Независимый бостонский альманах

Прощание с химерой

03-09-2021
  • Margulev AndrewЧАСТЬ 1. Как зачинался мордор

    Либеральная политическая мысль в нынешней России вот уже много лет сосредоточена на «разоблачалове» путинизма, да грезах о «Прекрасной России будущего». Никакой рефлексии по поводу своей роли в происшедшей с Россией метаморфозе за постсоветской период в ней не наблюдается, вместо попыток переосмысления – все тот же «большевистский» догматизм, «перевернутый истмат», как называл его Дм. Фурман в статье 1995 года. В Части 1 мы рассмотрим, как в азарте борьбы за долгожданный «конец истории» в лучах западного прогресса (Ф. Фукуяма), российские либералы совершили, не заметив того, предательство наиважнейшего принципа успешного общественного переустройства, необходимого для сохранения доверия населения к действиям реформаторов: средства выше целей. Что и привело «ставшую на путь демократии» Россию к состоянию нынешнего мордора (пока в версии «лайт»).

    ***

    Чтобы либерализм не превратился в обслугу авторитаризма, недостаточно ограничиваться провозглашением прав и свобод высшей ценностью, правовой основой нового социально-экономического порядка на конкурентной, рыночной основе. Если государство оказалось, в силу тех или иных причин, имитационным – такому либерализму уготовано, в лучшем случае, фактическое соучастию в той же имитации в качестве «оппозиции». А «новый порядок» оборачивается замаскированным крепостничеством в криминально-феодальной среде.

    Чтобы этого не произошло, чтобы предотвратить мутацию государства в сторону имитационного, а далее – авторитарно-деспотического, либеральные принципы должны входить в общественное сознание не через записанные куда-либо красивые слова о «правах и свободах», а через практику и механизмы постоянной оценки и корректировки действий исполнительной власти с позиции верховенства закона над ее волей. Посредством, в первую очередь, независимого суда. Этот принцип и должен был стать «оселком» для формирования правового государства, стать целью либерализма.

    Но в решающий момент 1993 года «либеральная интеллигенция» из числа «властителей умов» предала этот принцип, подкупленная тем, что либеральные свободы – слова, собраний и СМИ – легко им достались просто в качестве поощрения за лояльность новой, посткоммунистической власти. Которую им так хотелось воспринимать как «свою», «либеральную»… Когда же лояльность эта перестала быть новой властью востребована, а утрату свобод стало уже невозможно не замечать – было поздно.

    Сделать из Ельцина Пиночета, железной рукой проводящего гайдаровские реформы, невзирая на судьбу какого-то там населения, у этой «либеральной интеллигенции», правда, все равно не получилось. И до сих ее представители вменяют ему это в вину – ну, что там стоила гибель бесполезных «советских отбросов» ради всеобщего последующего блага? «Гайдару просто не дали» – эту мантру повторит вам сейчас любой вышедший из 90-х «либерал», так и оставшийся в грезах о волшебных свойствах «невидимой руки рынка». А «не дали» – всё те же «красно-коричневые недобитки», выпущенные зачем-то из-под стражи… И подсунувшие в конце концов простодушному Ельцину коварного Путина…

    1993 год сыграл особую роль в объективной, а вовсе не субъективной преемственности Путина именно от Ельцина (а не от ГКЧП или «советских недобитков» вроде Примакова, как «либералы» пытаются сейчас кого-то убеждать). Он оказался переломным не только ввиду совершенного Ельциным переворота с кровавым подавлением отчаянной вспышки гражданского сопротивления. За этой видимой общественной трагедией ни в коем случае нельзя упускать предваряющий ее запуск властью некоего системообразующего процесса и реализующих его механизмов. Процесс этот – превращение демократических, казалось бы, федеральных масс-медиа в орудие манипулятивных технологий. С помощью этого орудия президентская власть сделала в 1993 году свой первый шаг к перманентной узурпации, а затем – обеспечивала ее все последующие годы. Орудие это не только обеспечило успех насильственного переворота, не только сумело внедрить в общественное сознание систему подтасовки информации и ее лживых интерпретаций, но и явилось залогом всей последующей химеризации новой российской государственности, нашедшей свое полное воплощение при Путине.

    ***

    С начала 1993 года федеральные масс-медиа впервые приступили к накачке общественного презрения к представительным органам власти. Нехитрыми манипулятивными приемами Советы выставлялись пустопорожними либо вредными говорильнями фриков, «совков» и «коммуняк». Одновременно, доверию к деятельности президента-реформатора придавался статус новой либеральной ценности.

    И «либеральная интеллигенция» с огромным энтузиазмом откликнулись на такой дискурс, успешно отключив мешавшее ему логическое мышление. Как эта аудитория представляла себе, что вчерашние соратники Ельцина, выбиравшие его своим председателем, принимавшие самые что ни на есть «антисоветские» законы, поддерживавшие его на президентских выборах и во время путча, – как они могли вдруг задаться (если верить его словам) целью свернуть страну с «дороги прогресса» в «коммунистический тупик»? Вероятно, подобные же вопросы задавали себе многие и в сталинщину, обнаруживая во «врагах народа» очередного ленинского соратника… Многие – но большинство-то принимало все это на ура!

