побил чемпиона мира по шахматам, которому лишь остался «жалкий лепет оправданья». Компьютер всегда даст нужную команду, невзирая на погоду и изменения курса акций. У него не будет «после вчерашнего», не наступят месячные, не уйдет жена и не приедет теща и, значит, не будет сопутствующих малопредсказуемых порывов или депрессий. По статистике конца прошлого века причиной 80% летных происшествий был человеческий фактор.

Известно, что уже начиная с бомбардировщиков-невидимок, аэродинамика этих самолетов стала настолько сложна, что человек самостоятельно пилотировать их не в состоянии, и это за них делает компьютер. Типа, от летчиков только требуется команда на взлет, и машина взлетает. Поменять высоту и курс – нет проблем, скажи «че те надо» – будет исполнено. Только вот первые летчики стали сильно нервничать: не чувствуют привычной обратной связи сопротивления колонки управления, она послушна, как будто нет ничего препятствующего. Нервный пилот никому не нужен, пришлось создавать специальную систему, которая симулирует сопротивление машины действиям пилота. И пилоты успокоились, сидят тихо как зайчики, и увлеченно «рулят». Самолеты же остаются в надежных щупальцах компьютера.

Скорость течения процесса – ключевой и фундаментальный фактор, о чем бы ни шла речь. Доводилось слышать мнение некоторых уважаемых физиков, что именно скорость следовало бы сделать основной единицей измерения, а расстояние – производной. Именно скорость процесса – самое опасное в нынешнем глобальном изменении климата. В истории нашей планеты климат менялся много раз. Коралловые рифы когда-то доминировали там, где нынче находятся пустыни или болота. Казалось бы, – ну что беспокоиться, ну поменяется этот климат, а нам, простуженным, хоть погреться сможется. Сложная связь многих процессов при этом в поле зрения не попадает. Особенно у тех, кто живет под мурлыкание кондиционеров и подпитывает ряды отдельной категории публики – хихикальщиков. Куриное их сознание под словом «локальное» понимает стенки собственного желудка. А глобальное для них – это пределы собственного заднего двора, не переходящие забор, его ограничивающий. Местная флуктуация температуры приводит их в блаженный восторг, они тычут в градусник пальцем и мелко-истерично хихикают про глобальное потепление. Таким невеждам (а их много) бесполезно напоминать про средние величины, про то, что основным термонакопителем является мировой океан, о том, что фазовые переходы связаны со скрытыми теплотами, и что за последний десяток лет в обоих полушариях растаяли ледники, копившиеся в течение тысячелетий. Неспособность видеть процессы, идущие во внезаборных масштабах, – вполне оправданный вариант многообразия выживательных стратегий. Иначе текущая популяция людей была бы слишком однородной и, следовательно, – мало готовой к грядущим испытаниям. Это нормально, что часть популяции умеет только крутить гайки в нужную сторону или отличать корову от быка. Проблема, однако же, в том, что нынешние изменения климата быстры как никогда. Это не дает живой природе времени приспособиться к изменениям, а значит многие ее составляющие обречены.

Только хроническая рвота может дать шанс прозреть желудочно-мыслящим. Но нужно ли их прозрение Природе?


[1] Hillel, D, 1998, Environmental soil physics, Acad. Press.

[2] Paton, B. E, Baryakhtar, V.G., Prister, B.S. and B.A. Faybishenko, 2003, The Chernobyl catastrophe in Ukraine: Causes of the accident and lessons learned: in Environmental Science and Pollution Research, Special issue No1, 3-12.

[3] Shestopalov, V.M., Kashparov, V.A. and Yu. A. Ivanov, 2003, Radionuclide migration into the geological environment and biota after Chernobyl accident: in Environmental Science and Pollution Research, Special issue No1, 39-47.

[4] The Chernobyl accident: A comprehensive risk assessment, ed. G. Vargo, 2000, Batelle Press

[5] Chornobyl catastrophe, Ed Baryakhtar, 1997, Kyiv, Export of Ukraine

[6] Радио-геохимия в зоне влияния Чернобыльской АЭС, ред. Соботович, 1992, Киев, Наукова Думка

[7] Тарапон, А.Г., 1998, Модели процессов тепломассопереноса во время аварии на Чернобыльской АЭС и в объекте «Укрытие», Киев, Институт проблем моделирования в энергетике НАН Украины.

[8] Scherb, H. and E. Weigelt, 2003, Congenital malformation and stillbirth in Germany and Europe before and after the Chernobyl nuclear power plant accident: in Environmental Science and Pollution Research, Special issue No1, 117-125

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?