    Реформы, начавшиеся фальшивой «либерализацией» (где «честен» был лишь отпуск цен), стали первой химерой рождающейся «российской государственности». К концу 1992 года Ельцину, поверившему в возможность проскочить «на всех парах через болото», но столкнувшемуся с болотом каким-то «неправильным», пришлось испытать великую досаду. Парламент, давший ему для проведения реформы годовые дополнительные полномочия, не счел целесообразным их продлевать. А президент уже вошел во вкус «указного права», почувствовал себя самодержцем… И на помощь был призван образ вредителей, вяжущих по рукам и ногам героя, ведущего свой народ в светлое завтра…

    Эту версию о «ставших коммунистическими» Съезде и Верховном Совете, «препятствующих реформам» и распущенных, чтобы реформы «пошли быстрее», Ельцин изложил Клинтону 21.09.1993 после издания Указа № 1400. И хотя, по его словам, «оппозиция постарается не признавать то, что случилось», «люди все это поймут, особенно интеллигенция».

    Про «людей» Ельцин, конечно, погорячился (гайдаровский «Выбор России» после переворота с треском проиграл ЛДПР выборы-1993 в новый представительный орган – Госдуму), но про интеллигенцию – знал, что говорил. Рекрутинг «творческой интеллигенции», безмерно благодарной Ельцину за победу над путчистами и готовой пуститься за спасителем во все тяжкие, успешно состоялся еще весной 1993-го – эпоху несостоявшегося импичмента и референдума со слоганом «Да-Да-Нет-Да».

    ***

    Чтобы за деревьями не упустить леса я еще раз отмечаю: наша цель в данной части работы – показать, как из манипулируемого слияния во взаимном экстазе власти и «либеральной интеллигенции», с энтузиазмом взявшей на себя миссию всемерной помощи герою-освоботителю-президенту, рождалось чудище современного гибридно-самодержавного режима. В интервью Радио Свобода от 29 сентября 2013 г. Андрей Илларионов отмечает средства манипулирования, к которым вынуждены были прибегнуть с помощью масс-медиа «реформаторы», чтобы остаться у власти:

    «…Характеристики парламента как "коммунистического", "красно-коричневого" – это специально изобретенные этикетки, нацеленные на дискредитацию того единственного состава российского парламента, который принял решения по осуждению коммунистического тоталитаризма и реабилитации его жертв… Применявшиеся Гайдаром и Чубайсом манипулятивные технологии смогли-таки дискредитировать парламент, занимавшийся восстановлением исторической справедливости и защитой, насколько это было возможно, бывших узников ГУЛАГа»https://www.svoboda.org/a/25121094.html.

    Но и по сейчас «либералы» и не думают отказываться не только от мифа о «спасении демократии от красно-коричневой чумы» в октябре 1993 (публикуя всякий раз в подтверждение этого фото «защищавших» Белый дом баркашовцев), но и от мифа о «всенародно принятой на референдуме» Конституции-93, которая, по действовавшему на тот момент закону, принята не была, так как за нее проголосовало 33% от списочного состава избирателей.

    Борис Вишневский оканчивает свою статью «К несменяемому самодержавию» (Новая газета. 27.07.2020. № 79), написанную по следам принятия «поправки к Конституции», следующими словами:

    «Выходом из положения является не просто отказ от этих изменений (принятие которых к тому же сопровождалось чудовищными фальсификациями).

    Выходом из положения является отказ от самодержавия.

    Да, почти все надо начинать сначала.

    И важно не повторить прежних ошибок». 

    Но чтобы не повторять ошибок и отказаться от самодержавия на деле, «либералы», стоявшие у истоков переворота 1993 года, закончившегося принятием самодержавной Конституции-93, должны, для начала, отказаться от собственной лжи. А они этого делать вовсе не собираются.

    ***

    Итак, «либеральной интеллигенции» недосуг было разбираться, в чем источник вдруг возникшей конфронтации парламента и исполнительной ветви, реализующей программу реформ (Ельцин, Гайдар, Чубайс). А между тем, этим источником явился ключевой момент зачатия некой грандиозной аферы, которая запустила всю последующую цепочку социальной и моральной деградации общества (см. статью «Гипноз Гайдара» – http://lebed.com/authors.htm). И вот, начиная с того момента, с вероломного запуска ваучерной приватизации, можно уже особо не прислушиваться к тому, как власть объясняла свои решения и действия. Осознанный или нет, но мотив в ее действиях будет прослеживаться, как и весь последующий период, только один: удержание власти любой ценой. Репетиция предстоящей узурпации пройдет в апреле 1993-го.

    «Накануне 1993 г. стало ясно, что утверждения рынка не только не произошло, но что страна находится в начале нового "переходного периода", конца которому пока не видно… И политики, и экономисты все чаще использовали термин "обман" при сравнении того, на что было ориентировано население изначально, и тем, что позже правительство ставило себе в заслугу» – так характеризуют этот этап историки (https://history.wikireading.ru/37703). Согласно данным правительственного доклада, опубликованного 29.10.1992, треть из 148 млн россиян оказалась за чертой бедности (независимые источники называли цифру намного выше), рост цен за 9 месяцев составил 1300%, падение производства – 18%. По опросам в наиболее прореформаторской Москве 40% участников высказывались за отставку правительства. И в этих обстоятельствах, с первого работы VII съезда народных депутатов РФ (1.12.1992), Ельцин взял курс на перенаправление общественного недовольства с «реформаторов» – на представительный орган, якобы препятствующий проведению реформ. А так как орган этот и его полномочия определяла Конституция, ее также определили в «противники».

    Так возник доныне процветающий «либеральный» миф о том, что представительный орган вредил реформам уже потому, что являлся порождением еще «коммунистического режима», поскольку его выборы происходили до изъятия из Конституции нормы ст. 6 о КПСС, как «руководящей и направляющей силы советского общества». Спекуляция эта построена на незнании людей о том, что те главы Конституции, которыми устанавливалась система представительных органов власти (Советов) и избирательная система были полностью изменены ее редакцией от 27.10.1989 г. – одновременно с принятием нового Закона «О выборах народных депутатов РСФСР». Никаких упоминаний о КПСС и ее роли в новых нормах ничего уже не было вообще! И победу на этих выборах одержал избирательный блок «Демократическая Россия», руководимый Гавриилом Поповым, Сергеем Станкевичем и Николаем Травкиным (все – выходцы из КПСС). И именно при его поддержке, 29.05.1990, на I Съезде народных депутатов РСФСР один из тогдашних пока еще «коммунистов» Б. Ельцин был избран Председателем Верховного Совета…

    Такой же фикцией была и «коммунистичность» Конституции РСФСР, которая уже в послепутчевой редакции от 01.11.1991 представляла собой полноценную «президентскую» конституцию с полным разделением властей (а в редакции от 21.04.1992 из нее исчезли последние упоминания чего-либо «социалистического» и «коммунистического»). Проблема была лишь в том, что такой тип конституции, как показали последующие события, значительно опережал правосознание общества и его элит…

    Догадываясь о том, что на Съезде придется держать ответ за несбывшиеся обещания, Ельцин решил, что единственный способ сохранить власть – это начать борьбу на уничтожение той силы, которая единственно ограничивала его самодержавные возможности, во вкус которых он уже вошел. И потому выбрал ультимативную линию поведения, от которой уже не отступал, до уничтожения парламента вместе с Конституцией. 11.12.1992, на следующий день после отказа Съезда в продлении Ельцину дополнительных полномочий и в утверждении Гайдара Председателем Совета министров (должность которого он временно исполнял по Указу Ельцина уже полгода), Ельцин выступил с обращением к народу, где обозначил представительный орган как врага, наследника путчистов, не дающего ему спасать страну:

    «Реформы, которые уже в течение года проводятся в России, находятся в серьезной опасности. На Съезде развернуто мощное наступление на курс, проводимый Президентом и правительством, на те реальные преобразования, которые удерживали страну все последние месяцы от экономической катастрофы. То, что не удалось сделать в августе 1991 года, решили повторить сейчас и осуществить ползучий переворот».

    Так парламенту было четко предъявлена дилемма: либо вы сдаетесь и поддерживаете президента во всех моих начинаниях, либо – как с ГКЧП – арест и суд под народные аплодисменты... Теперь, при всех дальнейших переговорах между ветвями власти, на заднем их плане перед парламентом всегда маячил сценарий его разгона.

    ***

    С момента фактического объявления парламента вне закона его участь была предрешена. Россия не имела никаких традиций парламентаризма, зато имела мощнейшие традиции самодержавия. Подготовка к перевороту началась с «референдума», целью которого являлось создание видимости легитимности последующего. В «Независимой газете» сотрудник Гарвардского проекта по укреплению демократических институтов О. Антоненко писал:

    «…Референдум, намеченный на 11 апреля, можно отнести к разряду плебисцитарных референдумов, который, как было отмечено выше, представляет собой один из наименее эффективных и противоречивых его видов. Если такие референдумы и могут быть достаточно эффективны в ситуации определенной политической стабильности, то в противном случае очевидна их деструктивная роль». Не все высказывались прямо, но все при этом понимали: сутью такого наполовину плебисцитарного референдума станет последующее истолкование его результатов. Так оно вскоре и случится: путем лживого, противоречащего решению Конституционного Суда истолкования, этими результатами будет «обосновываться» последующее уничтожение парламента…

    День заседания Съезда 28.03.1993, на котором решался вопрос об объявлении Президенту импичмента, стал днем созванного массированной пропагандой триумфального шествия сторонников президента во главе с Глебом Якуниным, Еленой Боннэр и Егором Гайдаром по украшенной соответствующим образом Тверской к Васильевскому спуску. Там состоялся многотысячный митинг, с плакатами, требующими ареста Степанкова, Зорькина, Хасбулатова, Руцкого, и лозунгами: «Лучше один нормальный диктатор, чем 475 дебилов!», «Президент! Они понимают только язык силы!»… Вышедший к митингу во время перерыва в работе съезда Ельцин был встречен восторгом и требованием «разогнать съезд». И Ельцин объявил, что не подчинится решению депутатов в случае объявления импичмента…

    Импичмент не прошел: депутаты уже понимали, чем это им грозит. И все четыре остающиеся до референдума недели шла неслыханная кампания зомбирования под лозунгом «Да-Да-Нет-Да».

    Остановимся на двух публикациях в «Независимой газете» от 30.04.1993, в которых Ирина Петровская и Виктор Топоров делятся своими впечатлениями об этом происходившем в медиапространстве шабаше.

    ***

    «Девочка, что ты хочешь: чтобы тебе оторвали голову или поехать на дачу?»

    Этот вопрос героини Фаины Раневской из фильма «Подкидыш», упомянутый академиком Петраковым при анализе предреферендумных опросов, вспомнила и Ирина Петровская, анализируя программу «Общественное мнение»:

    «Убеждать несознательных зрителей в том, как плохо было раньше, со всем артистическим пылом принялся Олег Табаков. До него столь же патетически с народом общались другие… представители передового отряда творческой интеллигенции, срочно призванные телевидением на подмогу: их аргументы, в основном, мало отличались от “убедительных” аргументов героини “Подкидыша” в пользу поездки на дачу.

    При подборе участников учли вкусы и эстетические пристрастия разных слоев населения. Белла Ахмадулина была грамотно “уравновешена” Людмилой Зыкиной. Андрей Нуйкин – Верой Васильевой. /…/

    Творческая интеллигенция в эти дни активно демонстрировала, что артист в России – больше, чем артист, режиссер – больше, чем режиссер, а рок-певец – значительно больше, чем просто исполнитель популярных песенок. “Вы готовы идти за мной?” – выпевал, приплясывая на трехцветном российском стяге кудрявый “попсовый” лидер Сергей Минаев. За его спиной на огромном экране, дабы зритель уяснил, что идти следует вовсе не за Минаевым, а за другим лидером, возникал президент, вскидывающий мощный кулак: “Но пасаран!”»

    10 лет спустя Игорь Минтусов, с 1992 года возглавляющий центр политического консультирования «Никколо М», вспоминал:

    «До 1993 года никто в стране не знал, что такое политическая реклама. Разработка речитатива "Да-да-нет-да" была важным коммуникационным решением, которым мы гордимся. Оно было из области рекламы — не разъяснять суть поставленных вопросов, а внедрить в общественное сознание: приходите и голосуйте так, если любите президента. В 1996 году этот прием был повторен во время кампании "Голосуй или проиграешь"» (Илья Барабанов. Безответный референдум. «Коммерсантъ». 25.04.2013. №73

    https://www.kommersant.ru/doc/2177906). (Как «этот прием был повторен» в 1996 году прекрасно описано в книге: Михаил Зыгарь. Все свободны. История о том, как в 1996 году в России закончились выборы. М.: 2021.)

    А знаменитая диссидентка Валерия Новодворская так описывала в своей книге «либеральную» политическую деятельность того периода:

    «Всю долгую весну и лето мы тянули за рукав Президента, упрашивали, уговаривали, даже хамили с горя. Мы ничего не боялись и ждали, когда же он ударит в набат.

    И вот проходит апрельский референдум, и получен мандат на разгон Советов» (Над пропастью во лжи. М. 1998).

    Да, как и предполагали независимые наблюдатели – весь вопрос заключался в «нужной» интерпретации результатов – праве на переворот. Многие ли из распропагандированных граждан понимали, что их ответ «да» на вопрос о доверия президенту будет им представлен как поддержка в осуществлении силового переворота? И это при том, что в 12 из 19 республик, в которых проводился референдум, политика президента не была поддержана…

    Что же касается «мастеров халтуры», как назвал свою статью Виктор Топоров, то… Полезно вспомнить:

    «Нравственное саморазоблачение творческого истеблишмента, растиражированное на всю страну голубым экраном, – предварительный (и пока главный) итог Пасхальной недели. Может быть, вы и правы в своем выборе – но в своем угодничестве вы не правы. И вдвойне не правы, когда тщитесь выдать его за отважное служение идеалам демократии. /…/

    Литературе и искусству необходим просвещенный паразитический слой. На худой конец, сойдет и непросвещенный. Лишь бы платил, заказывал, угощал. Там слоем была номенклатура КПСС. И вдруг все это рухнуло.

    Вот почему так льнут мастера к Ельцину – они прозревают в нем деспота, они умоляют его стать деспотом (надеясь, что деспотом он окажется просвещенным, потому что они его просветят). Вот почему так обхаживают скупщиков краденого и торговцев воздухом – паразиты уже завелись, осталось отвлечь их эстетические идеалы и химерические капиталы от тотального увлечения гениталиями. Впрочем, если “вы хочете гениталий”, то “их есть” и у мастеров. /…/

    И вот вам, мастера, прогноз: деспот (каковою бы не оказалась его фамилия), устояв и укрепясь (и даже вновь зашатавшись), призовет не вас… Ему со всею неизбежностью потребуются не те, кто умеет высмеивать, а те, кто умеет славить». 

    ***

    За всем этим шабашем, за последующими взаимными интригами и провокациями шел и очень сущностный процесс. 29.04.1993 Ельцин представил главам субъектов Федерации «президентский» проект новой Конституции. Но главное заключалось даже не в том, что именно он представил, а как:

    «Почти полтора года мы работали в условиях жесткого противостояния со стороны съезда и Верховного Совета. Последнее время был взят курс фактически на политическое уничтожение и президента, и правительства, на полное блокирование экономической реформы. Все должны понимать, что теперь и президент, и правительство под защитой народа. Решения, которые противоречат воле народа, кем бы они ни были приняты, впредь не подлежат исполнению и должны быть отменены. Съезд и Верховный Совет должны определиться: либо они поддерживают курс президента и правительства, либо эти органы вступают в конфронтацию уже с самим народом» (Известия. 30.04.1993 г. № 81 – https://yeltsin.ru/day-by-day/1993/04/30/24012/).

    Для «окончательного решения» вопроса о самовластье Ельцину оставалась самая малость – убедиться в поддержке статусными представителями той самой «интеллигенции», о которой он упомянет в своем ночном разговоре с Клинтоном после издания Указа № 1400.

    Понять, каким образом у классического популиста Ельцина, демонстрировавшего в начале своей «перестроечной» карьеры озабоченность судьбой «простых людей», вдруг их место полностью заняла «творческая интеллигенция», очень легко. С одной стороны, эпоха гласности вынесла на поверхность и закрепила в качестве истины «либеральный» миф о том, что виною семидесяти лет прозябания в «совке» были «шариковы», представляемые не как маргинальные «климы чугункины», а как вообще «пролетарии», люди производственной социальной страты. Никакой досоветской «любви к простому народу» – если только не к «жертвам сталинизма» – новый, постсоветский «либерализм» уже не допускал. И до тягот «шоковой терапии», ударившей прежде всего по низам общества, им было дела тем меньше, чем бóльшие возможности достатка открывала перед ними свобода самовыражения и передвижения.

    С другой стороны, Ельцин очень быстро обнаружил, каково быть в положении, когда народ перестает видеть в тебе «борца с привилегиями», а начинает спрашивать за внезапное обнищание. Первый такой эпизод известен нам из рассказа Бориса Немцова о посещении Ельциным рынка в Нижнем Новгороде в начале 1992 года:

    «- Борис Николаевич, пенсии никакие, а масло 207 рублей! За неделю – в 50 с лишним раз!

    - Но его не было, а теперь есть…

    - Пусть лучше по талонам, понемножку! А что толку, что теперь все есть, не укупишь же: месячная зарплата – килограмм масла!

    Ельцин поворачивается ко мне:

    - Кто установил эти грабительские цены?

    Я, поскольку был абсолютно молодой, отвечаю:

    - Это сделали Вы.

    - Как я?!

    - Вы. Вы подписали указ о свободных ценах и свободной торговле. Вот его результаты.

    Ельцин вдруг понял, что оконфузился» (Как мы открывали город: эпоха 90-х глазами нижегородцев / сост. Владимир Бессараб, Олег Рябов. Нижний Новгород. 2009).

    Второй эпизод относится к концу этого года (когда уже грандиозный «конфуз» вышел с его обещанием от 28.10.1991 «к осени 1992 года… – стабилизация экономики, постепенное улучшение жизни людей»). Это произошло, когда после своего знаменательного выступления 11.12.1992 в прямом эфире по поводу «ползучего переворота», Ельцин поехал на встречу с рабочими АЗЛК. Его пресс-секретарь Вячеслав Костиков вспоминал:

    «Расчет на энтузиазм рабочих не оправдался. Очевидно, что людям надоела затянувшаяся "склока" властей и они мало были склонны разбираться, кто прав, кто виноват. Для них и Ельцин, и Хасбулатов были новой властью. А при новой власти жить стало много трудней. Энтузиазма интеллигенции по поводу демократии рабочие явно не разделяли.

    Президента встретили напряженным ожиданием. Это явно контрастировало с теми публичными выходами в народ, к которым привык Ельцин, когда сам был в оппозиции к Горбачеву. У Бориса Николаевича была в кармане написанная речь. Но, уловив холодок, он не стал говорить по написанному. Сказал проще. Но он очень нервничал. Был не в лучшей физической форме.

    Заключительные слова: "Верю в вашу поддержку" – не вызвали энтузиазма.

    Думаю, что эта поездка оставила горький след в памяти Бориса Николаевича. Хождение в народ перестало приносить дивиденды. Я не помню, чтобы с той незадавшейся встречи президент выступал на встречах с пролетариатом. Это было уже не его поле» (Вячеслав Костиков. Роман с президентом: Записки пресс-секретаря. М. 1997. С. 80).

    Совсем по-иному, как мы видели, реагировала на Ельцина «творческая интеллигенция», причем, в диапазоне от бывших диссидентов до бывших советских «мастеров культуры». Единственный их упрек Ельцину был в том, что он слишком медлит с уничтожением пережитков коммунизма… И никак не разгонит Советы! Чуть позднее, в решающий момент Ельцин даст понять, как важно для него это «мнение граждан».

    ***

    План по уничтожению Советов, на что якобы была получена воля от населения, состоял в том, чтобы предложить им поддержать такой проект новой Конституции, в котором никаких Советов уже бы не было, а вместо республиканской формы правления фактически устанавливалась разновидность монархии. 5 июня Ельцин выступил на открытии образованного его Указом Конституционного совещания с докладом, где утверждалось, что «советский тип власти не поддается реформированию. Советы и демократия несовместимы» и что «в новой Конституции должен быть четко обрисован принципиально иной способ организации власти, и на этой основе в максимально сжатые сроки он должны быть реализован через выборы на федеральном уровне». Нетрудно догадаться, как отнеслись к таким заявлениям депутаты. Искусственно провоцируемое двоевластие шло к закономерному итогу.

    Диссидент, правозащитник и общественный деятель Вадим Белоцерковский, отказавшийся в 2014 году от полученного в перестройку российского гражданства в знак протеста «против превращения России в авторитарное и агрессивное государство», писал в Независимой газете от 27.05.1993:

    «Многие мои московские друзья негодуют: “Критикуя в своих статьях Ельцина и его команду, его реформу, ты льешь воду на мельницу красно-коричневых. Да, Ельцин далек от совершенства, но его противники еще хуже – коммуняки и фашисты! Ельцину нет альтернативы. Приходится выбирать наименьшее из двух зол. Как можешь ты, сторонник демократии, этого не понимать?!”

    А я не понимаю, как можно возвращаться к старому советскому образу мышления… /…/

    Принцип “наименьшего зла” неизбежно отбрасывает нас в царство лжи. Во имя будущего торжества Правды понуждает то и дело доказывать, что черное – это и есть белое. Я лично, например, не для того страдал всю жизнь от советской лжи… чтобы, например, доказывать, будто намерение Ельцина ввести “особый порядок управления” не есть переворот и узурпация власти. Или доказывать, что президентский проект Конституции не направлен к тому же самому»

    https://yeltsin.ru/uploads/upload/newspaper/nzv05_27_93/FLASH/index.html

    Вернемся в июнь 1993 года, когда еще многим казалось, что совместная выработка устраивающего всех проекта Конституции и порядка ее принятия еще возможны. Работу над новой Конституцией – до создания Ельциным Конституционного совещания – вела еще с 1990 года Рабочая группа Конституционной комиссии, возглавляемая Олегом Румянцевым. Но подготовленный проект явно не устраивал Ельцина; именно поэтому в конце апреля 1993 года им и было организовано Совещание с одновременным обнародованием «президентского» проекта Конституции. Как характеризует его Виктор Шейнис, один из участников Рабочей группы, а затем и Совещания, «этот проект действительно доводил власть Президента до абсурда и отводил парламенту и суду жалкие роли». И, разумеется, сколь-либо существенно повлиять на «президентский» вариант в складывающейся ситуации Совещанию не удалось. Как признает В. Шейнис, «мы не оценили должным образом, к чему может привести присутствовавшая уже в первых проектах и резко усиленная в окончательном варианте гипертрофия власти, сосредоточенной в руках президента… Ловушка была в том, что очевидные, казалось бы, элементы авторитарного персоналистского режима виделись тогда многим демократам не как зло, а как необходимый и неизбежный элемент преобразований» (все цитаты взяты из: Стенограммы, материалы, документы Конституционной Комиссииhttps://www.prlib.ru/item/726769).

    ***

    К августу 1993 Ельцин решил, что возня с Конституционным совещанием себя исчерпала. «Нам надо готовиться к решительной схватке, которая наступит в сентябре. Август надо использовать для артподготовки, в том числе в средствах массовой информации» – заявил он 12 августа на совещании представителей государственных телерадиокомпаний РФ и руководителей СМИ. В своей упомянутой книге «Над пропастью во лжи» В. Новодворская вспоминает об этом совещании:

    «Был уже август, и надо полагать, Ельцин решался... И я послала записку такого рода:

    “Дорогой Борис Николаевич!

    Почему Вы не разгоняете Советы? Мы Вас не предадим и пойдем за Вами, если понадобиться, на смерть.

    Валерия Новодворская и ДС”.

    Я видела, как он ее читал, как показывал Полторанину, как положил в карман.

    Я верю, что это облегчило ему прыжок в воду с моста… Это тогда он сказал про “артподготовку” и про то, что осенью мы будем приятно удивлены»http://indbooks.in/mirror3.ru/?p=373219.

    Эта записка «от общественности» легла, видимо, лыком в строку. Как и опубликованное в газете «Литературные новости» открытое письмо 36 литераторов, членов ПЕН-клуба и других уважаемых представителей «либеральной интеллигенции». Письмо решительно осуждало «преступную политику Верховного Совета» и требовало «провести досрочные, не позднее осени текущего года, выборы высшего органа законодательной власти». И 15 сентября – за 6 дней до издания Указа № 1400, группа авторов письма (в их числе Юрий Давыдов, Римма Казакова, Анатолий Приставкин, Лев Разгон, Мариэтта Чудакова, Андрей Нуйкин, Александр Рекемчук, Роберт Рождественский, Юрий Черниченко, Татьяна Кузовлева) были приглашены на встречу с Ельциным.

    «Эта встреча продолжалась пять часов – вспоминала Мариэтта Омаровна. – Президент готовился объявить досрочные выборы и явно нуждался в нашей поддержке».

    После этой встречи, что было Ельцину до сообщенных в тот же день Интерфаксом результатов всероссийского опроса жителей городов, по которым максимальный процент голосов был за досрочные выборы не только парламента, но и президента? –

    http://www.rusconstitution.ru/timestream/1993/09/

    Впрочем, сразу после издания Указа № 1400 Ельцин сделал вид, что учитывает мнение большинства и издал Указ от 23.09.1993 г. № 1434 «О досрочных выборах Президента Российской Федерации», назначив их на 12 июня 1994 г. Однако уже 09.11.1993 «Коммерсант» № 215 сообщил:

    «На субботней встрече с руководителями средств массовой информации Борис Ельцин сделал заявление о намерении отменить назначенные на 12 июня 1994 года досрочные выборы президента России. При этом он подчеркнул, что по истечении срока президентских полномочий в 1996 году не собирается вновь выставлять свою кандидатуру на высший государственный пост»…https://www.kommersant.ru/doc/64230

    Но и это «не собирается» – тоже стало обманом… Таков был естественный ход к последующей узурпации.

    Но это – потом. А пока, 5 октября, на фоне развернувшихся кровавых событий переворота, «либеральная интеллигенция» праздновала победу, публикуя знаменитое «письмо 42-х» (https://news2.ru/story/613371/). (Нет, никто позднее не раскаялся –

    https://www.colta.ru/articles/specials/708-pismo-soroka-dvuh-za-i-protiv). Среди этой вакханалии с трудом, но все же можно расслышать голоса, понявших смысл произошедшего:

    «"Да, переворот. Да, неконституционно. Ну и что?" – говорит А. Архангельский. А ничего! Кроме того, что все остальное – тоже пустое и вздор. И бывший Верховный Совет, и грядущая Государственная дума. И президент, будь то Ельцин или кто еще. И мэрия, и Моссовет... И – права отдельно взятого творческого интеллигента, у которого нет ни понятия о законе, ни малейшего желания культивировать законность. Все вздор и чепуха! Кроме, вероятно, исторической целесообразности, которую всякий волен понимать по-своему» (Виктория Шохина. Кровь на кончике пера. – http://www.ng.ru/specfile/2000-10-27/13_boloto.html).

    ***

    Переворот 1993 года иллюстрирует, насколько быстро «либеральная» элита российского общества способна терять демократические ориентиры и возвращаться в привычную самодержавно-холопскую колею. Но поскольку в инфопространстве существуют две диаметрально противоположных интерпретации трагической развязки конфликта в начале октября 1993 года: одна – «либеральная», насквозь лживая, и – «патриотическая», где правда перемешана с самыми нелепыми домыслами, – я представлю, далее, ряд богатых фактологией и находящихся во взаимном соответствии текстов на эту тему из заслуживающих доверия источников. Это даст каждому возможность самостоятельного анализа и осмысления тех событий. Представляю также тексты, содержащие правовой анализ последующего принятия Конституции-93. Все это должно обеспечить получение ответов на вопросы:

    - Как в действительности происходили массовые беспорядки, спровоцированные государственным переворотом Ельцина, и кто в них на самом деле участвовал.

    - Кто, почему и по чьей вине пострадал в этих событиях.

    - Почему Конституция-93 не является легитимной.

    - Почему она содержит в себе правовые основы самодержавия и не имеет никакого отношения к «разделению властей» и «правовому государству».

    1. Доклад Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября – 5 октября 1993 года – http://www.voskres.ru/taina/doclad-1993.zip

    Огромный документ, содержащий наиболее полную информацию о тех событиях.

    1. Интервью Олега Румянцева Станиславу Говорухину для программы «Час избирателя» (Первый канал, ноябрь 1993 г.) – https://rumiantsev.ru/a725/

    Ценное свидетельство одного из творцов Конституции-93 о событиях у Белого дома.

    1. Дмитрий Волчек. 14 дней гражданской войны. Радио Свобода. 23.09.2013. – https://www.svoboda.org/a/25113522.html

    Сокращенный вариант хроники московских событий сентября-октября 1993 года.

    1. Анастасии Кириленко. Вожак, который вел народ на бойню. Радио Свобода. 03.10.2013 -

    https://www.svoboda.org/a/25125031.html

    1. Мумин Шакиров. Правозащитник Александр Черкасов – о событиях осени 1993 года. Радио Свобода. 04.10.2010 – https://www.svoboda.org/a/2175750.html

    О том, кто входил в состав защитников Конституции и откуда взялись потери в вооруженных силах.

    1. Елена Лукьянова. Из истории беззакония (к вопросу о порядке проведения и результатах референдума 12.12.1993г.) «Независимая газета» 05.10.1999 –

    https://pandia.ru/text/79/232/38904.php

    1. Елена Лукьянова. Указное право как российский политический феномен // Журнал российского права. 2001. № 10 – https://znanium.com/bookread2.php?book=449638
    2. Андрей Маргулев. Естественная суверенная надобность –

    http://activatica.org/blogs/view/id/9481/title/estestvennaya-suverennaya-nadobnost

     

    (Продолжение следует)

     

Комментарии
  • ВС - 04.09.2021 в 08:08:
    Всего комментариев: 290
    Всё правильно! Давно пора, наконец, провести прямую линию от "либерастов" и Ельцина с ворами и "семибанкирщиной" 90-х до дней сегодняшних с Путиным. Тогда и выяснится, Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 3
    • Рожденный в СС - 04.09.2021 в 21:26:
      Всего комментариев: 186
      Прям как Петр Алексеевич с "прямыми линиями". Бинарное мышление прекрасно работает в булевой алгебре, но и вашей стилистике не откажешь: если сумел прямую линию Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
      • ВС - 05.09.2021 в 07:48:
        Всего комментариев: 290
        Рождённый в СС: А какой именно Пётр Алексеевич с "прямыми линиями"? Ума не приложу... Признаюсь, булеву алгебру изучал и использовал. Был грех. Но это тут при чём? В Показать продолжение
        Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
        • Рожденный в СС - 05.09.2021 в 20:36:
          Всего комментариев: 186
          Петр Алексеевич - та, ну тот самый, который первый и он же Великий. Вы не поняли фразы, в ней не об алгебре, но о бинарном мышлении. О "стилистике". Возможно и Ваше Показать продолжение
          Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 0
  • Рожденный в СС - 04.09.2021 в 21:08:
    Всего комментариев: 186
    Уж явно выпукло выступают фрустрации автора к "либеральной общественности" в форме прекрасного пассажа: "Либеральная мысль....сосредоточена на «разоблачалове» Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 2
  • ВС - 05.09.2021 в 08:23:
    Всего комментариев: 290
    Рождённый в СС: Будьте так любезны и назовите мне хоть одну страну, которая точно знает куда идёт. И куда придёт. Что такое "дорога прогресса" я и сам не понимаю. Это Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 2
    • Рожденный в СС - 05.09.2021 в 21:04:
      Всего комментариев: 186
      Допустим - Япония или страны строящие свою политику на национальной идентичности. Не следует вопрос доводить до крайностей, типа "точно знает" и "куда придет", ибо... Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
      • ВС - 06.09.2021 в 04:53:
        Всего комментариев: 290
        Настаиваю на полной ясности: ни одна страна и ни один народ не знает, что за дорога, по которой он в данный момент движется и тем более не знает, куда она приведёт. В Показать продолжение
        Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
        • Рожденный в СС - 07.09.2021 в 11:19:
          Всего комментариев: 186
          Ваше право конеч настаивать.... Ув ВС, читая ваши труды в моей голове настойчиво всплывают лекции профессора Чайникова, который грил: "Вы знаете,.... я не перестаю вами Показать продолжение
          Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Greg Tsar - 06.09.2021 в 00:57:
    Всего комментариев: 44
    Что это за слово странное такое "Мордор", которое Вы употребляете в качестве общепринятого? Нельзя ли ре-абревиатурить его для подобных мне непосвященных Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 3
    • redactor - 06.09.2021 в 03:22:
      Всего комментариев: 1059
      Почтенный Грег, вот сразу видно "человека раньшего времени", которых уже нет и скоро совсем не будет. Мордор - это вымышленная кошмарная страна из "Властелина колец" Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 1

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?